За последние пять лет в России «лопнули» свыше 600 банков. За сухой фразой «отозвана лицензия» стоят проблемы десятков тысяч семей, вложивших в них собственные накопления. Кто-то копил на квартиру, кто-то на учёбу детям, а кто-то хотел позаботиться о собственной старости, а сейчас вынужден годами в «банкротной очереди» ждать, когда же ему вернут честно нажитое. ИА REGNUM на примере одного из крупнейших банков России — «Татфондбанка», некогда входившего в топ-50, рассмотрело, что стоит за его «финансовыми дырами» и почему вкладчики настаивают на передаче уголовного дела в ведомство Александра Бастрыкина.

 Деньги
Деньги
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Немного статистики

По данным «Мониторинга экономической ситуации в России: тенденции и вызовы социально-экономического развития», составленного специалистами РАНХиГС и института экономической политики имени Е. Т. Гайдара, с 1 января 2013 года по 1 января 2019 года число банков РФ сократилось на 610 — с 1094 до 484. В 2019-м году явление продолжилось, потому к списку ушедших в небытие можно приплюсовать ещё 16 финансово-кредитных учреждений, и это год ещё не закончился.

Эксперты отмечают, что годом антирекордов стал 2016-й, когда с рынка ушли сразу 97 банков, чьи суммарные активы составили 2% от общих объёмов сектора (1,7 трлн рублей). За 2018 год лишились лицензий ещё 60 банков, имевших в своём багаже 0,65% от общего размера активов рынка (562 млрд рублей) .

ПАО «Татфондбанк»
ПАО «Татфондбанк»
Bankibankroty.ru

Госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов», которая ведёт выплаты страховых возмещений бывшим клиентам банков-банкротов, в конце октября 2019 года подвела итоги за три квартала 2019 года, отметив, что за этот период лицензий лишились 16 банков. По вкладам их бывших клиентов АСВ должно уплатить 40,6 млрд рублей. Только за 2019 год от «лопнувших» банков пострадали 133,8 тыс. вкладчиков, в том числе 6,4 тыс. малых предприятий. Для 122 тыс. вкладчиков страховое возмещение полностью покроет вклады, а остальным придётся ждать возврата остатка в «общей очереди» таких же пострадавших.

В госкорпорации отметили, что на 1 октября 2019 года возмещение по страховке по случаям 2019 года получила 71 тыс. вкладчиков на общую сумму 39,5 млрд рублей — 97,3% от общего размера. В текущем году агентство также выплатило порядка 5 млрд рублей страхового возмещения 25,7 тыс. вкладчиков 240 банков, что «лопнули» до этого.

Несколько слов о законе

Основания для отзыва банковской лицензии прописаны в федеральном законе «О банках и банковской деятельности». Список включает всего 14 пунктов: лицензию выдали на основании недостоверных сведений и позднее выяснили это, банк лицензию получил, но год после этого не вёл деятельность, установлены факты существенной недостоверности отчетных данных, задержка более чем на 15 дней представления ежемесячной отчетности (отчетной документации), проведение операций, которые не предусмотрены лицензией, невыполнение требований закона (если в течение одного года к кредитной организации неоднократно применялись санкции регулятора), неоднократное нарушение требований закона о противодействии отмыванию доходов, а также наличие ходатайства временной администрации, если та нашла для этого основания. Также послужат поводом для отзыва лицензии неисполнение решений судов о взыскании денежных средств со счетов (с вкладов) клиентов кредитной организации при наличии оных, неоднократное непредставление в установленный срок кредитной организацией в Банк России обновленных сведений, необходимых для внесения изменений в ЕГРЮЛ и так далее.

В законе оговаривается, что лицензии лишается тот банк, где «значение всех нормативов достаточности собственных средств (капитала) кредитной организации становится ниже 2%», а размер собственных средств ниже минимального значения уставного капитала. Чаще всего именно потеря собственного капитала, этакая «финансовая дыра», и становится причиной отзыва лицензии. А нарушение банковского законодательства к этому идёт, как правило, в дополнение. Но капитал не снег и под солнцем не тает. Значит моменту, когда обязательства перед клиентами стали существенно больше цены собственных активов, предшествуют некие события. Именно по этой причине банкротства банков и идут рука об руку с расследованием уголовных дел, в результате чего наружу выходят неблаговидные деяния «контролировавших их лиц».

Виктор Виктор Дюбрей. Деньги в бочках. 1897
Виктор Виктор Дюбрей. Деньги в бочках. 1897

Банковский кризис Татарии

Самым громким крахом последней пары лет, пожалуй, можно назвать банкротство именно ПАО «Татфондбанк». Ведь с него начался период, который эксперты окрестили «банковским кризисом в Татарии».

Банк был учреждён в августе 1994 года рядом инвестиционных, ваучерных фондов. Сеть ТФБ раскинулась на 88 подразделений, пять филиалов. Клиенты второго по величине банка республики были в Башкирии, Чувашии, Нижегородской, Саратовской, Самарской, Свердловской, Воронежской, Новосибирской, Ярославской областях, Москве, Санкт-Петербурге, Югре, Удмуртии, Пермском крае и других регионах. В ПАО работало порядка 3,3 тыс. человек. Также в 2010 году ходили разговоры о возможном слиянии ТФБ с ещё одним крупным банком региона. А в 2011 году он вошёл в рэнкинг тысячи банков мира по версии известного британского издания The Banker.

Доверия клиентов ТФБ добавляло и то, что в 2014—2016 годах совет директоров ПАО возглавлял премьер-министр Татарии Ильдар Халиков, которого позднее на «банковском посту» сменил экс-министр экономики РТ, депутат Госсовета РТ Роберт Мусин.

Значительным было и влияние ТФБ на другие банки, в том числе и через общих акционеров. На конец января 2017 года в банке долю в 17,36% имело ООО «Новая нефтехимия», конечным бенефециаром которой значились Роберт Мусин и Вадим Соловьев. Также в числе акционеров ТФБ было минземимущество Татарии (как напрямую, так и через подконтрольные компании). Помимо этого, ТФБ выступил санатором для двух организаций — банка «Советский» и БТА-Казань (на сегодня называется «Тимер банк»), на которые оказывал в результате этого значительное влияние.

О проблемах у ТФБ заговорили осенью 2016 года, а в середине декабря 2016 года приказом регулятора в нём ввели временную администрацию и установили мораторий на удовлетворение требований кредиторов на три месяца. ЦБ РФ в своём сообщении отметил, что подобный шаг сделан «в связи с неустойчивым финансовым положением ПАО «Татфондбанк» и наличием угрозы интересам его кредиторов и вкладчиков». АСВ должно было за полгода обследовать финансовое положение банка, но такой срок не потребовался. Уже к 3 марта 2017 года стало очевидным, что есть неразрешимые проблемы, и ТФБ остался без лицензии. К тому моменту, судя по данным бухотчётности, у него были обязательства на сумму 182 010 941 000 рублей, из которых свыше 73,167 млрд рублей по вкладам физических лиц и индивидуальных предпринимателей. К марту 2017 года по размеру активов в России банк был на 42-м месте.

Центральный банк России
Центральный банк России
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В те дни лишился лицензии, входящий с ним в одну финансовую группу «ИнтехБанк», чьи обязательства потянули на 25,69 млрд рублей, где 2,689 млрд рублей — по вкладам.

Маховик банковского кризиса закрутился, и той же весной ещё два «игрока» ушли с рынка — это «Анкор банк» и «Татагропромбанк». В последнем свыше 46% акций имела компания «Новая нефтехимия», которая, как мы уже отмечали, связана с Робертом Мусиным. Последний тогда же, в марте 2017 года, стал фигурантом уголовного дела.

О предбанкротных делах

Французский писатель, журналист и драматург Тристан Бернар как-то сказал, что «банкротство — это законная процедура, в ходе которой вы перекладываете деньги в брючный карман и отдаёте пиджак кредиторам». Банкротство в ТФБ стартовало в апреле 2017 года, но по сей день многие его клиенты вынуждены стоять в банкротной очереди за своими (!!!) деньгами. Их количество вполне может составить население небольшого городка.

На начало октября 2019 года у ТФБ установлены обязательства перед 18 089 кредиторами на общую сумму более 168,139 млрд рублей. У «ИнтехБанка» — 3 556 кредиторов, которым необходимо выплатить 26,214 млрд рублей, у «Анкор банка» — 791 кредитор при сумме 6,655 млрд рублей, у «Татагропромбанка» — 136 кредиторов (1,781 млрд рублей).

По всем банкам Татарии, что остались без лицензий в период 2016—2017 года, банкротство шло параллельно с расследованием уголовных дел.

Долги на 215 млрд рублей: «цена» банковского кризиса Татарии

Подробности того, как в ТФБ вообще возникла «финансовая дыра», стали известны из резонансного отчёта, что был обнародован конкурсным управляющим ТФБ к комитету кредиторов, прошедшему 1 ноября 2019 года.

Из него следует, что «на 1 марта 2015 года у банка имелся признак банкротства», а с того момента и до 15 декабря 2016 года (даты ввода временной администрации) «финансовое положение банка ещё больше ухудшилось, а размер недостаточности увеличился». Таким образом, ещё за два года до отзыва лицензии у банка были проблемы. Что же способствовало их появлению?

В отчёте отмечается, что положение банка ухудшилось из-за выдачи технических кредитов юрлицам, технических ссуд пяти физлицам и одному предпринимателю, чьи данные не сообщаются, а также из-за отчуждения непереоцениваемых активов, замещаемых техническими активами, из-за вложений в технические и оцененные банком по завышенной стоимости финансовые активы (облигации и паи), из-за передачи банком ликвидных активов в доверительное управление (позднее трансформированных доверительным управляющим в технические активы и оценённых по существенно заниженной цене), из-за заключения в офисах ТФБ договоров доверительного управления в интересах ООО «ИК «ТФБ Финанс» под видом оформления вкладов в банке, что повлекло обман клиентов. По данным договорам управления в деле ТФБ на сегодня отдельная группа пострадавших, часть из которых в судах представляет прокурор, так как среди обманутых немало пенсионеров, инвалидов.

ПАО «Татфондбанк»
ПАО «Татфондбанк»
Tatarstan.ru

Также на дно ТФБ утянули такие манипуляции, как снятие обеспечения по технической задолженности.

«Таким образом, выявлены основания для привлечения контролирующих лиц банка как к уголовной, так и к гражданско-правовой ответственности», — резюмируется в отчёте.

Вкладчики шокированы и возмущены сложившейся ситуацией, и тем что Роберту Мусина в свете всех этих выводов пока вменяют лишь злоупотребление должностными полномочиями:

«Как могли исчезнуть миллиарды из двух крупных Татарстанских банков «Татфондбанка» и «ИнтехБанка», и при этом виновных нет. Кредиторы первой очереди обанкроченных «Татфондбанка» и «Интехбанка» требуют честного и справедливого расследования в СК РФ», «Из «Татфондбанка» исчезло 120 млрд! Тысячам вкладчиков нанесен огромный ущерб! По мнению СК РТ причиной этого якобы является рискованный бизнес, который вел бывший банкир Мусин и его обвиняют лишь в злоупотреблениях по ст. 201 вместо ст. 159 ч. 4 и ст. 174.1 УК РФ. Он один не мог выводить из банка активы в таких масштабах! СК России, заберите уголовное дело в Москву, расследуйте истинные причины банкротства банка и установите всех ВИНОВНЫХ ЛИЦ!»

Как обстоит ситуация с уголовными делами?

Из отчётов АСВ следует, что с 16 февраля по 31 декабря 2017 года по заявлениям ЦБ РФ и конкурсного управляющего в отношении экс-главы правления и его первого заместителя были возбуждены уголовные дела по статье «Мошенничество» (четыре эпизода) и статье «Злоупотребление полномочиями» (17 эпизодов) — «по фактам хищения денежных средств банка под видом выдачи кредитов юридическим лицам и мены ценных бумаг, злоупотребления полномочиями под видом замещения прав требования по кредитным договорам на выпущенные банком облигации, а также при расторжении договоров залога, являвшихся обеспечением по кредитным договорам». В январе 2018 года уголовное преследование заместителя Мусина было прекращено, а из дела экс-главы правления выделили в отдельное производство четыре эпизода по злоупотреблению полномочиями.

В ноябре того же года решение о прекращении дела по первому заместителю было обжаловано и отменено, «как незаконное и необоснованное». Но уже в мае 2019 года эти эпизоды приобщили к делу Мусина, а по заместителю дело снова прекратили.

С середины августа 2019 года в Вахитовском районном суде Казани идут слушания по шести эпизодам злоупотребления полномочиями, следующее заседание пройдёт 31 октября. Фигурантом дел является Роберт Мусин, который после 11 месяцев в СИЗО был помещён под домашний арест, где и пробудет до 4 февраля 2020 года. Других обвиняемых в деле, где ущерб уже превысил 50 млрд рублей, нет, но расследование ещё не закончено. Именно поэтому пострадавшие вкладчики не теряют надежды, что похищенное имущество найдут, оно войдёт в конкурсную массу, из которой уже погасят долги и перед ними.

Форма прокурора
Форма прокурора
Vsemetri.com

Пока же бывшие клиенты ТФБ добиваются передачи расследования на федеральный уровень. В конце октября 2019 года они обратились к главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с открытым письмом:

«Мы возмущены выводами Следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Татарстан (СУ СКР по РТ) по результатам расследования беспрецедентного по масштабам и беспределу уголовного дела по ПАО «Татфондбанк» и его бывшего председателя правления Мусина Р. Р и просим Вас срочно вмешаться в сложившуюся ситуацию и провести проверку выводов СУ СКР по РТ по данному уголовному делу. А также просим передать уголовное дело в Центральный аппарат Следственного Комитета РФ (г. Москва), так как единственным выходом из сложившейся ситуации видим передачу расследования на федеральный уровень с целью объективного и независимого расследования истинных причин банкротства ПАО «Татфондбанк» и выявления всех причастных к этому и виновных лиц, а также установления в действиях руководства и собственников банка признаков преднамеренного банкротства».

Официального комментария на это обращение Следственный комитет РФ пока не давал.

О примерах того, какие странности происходили в других «лопнувших» банках, вы можете прочесть в предыдущих публикациях ИА REGNUM. Применяемые схемы во многом схожи с тем, что происходило в ТФБ.

Куда исчезла документация и базы данных? Странности в деле «ЕвроситиБанка»

Судьба «АйМаниБанка»: уголовные дела, многомиллиардные долги

Крах банка из топ-150: казалось бы, при чём тут Радий Хабиров?

Бизнес на риске: как банк бывшего сенатора дошёл до банкротства

«Сомнительные» документы: дело о банкротстве банка «Анкор»