Утром 13 февраля свежепостроенная платформа подмосковного Одинцова озарилась яркой вспышкой. Загорелся электропоезд «Иволга». Очевидцы наводнили соцсети свидетельствами о вспыхнувшем кондиционере одного из вагонов. Пресс-служба Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК), не дожидаясь итогов расследования инцидента, поспешила с комментарием:

Иван Шилов © ИА REGNUM

«По предварительным данным, задымление произошло из-за повреждённого контактного провода, который под напряжением упал на крышу поезда».

Даже если бы это объяснение не противоречило информации многочисленных свидетелей, то возник бы закономерный вопрос об элементарной пожаробезопасности этого «инновационного электропоезда нового поколения».

6 февраля два электропоезда «Иволга» вышли на экспресс-маршрут «Одинцово-Белорусский вокзал». И буквально через неделю один из них оказался в ремонте из-за пожара. По счастливой случайности, в злополучной «Иволге» не было людей. Обошлось без жертв.

На конец текущего года запланирован запуск движения по Московским центральным диаметрам-1, и курсировать там будут только «Иволги», несмотря на то, что ОАО РЖД обнародовало данные, согласно которым количество отказов электропоездов ЭГ2Тв «Иволга» в первом квартале 2019 года возросло более чем в три раза по сравнению с тем же периодом прошлого года — 20,7 случая на 1 млн вагоно-километров. Но корни несостоявшейся трагедии, а также неприятностей пассажиров из-за частых поломок этих электропоездов, остались. И они гораздо глубже конструктивных и технологических аспектов производства.

Электропоезда «Иволга»
Электропоезда «Иволга»
(cc) Ximaera

5 апреля 2018 года под председательством Владимира Путина состоялось заседание Госсовета по вопросу развития конкуренции. Участники заседания рассмотрели необходимые меры для достижения целей, сформулированных в Указе президента от 21 декабря 2017 года № 618 «Об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции». В. Путин подчеркнул ключевое значение конкуренции:

«Справедливая и честная конкуренция — это базовое условие для экономического и технологического развития, залог обновления страны. Пока, к сожалению, в сфере конкуренции немало случаев прямого игнорирования законов, особенно со стороны местных властей».

Президент констатировал, что «подходы, основанные на поощрении конкуренции, используются крайне редко. Причина в привычном, устоявшемся образе, стиле бюрократического мышления, в отсутствии стремления выстраивать выгодную и региону, и его жителям экономику государственного или муниципального заказа».

А 8 мая уже этого года на заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам под председательством Владимира Путина президент подчеркнул: «Технические задания по некоторым видам машин и оборудования буквально «рисуются», искусственно «рисуются» под конкретного производителя… При этом другие компании, по сути, «задвигаются» на периферию. У них нет шансов выиграть никаких конкурсов в таких условиях. Они подчас даже не могут участвовать в конкурсах — так прописаны условия этих конкурсов. Побеждают в данном случае не лучшие, а «свои», с далеко не оптимальными предложениями, с высоким риском срыва заказов».

Какая связь между ненадёжностью «Иволг» и откровенно высказанным беспокойством президента? Прямая. Чего нельзя сказать о разомкнутой цепи между сформулированной главой государства задачей и теми, кто обязан её выполнять. И ставить в центр внимания не монопольную прибыль, а интересы и, прежде всего, безопасность миллионов пассажиров.

И это — не беспочвенные опасения. В мае были дважды остановлены поезда в тоннелях московского метро. В одном случае причиной была обозначена неисправность контактного рельса, в другом — неисправность вагона. Речь идет о поезде новой серии «Ока». Новые составы метро производит мытищинский «Метровагонмаш», электропоезда «Иволга» — Тверской вагоностроительный завод. Обе эти модели — птенцы одного гнезда. Оба предприятия принадлежат АО «Трансмашхолдинг». И конкурсы, по которым эта продукция встаёт на рельсы, проводятся, как по железнодорожному полотну, — по чётко спланированному расписанию и без возможности обгона посторонним.

Как получилось, что тендеры на поставку современных составов под разными вывесками выигрывает одна компания? Интерес к контракту на подвижной состав для Московских центральных диаметров на стартовую сумму свыше 10 миллиардов рублей проявляли и другие производители. Среди них — главный и реальный конкурент «Уральские локомотивы», изготовитель прекрасно зарекомендовавших себя на больших и средних дистанциях «Ласточек».

Руководитель ОАО РЖД Олег Белозёров обратился с письмом в адрес мэра Москвы Сергея Собянина. В нём, отмечая упомянутый рост технических инцидентов, связанных с «Иволгами», он приводит данные сравнительного анализа по тем же параметрам с уральскими «Ласточками». И это сравнение — далеко не в пользу победителей тендера. По статистике РЖД, «Ласточки» в 16 (!!!) раз надежнее «Иволги».

Электропоезд «Ласточка»
Электропоезд «Ласточка»
(cc) stepanov-ka

Очевидно, логика выбора поставщика противоречит чётко сформулированной позиции президента «побеждают в данном случае не лучшие, а «свои», с далеко не оптимальными предложениями, с высоким риском срыва заказов». Тендеры буквально рисуют под российский «Трансмашхолдинг». Хотя почему российский?

Монопольный 100-процентный пакет акций ЗАО «Трансмашхолдинг» принадлежит голландской The Breackers Investments B. V., а в этой зарубежной прокладке между российским бюджетом и бездонным кошельком чемпионов отечественного госзаказа 33,34% принадлежит французской корпорации Alstom, остальные доли распределены между учредителями и уже упомянутой TransgroupInvest АS. Очевидно, эта эстонская фирма и есть связующее звено в цепи, о которой президент РФ говорил на антимонопольном совещании. Transgroup подконтрольна Татьяне Ликсутовой, экс-супруге вице-мэра Москвы Максима Ликсутова.

Руководитель департамента транспорта Москвы Максим Ликсутов совмещает свою нелёгкую работу на благо москвичей и гостей столицы с должностью председателя совета директоров ООО «Трансгрупп АС» и главы представительства эстонской компании «ВорлдВайд Инвест АС». Возможно, это объясняет ряд странных обстоятельств в связи с контрактом на оснащение МЦД, прежде всего — неприкрытый лоббизм монопольных интересов «Трансмашхолдинга».

Есть, правда, один аргумент, который приводят сторонники «Иволг». Их конкурент — прекрасно зарекомендовавшие себя электропоезда ЭС1П, ЭС2Г и ЭС2ГП «Ласточка» — выпускаются по лицензии германского «Сименса», и в них ниже доля локализации, то есть использования отечественных узлов и материалов. В ход идёт риторика об импортозамещении. Но это — либо очевидное лукавство, либо некомпетентность, особенно если учесть тот факт, что 91% «Ласточки» производится в России, а если внимательно рассмотреть степень технологической «отечественности» продукции «Трансмашхолдинга», то аргумент импортозамещения ломается, как тверская «Иволга». Которая с апреля 2018 года тоже «запела» на двух иностранных языках — немецком и французском. Правительственная комиссия одобрила получение германо-французским концерном Siemens-Alstom доли во входящих в «Трансмашхолдинг» Тверском вагоностроительном заводе, Брянском машиностроительном заводе и Коломенском заводе.

Но в вопросе недобросовестной конкуренции по сценарию столичного транспортного департамента отлаженная цепь, питающая интересы героев Форбса, начинает искрить. Похоже, с тендером на закупку электропоездов для МЦД, который выиграла структура «Трансмашхолдинга», не всё однозначно. Он проводился на безальтернативной основе, с одним участником. Это и есть имитация конкуренции, о которой говорил глава государства. Издание BusinessFM приводит позицию Маргариты Пальцевой, президента Молодёжного союза юристов России:

«По документам, по признакам видно, что есть нарушение антимонопольного законодательства».

Пальцева указывает на очевидные манипуляции заказчика с техническими условиями тендера — изменение размеров дверных проёмов вагонов. Действительно, согласно информации сайта госзакупок, заказчиком без видимых причин были изменены требуемые размерные параметры дверей вагонов, фактически соответствующие разработке заведомого победителя — производителя электропоездов «Иволга» Тверского вагоностроительного завода. Требуемая ширина дверных проёмов поездов для МЦД первоначально составляла 1250 мм, а в скорректированных условиях конкурса увеличилась до 1400. Аккурат по лекалам «Иволги». В результате основной конкурент — «Уральские локомотивы» был исключён из участников конкурса как не выполнивший технических условий.

Так тендер превратился в монопольную игру «в одни двери» — фарс с понятными последствиями. В опасной зависимости от единственного поставщика оказалась и столичная мэрия, и миллионы пассажиров. И эта зависимость от монополизации конкурса сказалась моментально. Заявленная заказчиком — АО «Центральная ППК» (Пригородная пассажирская компания) стартовая стоимость контракта возросла с 10,9 миллиардов рублей до 31,4, то есть почти в три раза. Ущерб очевиден. В чём здесь интерес столичных властей — вопрос отнюдь не риторический. И ответ на него был дан Владимиром Путиным на заседании Совета по стратегическому развитию. Отмечая недопустимость «рисования» условий конкурсов под избранных «своих» исполнителей, глава государства подчеркнул:

«Такую сомнительную практику прошу прекратить, пресечь. Получать заказы должен не тот, кто ближе к распорядителям средств, а тот, кто даёт лучшее предложение и по качеству, и по цене, и по надёжности».