С приближением 8 декабря тема углубления белорусско-российской интеграции становится все более популярной у белорусских экспертов, которые позиционируют себя как рупоры официального Минска. Это и понятно — железобетонное молчание Москвы, высеченное в граните, в ответ на любые эмоциональные экзерсисы из Минска больше всего напрягает белорусские власти.

Россия и Белоруссия
Россия и Белоруссия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Это и понятно — линия Михаила Бабича как спецпредставителя Владимира Путина даже за короткий срок его пребывания в Минске показала свою чрезвычайную эффективность и захватывает все новые ниши не только в союзной интеграции, но и во внешней политике Москвы на постсоветском пространстве.

И это правильно — «мягкая (лайковая) сила» МИДа страны нуждается в железном кулаке военно-экономической мощи. Иначе перчатка будет просто болтаться на ветру, следуя очередным порывам геополитического атмосферного фронта, чему было достаточно примеров в «благословенные» козыревские 90-е.

Встреча Министра иностранных дел Белоруссии Владимира Макея с Министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Москва
Встреча Министра иностранных дел Белоруссии Владимира Макея с Министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Москва
Mfa.gov.by

Соответственно, данная эффективная политика и будет продолжена. И белорусские эксперты во многом признали правильность подобного подхода — деньгам нужен счет, правильный бухгалтерский учет и контроль. А реализация данных подходов возможна только в рамках той модели углубления союзной интеграции, которая предлагается Москвой.

Вот, например, давайте разберем, что пишет очередной белорусский эксперт:

«В идеале Беларусь желала бы получить собственные ниши на российском рынке в сфере мясо-молочной продукции, машиностроения и пр. То есть речь идет о ведении согласованной агропромышленной политики, когда Минск получит свой участок задач в России и не будет сталкиваться с проявлениями конкуренции, которая часто бывает недобросовестной. Естественно, при таком понимании процесса, когда белорусская индустрия будет фактически работать на Россию, в Минске считают справедливым требовать внутрироссийские цены на энергоносители».

На что здесь интересно обратить внимание.

Во-первых, белорусский эксперт предлагает российскому руководству создать в России такие условия для продвижения белорусской продукции, которых не имеют даже российские производители. Такой своеобразный вариант «белорусские это те же русские, только со знаком качества».

Российская таможня
Российская таможня

То есть российские производители в лице коммерческих предприятий, например, возьмем ту же мясо-молочку, должны пахать за свою долю рынка, внедрять за десятки миллионов долларов новые технологии, закупать целые стада в Европе, Австралии, Новой Зеландии и так далее, биться за каждый процент прироста рынка, а белорусским предприятиям ничего этого делать не надо будет.

Им, с барской руки в рамках концепции «Россия же щедрая душа», Кремль должен отвесить кусок рынка, на который российские компании допускаться не будут, ну, чтобы конкуренции не было — «когда Минск получит свой участок задач в России и не будет сталкиваться с проявлениями конкуренции», как пишет грамотный эксперт.

Вот тогда-то и заработает белорусский продовольственный офшор по полной программе — сухое европейское и китайское молоко, польское мясо, «белорусская горбуша» и так далее и тому подобное потечет в Россию такими объемами, что можно будет смело говорить: ну вот видите, не выдерживает российский сельскохозяйственный сектор конкуренции с белорусской товарной массой, выработанной на фермах Евросоюза, Нового Света и так далее.

Пустячок только один остается без ответа — почему на российском рынке для белорусских экономических субъектов должны действовать правила на порядок лучшие, чем для своих собственных предприятий?

Белорусские продукты
Белорусские продукты
© ИА REGNUM

Естественно предположить, что если Минск хочет «свой участок задач в России», то и Россия может захотеть иметь «без конкуренции» «свой кусок задач в Белоруссии». Скажем, в объеме пропорции размеров сельскохозяйственного производства, чтобы по-честному было, то есть примерно 90−95% к 5−10%. И, естественно, без конкуренции, особенно в виде конечного продукта на полках магазинов.

Готова ли белорусская сторона «без конкуренции» отдать 95% своих промышленных рынков российской — в соответствии с размерами экономик? Из приведенного текста ответа данного эксперта это следует в самой прямой и непосредственной форме — раз такой вариант предлагается России для белорусской товарной массы, значит, аналогичных принципов эксперт придерживается и в плане правил доступа российской товарной массы на белорусский рынок. По-честному.

Во-вторых, из тезиса эксперта «естественно, при таком понимании процесса, когда белорусская индустрия будет фактически работать на Россию, в Минске считают справедливым требовать внутрироссийские цены на энергоносители», который мы всячески поддерживаем, естественно следует ответный тезис:

Если белорусская индустрия «будет работать на Россию», то чтобы этот процесс приобрел законченный характер, то и все заработанное в России, в том числе прибыль от продаж на российском рынке, в этом случае она должна оставлять в России. Иначе какой-то абсурд получается — работать белорусские предприятия в России хотят по условиям даже лучше, чем российские, даже без конкуренции, как пишет эксперт, вообще хотят работать, а все заработанное будут выводить из России в Белоруссию.

Какая ж тут работа на Россию? Такой подход называется скорее наоборот — заработать на доверчивой России.

Лукашенко и муза прибыли
Лукашенко и муза прибыли
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Поэтому, видимо, тут все же противоречие вкралось в рассуждения нашего эксперта — белорусские предприятия работают не на Россию, а на Белоруссию, используя в собственных частных коммерческих и финансово-экономических интересах гигантские возможности внутреннего российского рынка. Да, а за это надо платить или нет? Вопрос вопросов, не каждый эксперт на такой вопрос сможет ответить.

Но эксперт видит лишь то, что хочет видеть. А главная цель в рамках его трактовки «интеграции» — это внутрироссийские цены на энергоресурсы. Не понимает человек при этом, что «внутрироссийскими цены на энергоресурсы» являются потому (сложная задача, не каждый Кличко ее сможет решить, и то — не каждый день), что действуют внутри России. Внутри, а не вне России или в Союзном государстве.

Хотите внутрироссийских цен, как говорится, велком или добро пожаловать. А то официальный Минск хочет вести «самостоятельную внешнюю политику», быть самостоятельным государством, поучать, где попало, Россию — что и как делать, а получать энергоресурсы по тем ценам, что действуют в другом государстве. Тут, как говорится, определиться надо. Хотите ресурсы по внутрироссийским ценам — велком, не хотите — тогда бухучет и анализ, бухучет и анализ — у Бабича уже все готово, только отмашки ждет.

Конечно, как мы видим, в рассуждениях эксперта много противоречий и недомолвок, но основной вектор правильный — углубленной союзной интеграции быть, притом по понятным и четким правилам, в этом случае и реализуются пожелания эксперта о том, чтобы Белоруссия стала «витриной» Русского мира.