Как это часто бывает, понять уровень счастья и даже реальное положение вещей помогают внезапные события, на первый взгляд выглядящие негативно. Вот, например, СМИ дружно начали сокрушаться сложными временами из-за падения за девять месяцев текущего года доходов от экспорта нефти на 4% или на целых 90 млрд долларов. Хотя в натуральных показателях объём её экспорта к аналогичному периоду 2018 года даже вырос на 3,5% до 197,6 млн тонн.

Нефть
Нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

В общем, топливно-энергетические товары по прежнему составляют 63,4% совокупного российского экспорта, и это как бы совсем не радует. Хотя такое и не говорится прямо, однако намёк на отсутствие успехов в слезании с нефтяной иглы — более чем прозрачный. Успех, конечно, есть, но очень маленький, всего 0,3% снижения доли этой товарной группы.

Однако если взглянуть в первоисточник — отчет Федеральной таможенной службы РФ за январь-сентябрь 2019 года, картина предстаёт несколько иной. Приведённые журналистами цифры безусловно верны, только названы они, скажем мягко, не полностью, и круглое тут изрядно смешано с зелёным.

Да, по нефти действительно наблюдается некоторый спад. Вызван он общей конъюнктурой рынка. В прошлом году мировые цены на чёрное золото колебались у отметки в 70−80 долларов, тогда как в 2019 они просели до 60. Так что удивляться нечему. Плюс необходимость компенсации потерь в истории с испорченной нефтью.

Но главное — это договоренности с ОПЕК, из-за которых мы сократили добычу нефти, чтобы поддержать цены.

Это потянуло за собой и газовую выручку, ценообразование в которой также завязано на нефтяную котировку. Недобрали 31 млрд долларов. Да и экспорт сократился на 3,7%. Но тут дело осложняется тёплой погодой. В норме сейчас Европа уже должна во всю топить, чтобы греться, а она продолжает сидеть с полными ПГХ и в дополнительных закупках не нуждается.

Но вот дальше, про 63% топливно-энергетических товаров — это уже некоторая ловкость рук. Потому что в эту цифру входит не только нефть с газом, но и продукты переработки нефти (все виды топлива и масел), а также готовая электроэнергия, которую в один ряд с сырьем ставить, мягко скажем, неуместно. Уж слишком высокотехнологичный товар. Глубже его перерабатывать некуда.

А за 10 месяцев текущего года одного только электричества мы продали мало того что на 665 млн долларов, так ещё и на 13% больше, чем годом ранее. Единственное, что действительно может печалить, это снижение объёмов выручки от нефтепродуктов, но даже с этим общая выручка по данной категории составила 49,3 млрд долларов или треть от общей суммы по ТЭТ в целом.

«Газпром нефть»
«Газпром нефть»
Gazprom-neft.ru

Таким образом, общая доля именно «нефтегазовой иглы» фактически составляет лишь 42%, а неэнергетические товары, включая продовольствие и не включая услуги с прямыми инвестициями, соответственно, достигла 48%. Правда этого, похоже, мало кто заметил.

Как и многого другого. Возросли объёмы экспорта алюминия и ферросплавов. Увеличилась доля химической продукции. В первую очередь минеральных удобрений, а также лаков и красок. Существенно поднялся (до 5,9% от общего объёма) экспорт машин и оборудования. На 27% в деньгах и на 32,6% в штуках расширился экспорт легковых автомобилей. Грузовых — несколько меньше: до 4,5% и 14,1% соответственно.

Иными словами, мы уже имеем нормальную многоукладную экономику со множеством направлений, каждое из которых по отдельности нефтегазовый объём пусть и не перекрывает, однако в сумме его вполне уверенно перевешивают.

Так что даже относительно негативные тренды по отношению к прошлому году хоть и дали в целом, на круг, снижение профита на 16,4 млрд долларов, однако картину в целом показали вполне позитивную. Внешнеторговое сальдо всё равно осталось положительным — 133,3 млрд долларов. И несырьевые сектора демонстрируют хорошую динамику. Но кому это интересно?! Главное же, что по нефти просели, верно?