На фоне роста позиций России в рейтинге Всемирного банка Doing Business в последние годы наблюдается сокращение прямых иностранных инвестиций в экономику РФ. И данный рейтинг их не привлечёт, ибо основан на оценках простоты технических процедур ведения бизнеса и уровня его юридической защищенности. И он не учитывает монетарной, бюджетной и влияющей на экономику законодательной политики властей, прокомментировал корреспонденту ИА REGNUM скачок России с 31-го на 28-е место в рейтинге Всемирного банка аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин.

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Страны, имеющие близкие, высокие позиции в рейтинге, могут быть крайне далеки друг от друга с точки зрения реальной привлекательности ведения бизнеса, отмечает эксперт.

«Например, в рейтинге простоты ведения бизнеса (он первый в списке Doing Business и, по-видимому, самый важный) Россия на 28-м месте, Швеция на 10-м из 190 стран-участниц. Различие представляется небольшим. Однако такая оценка не учитывает разницу монетарной и бюджетной политики российских властей и регуляторов стран Скандинавии. Подходы государства к экономике, бизнесу, социальной сфере, налогообложению и расходованию бюджетных средств в России и скандинавских странах различны. Это говорит о несовершенстве данного рейтинга», — подчеркнул Александр Осин.

И продолжает свою аналогию. Первое отличие — по уровню монетизации. Для Европейского монетарного союза — в который входит Финляндия и который своими действиями фактически предопределяет монетарную политику скандинавских ЦБ — уровень монетизации, измеренный как денежный агрегат М2 к валовому внутреннему продукту (ВВП), составит 3,62. Для Швеции он равен порядка 3. Для России этот показатель равен 0,44.

«В России с точки зрения монетизации экономики справедливая инфляция 12%. Эта ситуация сохраняется в нашей стране десятилетиями и является причиной гиперинфляционных шоков. Наличие такого риска в виде низкой монетизации экономики играет роль сдерживающего фактора для роста потребления и производства, для которых высокая инфляция — это аналог дополнительного и очень существенного налога. Отрасли высокого передела, для которых характерна низкая рентабельность, просто не выживают в таких условиях. Более того, согласно приблизительным «кабинетным» подсчётам, налог на добавленную стоимость (НДС) разгоняет инфляцию на несколько десятых процентов на каждом производственном переделе. Поэтому законодательное повышение НДС — это удар прежде всего по производственным, высоко технологичным отраслям. При этом, согласно комментариям представителей российского бизнеса, произошло ужесточение контроля за сбором налогов и, в частности, ухудшением возможностей по возврату того же НДС», — поясняет эксперт несовершенство рейтинга Doing Business.

Кроме того, по мнению эксперта, дестимулирует экономику России и повышение пенсионного возраста. Вкладываться в высокие технологии в условиях дешевизны рабочей силы нет смысла. Это и удар по рождаемости, а, значит, и по средне‑ и долгосрочным реальным инвестициям. Это удар по кредитному рынку, поскольку ведёт к снижению реальных доходов клиентов банков, считает финансовый аналитик Александр Осин.

Для привлечения зарубежных инвестиций, по мнению эксперта, нужна не заявленная министром экономического развития России Максимом Орешкиным «стабильность регуляторной политики», а кардинальное её изменение. А именно необходим комплексный подход, который должен включать докапитализацию банков, ремонетизацию экономики, сокращение налоговой нагрузки и смягчение условий её администрирования, отмену повышения пенсионного возраста, усиление регулирования валютного рынка, реформирование системы стабфондов.

Читайте ранее в этом сюжете: Инвестиций не будет – Делягин о надеждах Орешкина на рейтинг Doing Business