Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев пожаловался на избыточное участие государства в экономике. Речь об этом зашла на очередном заседании правительства России, состоявшемся 29 августа, на котором обсуждались вопросы конкуренции.

Дмитрий Медведев
Дмитрий Медведев
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Доля государства в экономике остаётся высокой. Об этом неоднократно и аналитики говорили, и коллеги, которые отвечают за эти вопросы», — сказал глава правительства. Одновременно он обратил внимание на «слабый уровень развития малого и среднего предпринимательства» в России.

Бизнес. Медведев
Бизнес. Медведев
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В этом весь Медведев — упомянуть проблему, не затрагивая сути. Возможно, причина кроется в искренней вере Дмитрия Анатольевича в том, что рынок, по каким-то своим законам, сам всё урегулирует, нужно лишь дать ему верные механизмы, такие, как ограничение работы ГУПов в некоторых отраслях. Не урегулирует. Та стая ушлых ребят, которая держит нос по ветру между экономическими стратегами из правительства и народом адаптирует под себя любые финансовые потоки. И не важно, нужно ли им для этого имитировать работу государственной компании или малого бизнеса. Нет никакого смысла в правилах, когда у некоторых игроков игры под названием «Рынок» и карты краплёные, и тузы в рукавах.

Читайте также: Как Медведев доказывает бесполезность населения России

А так ли верен посыл, который направляет в органы власти премьер-министр? Западные экономисты десятилетия полируют для России установку о важности развития малого бизнеса. Зачем? Для любого крупного проекта нужен серьёзный частный капитал или государственные вложения, малому предпринимательству он не под силу. На эффективность бизнес-схемы также не влияет масштаб бизнеса. Мотивация? Но ведь весьма спорно стремление быть капитаном вёсельной лодки, а не членом экипажа крейсера.

Караваджо. Шулеры. 1594 г
Караваджо. Шулеры. 1594 г

Мантры о малом бизнесе имеют скорее социальное значение, поскольку монетизируют небольшие услуги, которые люди оказывают друг другу. Таким образом меняется основа взаимоотношений людей. То, что делалось по доброй воле и бесплатно, в знак личного расположения, становится предметом торга. Консультации, обучение, тренерские занятия, мелкие бытовые услуги, перевозки и многое другое. Также малый бизнес — отличное поле для нечестных игр, мутная вода, прокладка для вывода денег, где всегда всё можно списать на открытую конкуренцию. Ну, а ещё болото, где трудно навести порядок, ввести стандарты и правила.

Читайте также: Чем на самом деле следует заняться Медведеву

Алексей Саврасов. Закат над болотом. 1871 г
Алексей Саврасов. Закат над болотом. 1871 г

Приводит ли малый бизнес к усилению конкуренции? Далеко не всегда. Например, предприниматель-перевозчик обслуживает пассажиров на конкретном маршруте. Вся конкуренция проходит на этапе получения права на маршрут. А как он потом доставит пассажиров, не важно, члены конкурсной комиссии этим могут даже не поинтересоваться. Или торговый ларёк возле дома — с кем он конкурирует? Только с соседними ларьками, если они есть. С большими магазинами уже не может: на уровне объёмов закупок, логистики сети его легко обыгрывают. Малый бизнес подходит, чтобы предложить рынку редкий, авторский продукт, не более того. Вот для этих целей, действительно, нужно создавать гастрономические и фермерские рынки, технопарки, площадки для мастеров и творческих людей. И пока есть у государства деньги и влияние на рынки, оно может устанавливать правила и решать стратегические задачи, в том числе и по точечному развитию малого бизнеса.

Сколько ещё на умы наших властителей будет действовать одурманивающая ложь зарубежных бизнес-гуру? Неужели непонятно, что их учения созданы для управления не очень далёкими людьми? Уважайте же себя и нас!