Сокращение доли атомной энергетики в глобальном энергетическом балансе представляет угрозу для экономики и усилий по уменьшению выбросов углерода. С таким заявлением выступил исполнительный директор Международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бироль на конференции по электроэнергетике в Париже 16 октября.

Он напомнил, что опасения относительно безопасности технологии, растущие затраты и технологические неудачи замедлили реализацию атомных проектов после аварии на АЭС «Фукусима» в Японии.

В то же время, несмотря на то, что правительства по всему миру ставят амбициозные цели по сокращению выбросов парниковых газов, вызывающих глобальное изменение климата, в 2018 году эти выбросы достигли рекордно высокого уровня. «Это результат провала работы правительств», — сказал Бироль, слова которого приводит Reuters.

«Растет разрыв между целями правительств и тем, что происходит в реальной жизни, очень опасный разрыв», — предупредил глава МЭА. «Я обеспокоен тем, что доля атомной энергетики в энергетическом балансе сократится, если правительства не изменят свою политику в отношении этого вида генерации», — подчеркнул он, говоря о строительстве новых блоков и продлении сроков эксплуатации.

Бироль сказал, что вклад атомной энергии в энергетический баланс Европы может снизиться до 4% в течение двух десятилетий с 25% в настоящее время, что имеет огромные последствия как для климатической политики, так и для экономики. В то же время доля «грязных» ископаемых видов топлива в мировом энергетическом балансе остается на уровне около 63%, что соответствует уровню 1990-х годов, сказал Бироль.

В мире растут протесты и призывы к действиям по борьбе с глобальным изменением климата, и атомная энергетика должна сыграть свою роль в энергетическом секторе, на долю которого приходится 40% всех выбросов, пояснил исполнительный директор МЭА. «Правительства должны сохранить действующие АЭС. Это самое дешевое решение. Было бы большим расточительством не сохранить их», — сказал он.

Напомним, Германия обязалась полностью отказаться от АЭС к 2022 году, а руководство Франции, в энергобалансе которой атомная энергетика занимает более 75%, заявляло о намерении сократить ее долю до 50% к 2035 году, одновременно увеличивая использование возобновляемых источников энергии.

При этом генеральный директор американской компании Tennessee Valley Authority Джефф Ляш сообщил на конференции в Париже, что TVA планирует продлить срок службы своего существующего парка АЭС на 20 лет и строить новые атомные мощности.

«После событий в Японии некоторые страны в Европе были вновь напуганы возможными разрушительными последствиями от аварий на АЭС и взяли курс на отказ от атомной энергетики, — отметил аналитик Olymp Trade Юрий Прокудин. — Даже тогда экономисты говорили о том, что ни у Германии, ни у Франции нет реальных альтернатив для сохранения текущего уровня энергоэффективности, если АЭС будут остановлены. Если рассмотреть ситуацию более пристально, в целом это выглядит так: Германия и ряд других европейских стран делают ставку на ВИЭ и постепенный отказ от АЭС».
«Однако, если сравнить КПД вырабатываемой энергии, полученной с помощью ВИЭ и АЭС, перевес будет в сторону последней, причем большой. Закономерным решением в рамках отказа от АЭС будет попытка использования традиционных, «грязных» типов топлива, которые оказывают негативное влияние на окружающую среду. Основной вред — увеличение выбросов СО2, что как раз и является наиболее проблемной зоной с точки зрения ключевых проблем окружающей среды, — уверен эксперт. — Получается, сложившаяся ситуация действительно говорит о некоторой преждевременности принятых решений. С одной стороны, использование ВИЭ является более экологичным, в сравнении с использованием традиционных видов топлива. Однако, даже в такой формулировке присутствует некоторое «но»: использование ГЭС во Франции уже негативно сказалось на фауне водоемов, включая основные реки региона. А последние исследования американских ученых, касающиеся использования энергии ветра, также указывают на возможность повышения температуры воздуха в районах использования ветряков вплоть до 4 градусов, что может в течение длительного времени также оказать влияние на ускорение появления парникового эффекта».
«С другой стороны, даже если не брать в расчет возможные экологические проблемы, низкий КПД ВИЭ (который, правда, несколько вырос относительно показателей 1990-х годов) требует значительных инфраструктурных расширений, что, в конечном счете, приводит к большим затратам. Получаем, что ВИЭ ‑ и не сильно энергоэффективно, и затратно, и есть вред (хотя и не такой серьезный, как от использования угля, например). Использование ископаемого топлива — явное решение, но это плохо отражается на окружающей среде. Как мне кажется, разумный вывод здесь один — продолжение использования АЭС, поскольку атомная энергия в данном случае отвечает всем запросам сложившейся ситуации: экологично, положительно влияет на уменьшение выброса парниковых газов, более высокий КПД, более экономично (АЭС уже есть, стоимость атомной энергии — самая дешевая среди всех). Конечно, ВИЭ когда-нибудь дойдут до более высоких уровней КПД, однако это не представляется в самом ближайшем будущем адекватным решением сложившейся проблемы», — подчеркнул Прокудин.

Читайте развитие сюжета: АЭС в Европе нужны для сохранения благоприятного климата в обществе