Украина становится «землей коммерческих тайн». Хотя почему только коммерческих? Российско-украинская война, «назначенная» украинской политической мыслью в 2015—2016 годах, не может не вызывать теоретического когнитивного диссонанса у любого вменяемого политолога. И речь не о том, что война «необъявленная» — это как раз неудивительно. Войны, после Второй мировой, все чаще предпочитают дипломатично называть «силовым конфликтом». Но в структуре любой войны есть элементы, которые, собственно, и определяют статус. Это прекращение дипломатических контактов (I), остановка торгово-экономических связей (II) и интернирование граждан страны-противника или этнических выходцев оттуда (III). Эти действия осуществлялись «ныне и присно» и не вызывали возражений даже у самых рьяных либералов и демократов. Как, например, интернирование 120 тысяч граждан японского происхождения в Соединенных Штатах во время Второй мировой войны.

Рука дружбы на земле Украины
Рука дружбы на земле Украины
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Это, конечно, только теория: на практике контакты нередко имели место. Но «втихаря», как, например, операция «Санрайз», переговоры между шефом резидентов США в Европе Алленом Даллесом и обергруппенфюрером СС Карлом Вольфом в Швейцарии в марте 1945 года. Известно также о неудачных попытках переговоров Сталина с германским командованием в 1941—1945 годах. Но чаще всего появлялся некий «Штирлиц» и переговоры срывались.

В случае «Россия — Украина» прямые дипломатические контакты не пострадали, экономические связи ослабли (товарооборот упал на 70%, с 38,3 до 11,7 миллиарда долларов), но не прервались, а миллионы граждан Украины и этнических украинцев безмятежно «гастарбайтерствуют» на территории Российской Федерации, обеспечивая деньгами и свои семьи, и украинскую финансовую систему. Но это вопрос политологического разума. Или неразумия…

Я же хочу вернуться на украинскую землю и задаться вопросом: что происходит?

Владимир Зеленский и Джон Болтон
Владимир Зеленский и Джон Болтон
Gov.ua

Многие должны помнить, как 27 августа в Киев приехал 70-летний Джон Роберт Болтон II, который с апреля прошлого года был советником президента США по национальной безопасности. Основной целью украинской части его визита было помешать приобретению Китаем украинской аэрокосмической компании «на том основании, что это даст Пекину жизненно важные оборонные технологии». Речь об акционерной компании «Мотор Сич» (Запорожье), основной продукцией которой является широкий спектр авиационных двигателей. Военные эксперты почти единодушны: именно двигатели являются «слабым местом» китайской боевой авиации, и поэтому контроль над «Мотор Сич» позволяет, во-первых, закрыть эту дыру и, во-вторых, «твердой ногой» стать на центральноевропейском экономическом пространстве.

К тому времени китайские компании Skyrizon Aircraft Holdings Limited и Beijing Xinwei Technology Group. Co., Ltd. (судя по всему, аффилированные с китайским миллиардером Ван Цзином) уже подали на согласование в Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) сделку по покупке более 50% акций компании. В случае разрешения комитета китайцы должны были заплатить в бюджет Украины $100 миллионов, а государству Украина планировалось оставить блокирующий пакет в 25,0002% акций.

Вояж Болтона был скорее успешным. Не для самого Джона Роберта Второго: 10 сентября его «ушли в отставку» с поста президентского советника. Но на украинском поле Болтон, похоже, добился всего, чего хотел. Уже в начале сентября пресс-служба Службы безопасности Украины сообщила, что «СБУ осуществляет досудебное расследование по делу о возможной подготовке диверсии и государственной измены на предприятии «Мотор Сич». И это, безусловно, означает, что в ближайшем времени исполнения китайского сценария будущего «Мотор Сич» не предвидится.

Китайцы возмутились, но как-то «не сильно». Представитель китайского МИД Гэн Шуан заявил: «В отличие от политики «Америка прежде всего», проводимой некоторыми в США, принцип, который Китай поддерживает в своем сотрудничестве БРИ (Новый Шелковый путь — А.Г.) с более чем 160 странами и международными организациями, — это широкие консультации, совместный вклад и общие выгоды, которые дали взаимовыгодные результаты». Цивилизационные противники Китая (США и их европейские прокси), наоборот, зашевелились. Андрес Аслунд, авторитетный эксперт исследовательского центра Atlantic Council, рационально предположил, что «если США хотят ее купить, они должны быть готовы предложить деньги. Компания выставлена на продажу за мизерную цену в 100 млн долларов. Если США заинтересованы в ней, они должны заплатить эти деньги».

Мотор Сич
Мотор Сич
Mixabest

Что сейчас и происходит. 5 ноября «Уолл-стрит жорнал» сообщила, что Эрик Принс, «частный подрядчик по вопросам безопасности и неофициальный советник президента Трампа, ведет переговоры о покупке украинского производителя аэрокосмической техники», компании «Мотор Сич». Более того, администрация Трампа еще обратилась и к «производителям Firefly Aerospace (частная аэрокосмическая фирма, разрабатывающая малые и средние ракеты-носители — А.Г.) из Техаса с просьбой приобрести Motor Sich».

Итак, Эрик Принс, бывший морской котик и основатель частной военной компании Blackwater, с 2011 года известный как Academi. В 2010 году Принс ушел из «Черной воды» — уж слишком грязный след тянулся за ней со времен Ирака 2007 года (т.н. Резня на площади Нисур, 14 убитых и 20 раненых). Сейчас в США он заместитель директора Frontier Resource Group — фонда, инвестирующего в возможности использования природных ресурсов на пограничных рынках. В первую очередь — в добычу и цепочки добавленной стоимости углеводородов. К разработке авиадвигателей отношения не имеет.

Но Принс еще и исполнительный директор и заместитель председателя совета директоров компании Frontier Services Group Ltd., зарегистрированной на Гонконгской фондовой бирже (0500HK) со штаб-квартирой в Гонконге и Пекине и офисами в Шанхае, Дубае, Найроби, Ботене, Мальте и Йоханнесбурге. FSG является ведущим поставщиком комплексных услуг в области безопасности, логистики, страхования и инфраструктуры для клиентов, работающих на пограничных рынках. И хотя основал ее Принс, компания эта по факту китайская. Из девяти членов совета директоров семеро — китайцы. Из которых трое, в том числе председатель совета Чан Чжэньмин, связаны с Международной китайской инвестиционной корпорацией по управлению имуществом China International Trust and Investment Corporation, CITIC — одной из крупнейших государственных инвестиционных корпораций Китая. Чан Чжэньмин до недавнего прошлого был председателем группы CITIC.

Эрик Принс
Эрик Принс
Miller Center

Сам Принс основной корпоративной миссией Frontier Services Group назвал помощь китайским предприятиям в их африканской деятельности. В отличие от периода Blackwater, новая компания Принса не предоставляет силовых услуг, хотя в некоторых случаях она готовит персонал и проводит обучение для обеспечения надежной защиты без применения оружия. То есть силовая составляющая сохранилась.

Итак, мы имеем старого наемника, специалиста по «пограничным рынкам», прямо связанного с китайским капиталом, с одной стороны, — и советника президента Трампа, с другой. Которого США подряжают на приобретение лидера украинской аэрокосмической промышленности. Трудно объяснимое, даже таинственное, действие в условиях нынешних противоречий между Китаем и США.

Такому я могу дать только одно объяснение: США и КНР ищут пути понимания и сближения в преодолении того, что сейчас называют «торговой войной» между этими странами. Лучше всего сближает совместная деятельность, предметом которой получается в данном случае Украина. Российских возражений в этой ситуации можно не опасаться: Москва, полагаю, уже все взяла от «Мотор Сич» через дочерние предприятия компании, зарегистрированные на территории Российской Федерации. Поэтому создается устойчивое ощущение какой-то программы совместного использования «украинского наследия» без применения силовых методов или средств экономического давления.

А что до мнения Украины? Да какое право голоса имеют «пограничные рынки», специалистом по которым является морской котик Эрик Принс.