Миноритарные акционеры российской «дочки» международного энергохолдинга «Энел» — ПАО «Энел Россия» не оставляют попыток отсудить у крупных акционеров этой же компании более 8 млрд рублей, которые они заявили как убытки по договору поставки оборудования для нового газового энергоблока на Среднеуральской ГРЭС. В первой инстанции суд был проигран, а апелляционную жалобу Семнадцатый арбитражный апелляционный суд планирует рассмотреть 2 декабря 2019 года, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Уильям Хогарт. Суд. 1758
Уильям Хогарт. Суд. 1758

ПАО «Энел Россия» входит в международный энергетический холдинг «Энел». Последний возглавляет итальянская фирма"Enel S.p.A., которая, в свою очередь, по материалам суда, является 100%-м акционером нидерландской компании Enel Investment Holding B.V., а та управляет зарубежными подразделениями холдинга. К примеру, Enel Investment Holding B.V. является мажоритарным акционером (56%) ПАО «Энел Россия» и мажоритарным акционером с долей 75% греческого подразделения «Энел» — компании Enelco S.A. Нидерландское и греческое подразделения осуществляли строительство газовой электростанции в Греции, для чего был подписан трёхсторонний договор с производителями энергоблоков Ansaldo Energia S.p.A. и Nooter/Eriksen S.r.L. По контракту производители должны были построить и поставить Enelco S.A. комплект оборудования энергоблока, состоящий из газовой турбины, паровой турбины и котла-утилизатора. Но в 2010 году было принято решение об отмене строительства, а оборудование решили перенаправить для электростанции в России.

«В то время газовая турбина была изготовлена практически полностью, а остальное оборудование находилось на завершающих стадиях производства», — отмечалось в материалах суда.

В апреле-мае 2011 года Совет директоров «Энел Россия» одобрил строительство нового газового энергоблока на Среднеуральской ГРЭС и заключение трёхстороннего договора поставки соответствующего оборудования с производителями.

«По мнению истцов, общая цена договора составила 98 млн евро. Сведения о стоимости аналогичного оборудования, необходимые Совету директоров для самостоятельной оценки выгодности договора, Совет директоров взял не из какого-то независимого источника, а воспользовался тем, что ему предоставил департамент Инжиниринга и Инновации «Энел Спа». Это обстоятельство, по утверждению истцов, было явным конфликтом интересов, поскольку большинство членов Совета директоров являлись также работниками «Энел Спа», а «Энел Спа», будучи 100%-м акционером «Энел Инвестмент», была конечным выгодоприобретателем по сделке. При этом «Энел Россия» не раскрыло своим акционерам, что предметом поставки по договору между «Энел Россия» и производителями было то же самое оборудование, что и по договору, заключенному между производителями и «Энелко», — отмечается в решении суда.

В ноябре 2011 года поставщикам оборудования была перечислена предоплата — 57 млн евро. Получить положительное заключение госэкспертиза на проект «Энел Россия» не смогла, и в конце 2012 года было принято решение об его приостановке. Оборудование хранилось на складе компании и, по мнению миноритарных акционеров, несло «лишь убытки от его обесценения».

Истцы, в числе которых четыре иностранные компании, владеющие 2 561 533 594 акциями ПАО «Энел Россия» (7,24%), посчитали, что сделка по выкупу оборудования принесла прибыль лишь производителям, а российская компания понесла «убытки от невыгодной ей сделки». Они насчитали 117 838 205,57 евро и 389 389 661,51 рублей убытков, что эквивалентно более 8,6 млрд рублей.

Представители «Энел Россия» в суде сообщили, что в 2014 году после устранения недочётов всё же получили положительное заключение на проект и доказали потребность в покупке оборудования.

В июле 2019 года свердловский арбитраж отклонил иск акционеров, обосновав решение истечением срока исковой давности и отметив, что истцы не доказали противоправность поведения лиц на момент заключения и одобрения договора, как и сам факт причинения и размер убытков.

«По мнению суда, ошибочным является довод истцов о том, что вся стоимость оборудования составляет убытки для общества», — резюмируется в решении суда и отмечается, что «невозможность реализации проекта явилась следствием изменения объективной макроэкономической обстановки».

Решение первой инстанции истцы пытаются обжаловать. Жалобу рассмотрят 2 декабря.