Все очевиднее становится, что импортозамещение в России оказалось провальным. Думалось, что санкции, несмотря на их негативный характер, позволят встать стране на собственные производственные рельсы. Однако наблюдается явно противоположная тенденция — укрепление позиций на российском рынке транснациональных компаний и соответственно снижение доли собственного производства.

Красно-рыжий цвет пальмового масла
Красно-рыжий цвет пальмового масла

Если верить данным утвержденного Дмитрием Медведевым в июне этого года национального доклада «О ходе и результатах реализации в 2018 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия», то по итогам прошлого года Россия продолжила успешно решать вопросы с импортозамещением. Усомниться в этом позволяют данные Росстата. Валовой сбор зерна в стране, по предварительным данным, составленным в январе этого года, оказался в весе после доработки на 16,7% меньше уровня 2017 года. Валовой сбор сахарной свеклы снизился на 20,6%, что обусловлено снижением урожайности этой культуры на 15,2% и сокращением убранных площадей сахарной свеклы на 6,4%. Правда, увеличился сбор картофеля — на 3,3%, а овощей — сохранился практически на уровне предыдущего года.

Между тем запрети сегодня высевать импортные семена — и тогда мы увидим «истинное лицо» импортозамещения. Из 10 млн тонн семян сельскохозяйственных растений, ежегодно высеваемых в России, около 48% семян кукурузы — иностранной селекции, в том числе 40% завезены из-за рубежа; сахарной свеклы и вовсе — около 96,6% и лишь по яровым зерновым и зернобобовым культурам более 70% используемых в посевах семян — отечественной селекции. В овощной отрасли мы также до сих пор не преодолели зависимость от импортных семян.

Плантация масличных пальм
Плантация масличных пальм
Craig

Ну, а если верить собственным глазам, то можно увидеть, что полки магазинов для массовых потребителей по большей части заполнены продукцией с растительными жирами — преимущественно пальмовым маслом, которое в силу своей дешевизны позволяет удешевлять продукцию и заодно ее разнообразить: предлагать не сливочное масло в чистом виде, а спреды, не сыр, а сырный продукт и прочие аналоги продуктов. Таким образом нас всех вводят в заблуждение, что вопрос с импортозамещением якобы решен — не голодаем, да и розничные цены вроде как держат под контролем.

Еще в 2016 году российские аграрии просили поддержать производство растительных масел для замены пальмового, утверждая, что для полноценного питания животных зерно в структуре кормов не должно превышать 30−35%, тогда как в России его доля достигает 70%. При этом доля шрота масличных должна вырасти с 10% до 30% в животноводстве и с 2−5% до 15−18% в птицеводстве. Эти меры позволили бы развивать не только экспортные направления, но и животноводство, где у нас наблюдается снижение производства говядины, мяса птицы, и, соответственно, молока и яиц. В конце концов, ведь речь идет о продовольственной безопасности страны, а также о здоровье россиян, среди которых увеличилась сердечно-сосудистая заболеваемость, и по этой причине наблюдается рост смертности. Эксперты связывают эти болезни с употреблением пальмового масла и требуют не просто снизить его импорт, а вовсе запретить.

Между тем спикер Госдумы Вячеслав Володин вместо запрета предложил просто повысить НДС на пальмовое масло. Ну да, если данный продукт перестать ввозить, тогда то самое «истинное лицо» импортозамещения, исказившееся в случае запрета на импорт семян, еще больше исказится, явив хорошо известную потомству Советского Союза картину с пустыми полками в магазинах. После повышения НДС на пальмовое масло соответственно вырастет и цена на продукты, за счет чего бюджет планирует получить дополнительных 5 миллиардов рублей. Интересно, что парламентарии рекомендовали полученные дополнительные доходы (хотя можно ли их назвать дополнительными при учёте исключения доходов от сниженного НДС на плодово-ягодную продукцию?) необходимо направить на реализацию мер по повышению продуктивности в молочном скотоводстве. Правда, что ли? Вас давно уже просят поддержать молочное скотоводство, а вы только что решили об этом подумать, да ещё под таким вот «благовидным» предлогом?

Тем временем импорт пальмового масла стремительно растет. Только по итогам первого квартала 2018 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года он вырос на 36%. А в апреле этого года и вовсе увеличился аж на 61,1%. С чего вдруг такой резкий скачок импорта? Неужто знали о предстоящих нововведениях, предусматривающих рост НДС? Надо полагать, что расти объемы поставок будут и дальше даже несмотря на рост НДС — все равно он выльется боком народу, а не производителям, да и Правительство вряд ли готово признать свою несостоятельность и предоставить всем возможность увидеть, что продуктового импортозамещения не произошло.

Не забываем и про лобби данного вредного продукта. Да-да, именно вредного! Еще в 2005 году Всемирная Организация Здравоохранения рекомендовала воздерживаться от употребления продуктов с пальмовым маслом, о чем говорится в официальном документе ВОЗ «Avoiding Heart Attacks and Strokes. Don’t be a victim Protect yourself» («Предупреждение инфарктов и инсультов. Не становитесь жертвой — защитите себя»). Если посмотреть, кто именно больше всех ввозит в страну пальмового масла, то мы увидим, что занимаются этим масложировые комбинаты. Те, что производят майонез, промышленные маргарины и жиры, спреды, мыло, йогурты и прочие продукты пищевой промышленности. Выделять конкретные предприятия, заинтересованные в продвижении пальмового масла на российский рынок, не имеет смысла. Потому как понятно, что самые крупные комбинаты находятся в юрисдикции других стран даже несмотря на их российских владельцев. Кстати, Википедия нам вещает, что в 2007 году Вячеслав Володин декларировал доходы в сумме 3,16 млн рублей, в 2009 году — 359,9 млн рублей. Володину принадлежало 7,57% акций ООО «Ж. К.», контролирующего Саратовский, Московский и Новосибирский жиркомбинаты. Как сам Володин рассказывал газете «Ведомости», акции и доли в предприятиях он продал в 2007 году, деньги за них по условиям договора поступили в 2009 году.

Пальмовое масло
Пальмовое масло
Antoshananarivo

Между тем, пока наблюдается засилие пальмового масла и не решаются вопросы по поддержке прежде всего интересов отечественных компаний, в том числе с той же целью — достижения полного импортозамещения, российские производители растительного подсолнечного масла вынуждены продавать свои активы. В июле 2017-го года издание Ведомости сообщало о слиянии двух производителей — компании «Солнечные продукты», входящей в ГК «Букет» Владислава Бурова, являвшегося до конца 2000-х годов партнером председателя Госдумы Вячеслава Володина (который был акционером «Солнечных продуктов») и компании «Юг Руси» ростовского бизнесмена Сергея Кислова. Контрольный пакет в объединенном бизнесе получали структуры «Солнечных продуктов», которой принадлежат аграрные предприятия, элеваторы, жировые комбинаты, маслоэкстракционные заводы в Саратовской области и Краснодарском крае. Также 157 000 га сельскохозяйственной земли находится под управлением компании в 11 районах Поволжья.

Таким образом, слияние, а по сути — вытеснение одного игрока другим позволяет укрупнить мощности и уничтожить конкурентов на этом рынке. Конкуренты, не в силах бороться в условиях нехватки сырья для переработки и просто «сдаются». Как сообщал ранее Масложировой союз, рентабельность переработки подсолнечника в 2016-м году сократилась из-за снижения экспортной пошлины. Вот так вот и работают все эти игры с НДС и пошлинами. А народ, как говорится, подождет — поест вредные продукты, если выживет. В общем, денег нет, но вы держитесь!