О том, что АО «Аккумуляторный завод «Ригель» может быть продано, говорят уже не первый год. Предприятие находится в перспективном для застройки месте — на улице Профессора Попова. Сегодня стоимость квадратного метра квартир в этом районе составляет порядка 200−350 тыс. рублей.

Удачная сделка фрагмент картины Квентина Массейнса. Сборщики податей
Удачная сделка фрагмент картины Квентина Массейнса. Сборщики податей

Однако раньше руки у совладельцев акционерного общества, желающих продать завод, и девелоперов были связаны — по инициативе председателя Законодательного собрания Петербурга Вячеслава Макарова 4,8 гектара земли (из 7,5 гектара), где находится предприятие, были включены в перечень зеленых зон общего пользования, что не давало права застраивать территорию.

Теперь по решению Верховного суда «зеленый» статус с участка снят — а значит, никаких препятствий больше нет. И казалось бы, в чем опасность жилой застройки, да и к чему склады и производственные цеха в центре города? И все было бы намного проще, если бы, во-первых, площадку решили перенести в более подходящие районы, а не избавиться от нее, а во-вторых, если бы направление производства литий-ионных аккумуляторов шло на спад и «Ригель» был рядовым коммерческим предприятием, а не заводом, входящим в структуру отечественного оборонного комплекса.

Здание «Аккумуляторной компании Ригель» в Санкт-Петербурге
Здание «Аккумуляторной компании Ригель» в Санкт-Петербурге
Rigel.ru

Имперское наследие

Завод по производству аккумуляторов, который позднее получил название «Ригель», был первым предприятием по созданию такой продукции на территории России. Компания была основана в августе 1897 года как акционерное общество «Русских аккумуляторных заводов «Тюдоръ». Фактически от «Тюдора», а позже «Ригеля» пошло развитие всей аккумуляторной промышленности как России, так и теперь уже стран СНГ.

В 1920-е годы на заводе было освоено серийное производство первых отечественных аккумуляторов для электрокаров, в 1930-е — первых отечественных аккумуляторов для электровозов. Затем к этому списку добавилось серийное производство щелочных аккумуляторов, массовое производство никель-железных аккумуляторных батарей для железнодорожных вагонов, а также серебряно-цинковых аккумуляторов большой емкости для торпед.

С таким набором завод смог пережить и перестройку, и развал СССР. Конечно, дожить до сегодняшних дней предприятию позволила отечественная «оборонка». Около 95% продукции завод до сих пор выпускает по госзаказу, а остальные 5% приходятся на продукцию двойного и специального назначения. «Ригель» производил и производит аккумуляторы и аккумуляторные батареи для вооружения и военной техники (атомных и дизельных подводных лодок), транспорта, систем автономного и бесперебойного питания, средств связи, вычислительной, бытовой техники.

Аккумулятор «Ригель»
Аккумулятор «Ригель»

В списке заказчиков, по данным «Спарк», Минобороны (в основном Главное управление глубоководных исследований), Минпромторг, «НПП «Рубин», АО «НИИЭФА», Институт проблем морских технологий ДВО РАН и ряд других организаций. Причем предприятие производит оборудование не только для серийной военной продукции, но и для опытных и экспериментальных военных образцов.

Помимо прочего, на базе завода создан Центр науки, технологий и развития (ЦНТР), который занимается научно-техническим обеспечением серийно выпускаемой продукции, а также разработкой новых изделий практически во всех областях химических источников тока, говорится на сайте компании.

Но главная проблема состоит в том, что, поскольку «Ригель» изначально выступал как монополист (что было свойственно советской системе), часть продукции предприятия в стране больше никем не производилась и, как вышло, не производится.

Своего нет, а чужого нам не надо

О появлении жилых домов на территории предприятия заговорили в 2016 году. Тогда спикер ЗакСа Вячеслав Макаров после обращения настоятельницы Иоанновского ставропигиального женского монастыря, который находится рядом с заводом, направил запрос губернатору Петербурга, где говорилось, что компанией «Ригель» были проведены «подготовительные работы в целях дальнейшего получения градостроительного плана и реализации проекта по строительству многоэтажного здания». Производитель намеревался провести реконструкцию существующего здания, как писали СМИ, речь шла об одноэтажном складе.

Храм Двенадцати Апостолов Свято-Иоанновского ставропигиального женского монастыря. Санкт-Петербург
Храм Двенадцати Апостолов Свято-Иоанновского ставропигиального женского монастыря. Санкт-Петербург
Andrew Zorin

Позднее это дело и вылилось в историю про перечень зеленых зон — именно так планировалось остановить владельцев предприятия от возведения многоэтажки, которая, по мнению настоятельницы монастыря и городских чиновников, «нанесла бы урон целостности ансамбля».

По данным источников, идея уже не о возведении нового здания, а о продаже предприятия стала активнее прорабатываться совладельцами компании после смерти основного собственника Юрия Быстрова в 2017 году. «Необходимо понимать, что, допуская импортные батареи на российский рынок, мы фактически способствуем проникновению импортной элементной базы из других стран», — заявлял Юрий Быстров еще в начале 2010-х годов.

Однако в результате именно такой исход может оказаться наиболее реалистичным. Официально информация о каких-либо планах по переносу мощностей предприятия на другие площадки отсутствует. К тому же необходимо понимать, что создание с нуля подобного завода будет стоить многомиллиардных инвестиций, на что компания вряд ли решится без помощи государства. А значит, в зоне риска не только сотни специалистов предприятия, которые могут остаться без работы, но и ряд направлений отечественного военно-промышленного комплекса — часть продукции предприятия не имеет отечественных аналогов, а международная ситуация не позволяет закупать их за границей.

Заброшенный завод
Заброшенный завод

Обратная логика

Если оставить за скобками тему гособоронзаказа, сворачивание деятельности «Ригеля» несет в себе риски для бизнеса и в целом подающих надежды направлений российской экономики. Складывается парадоксальная ситуаци: в России первый в стране производитель литий-ионных аккумуляторов находится на грани закрытия, в то время как во всем мире данный сегмент производства входит в список самых перспективных. Драйверами роста выступает появление новых бытовых электрических устройств и, что куда важнее и масштабнее, — развитие рынка электрических автомобилей. Причем «Ригель» освоил данное направление куда раньше партнеров Илона Маска — еще в начале прошлого века, когда такие машины только начали появляться в мире.

Производители автомобильных компонентов рассчитывают, что рынок систем электрического привода в ближайшие годы вырастет в несколько раз. Только немецкая компания Bosch ожидает, что к 2025 году ее оборот в сфере производства аккумуляторных батарей увеличится до 5 млрд евро. В игру уже давно вступили мировые гиганты — Panasonic, LG Chem и Samsung SDI, китайская BYD, которые поставляют аккумуляторы автопроизводителям в США, Азии и Европе.

Несмотря на то, что в Россию электрическое будущее придет не скоро, шансы подготовиться к переменам на рынке или успеть ухватить малую часть рынка присутствуют. В таких условиях не стоит забывать, что в Петербурге находятся автомобильные заводы трех азиатских компаний — Hyundai, Nissan и Toyota, которые ведут активную политику электрификации. Более того, отечественные компании также работают над проектами гибридных и электрических машин — группа ГАЗ, КамАЗ, «Волгабас» и многие другие. Что уж говорить о производителях мобильных телефонов, компьютеров, планшетов и многих других товаров, имеющих сверхвысокий спрос на рынке.

Электромобиль на зарядке
Электромобиль на зарядке

О развитии бизнеса в длительной перспективе говорить трудно, когда проекты живут без инвестиций, а предприятия с большой историей становятся балластом. И хотя история «Ригеля» — больше про государство (именно госзаказы и оборонную промышленность), чем бизнес в чистом виде, судьба данного предприятия как ничто лучше отражает отношение всех участников к вековой истории и собственным отечественным разработкам.