Известно, что в человеческом организме есть такой орган, как аппендикс. Он когда-то выполнял очень важную пищеварительную функцию, но в процессе эволюции утратил свое значение и в настоящий момент считается рудиментом. Да, он выполняет определенные работы, но в целом люди с вырезанным во взрослом возрасте аппендиксом вполне себе нормально живут.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Есть подобные феномены и в окружающей нас действительности. Так, развал СССР оставил в наследство новой России множество рудиментов, которые имели какой-то смысл в плановой системе хозяйствования, но, утратив своё значение в современности, продолжают существовать, становясь некоей вещью в себе.

Одним из таких рудиментов можно назвать специализированные институты, выросшие в университеты и академии. К примеру, Бурятский сельскохозяйственный институт был основан в 30-х годах для обеспечения научно обоснованного интенсивного развития сельского хозяйства в Бурятской АССР и ближайших регионах.

В том числе благодаря специалистам-зоотехникам, ветеринарам и селекционерам, вышедшим из института, сельское хозяйство республики пережило расцвет. Бурятия не только обеспечивала продуктами сама себя и другие регионы, но и поставляла большое количество сырья для текстильной и пищевой промышленности. То есть давала работу уже горожанам.

Однако с развалом страны и её сельского хозяйства как плановой, современной системы отпала надобность в большом количестве специалистов, которых выпускал институт. Тем не менее учебное заведение по инерции продолжило работать, превратившись в академию, создав дополнительные факультеты и кафедры.

Бурятская государственная сельскохозяйственная академия
Бурятская государственная сельскохозяйственная академия
(сс) Верхнеудинск

Отучившиеся в заведении выпускники, естественно, оказываются в большинстве своем не востребованы рынком и, как и везде, работают не по специальности. Само сельское хозяйство тем временем продолжило свое неуклонное падение: колхозы разваливались — некоторые сразу, некоторые преобразовывались в СПК — сельскохозяйственные производственные кооперативы, — которые потом также исчезли.

Деградацию оставшихся без специалистов деревенских стад, к примеру, можно наблюдать буквально своими глазами. Если ранее нахождение в сельском стаде некастрированных быков было запрещено, то сегодня это происходит сплошь и рядом. Соответственно, неконтролируемое покрытие коров и их отёл в раннем возрасте приводит к вырождению породы и превращению бывших животных мясных или молочных пород в обычных «дворняжек» — низкорослых и малоэффективных.

Читайте также: Мнение: сельскохозяйственная наука в Бурятии перестала выводить новые сорта

Сами ветеринары в представлении современных горожан превратились в милых и не очень докторов Айболитов, которые лечат насморк у кошечек и собачек. Профессия, безусловно, хорошо оплачиваемая, но для экономики особо не нужная.

Между тем ветеринар изначально был производственной профессией, не уступавшей по своему значению для народного хозяйства инженерам или агрономам. Именно ветеринары, зоотехники, селекционеры занимаются улучшением характеристик выпускаемой продукции. Но подобные квалифицированные специалисты востребованы в больших организованных хозяйствах. Тогда как в системе малых фермерских и личных подсобных хозяйств они никому не по карману, поэтому не нужны.

Виктор Иванов. За дальнейшее развитие общественного продуктивного  животноводства! 1951
Виктор Иванов. За дальнейшее развитие общественного продуктивного животноводства! 1951

Это всё равно, что выпускать квалифицированных инженеров в условиях ремесленного производства. Где каждый кузнец или гончар сам себе хозяин и сам знает, как и что делать.

В июле 2019 года вновь назначенный ректор Бурятской сельхозакадемии Галсан Дареев (бывший член КПРФ, вышел из партии перед назначением, — прим. ИА REGNUM ), вступая в должность, заявил, что одной из главных его задач станет восстановление былого имиджа заведения. Хотелось бы пожелать ему удачи, однако заметим лишь, что институт не существует сам по себе и сам для себя. Сельскохозяйственный институт является важной, но составной частью сельского хозяйства страны и региона. Но если сельское хозяйство в регионе упало до уровня столетней давности, то есть фактически схлопнулось по сравнению с временами СССР?

Как ранее сообщало ИА REGNUM со ссылкой на слова главы бурятского филиала «Россельхозцентра» Намжила Мардваева, поголовье овец в республике находится на уровне 1905 года, а валовое производство зерна в 70 тыс. тонн уступает производству аж 1913 года, когда было 100 тыс. тонн.

«Видимо такого нет ни в одном другом регионе России, и ситуацию можно охарактеризовать, как «доработались». В ближайшее время необходимо хотя бы выйти на показатели 1932 года, когда было 189 тыс. тонн, что невозможно, если продолжать работать так же», — отметил руководитель «Россельхозцентра».

Читайте также: «Доработались»: сельское хозяйство Бурятии упало до уровня начала XX века

Кстати, последнее выражается не только в количественном измерении. Согласно статданным, сегодня в республике крупнейшим производителем мяса, молока, картофеля и овощей стали личные подсобные хозяйства. Согласно данным статистики за 2017 год, 66% в общем количестве производимой в республике сельхозпродукции производят ЛПХ. В производстве молока или картофеля этот показатель достигает 90%. При этом стоит понимать, что львиная доля всей этой продукции потребляется самими производителями и лишь небольшие излишки идут на рынок.

Владимир Маковский. Пастушки. 1903
Владимир Маковский. Пастушки. 1903

Улавливаете связь? На закате Российской империи большинство крестьян также занималось производством исключительно для своих нужд. Вывезти на рынок сколько-нибудь значительную часть выращенного зерна или скота и на заработанные деньги нанять агронома или зоотехника в таких условиях становится чем-то из разряда фантастики.

Читайте также: Вперёд в прошлое. Сельскому хозяйству Бурятии больше не нужна профессура

Конечно, и аппендикс выполняет определенную роль, скажут многие. Пусть и далеко не ту, под которую изначально был заточен. Так, сегодня аграрные институты также выпускают, в качестве исключения, специалистов в таких востребованных отраслях, как «бухучет» и «финансы и кредит», вот только связаны с сельским хозяйством они крайне опосредованно.

Все это, конечно, не означает, что нужно сокращать и ликвидировать учебные заведения. Ломать — не строить. Закрытие учебных заведений означает полную утрату всей школы, которая пока сохраняется —с преподавателями и отдельными учеными. Это лишь означает, что стоило бы заняться наращиванием организма вокруг аппендикса, не вырезая его, чтобы он снова стал органичной частью большой системы. Проще говоря, развивать сельское хозяйство, не полагаясь на появление неких крепких мужиков, якобы истребленных большевиками, которые придут и все наладят. Однако для этого нужны совсем другие политэкономические условия.