Экономика России — латиноамериканского типа. Так глобальные инвесторы воспринимают нашу страну с конца 1990-х годов, считает ведущий экономист Столыпинского клуба, профессор Яков Миркин, который заявил об этом еще в 2016 году в рамках VI регионального форума «Бизнес-развитие». Российскую экономику выделяют тяжелая налоговая нагрузка, уникальная ситуация с оффшорами, через которые идут 70−80% прямых иностранных инвестиций. Помимо внешнего давления на российскую экономику, внутреннее давление оказывает жесткая денежная политика и огромная фискальная нагрузка, передавало мнение эксперта издание «Свободная пресса». Когда Минфин заявляет, что уровень налоговой нагрузки соответствует «цивилизованным экономикам» Франции и Германии, следует помнить, что экономика этих стран растет со скоростью 0,5−1% в год, а Россия нуждается в темпах 6−7%, напомнил Миркин. В распоряжении российских компаний нужно как можно больше оставлять финансовых ресурсов. Во всех странах сверхбыстрого роста так называемое «экономическое чудо» произошло при гораздо меньшей налоговой нагрузке (30−31% ВВП). Делая тогда прогноз на краткосрочную перспективу, экономист определил для российской экономики «болтание в области нуля». В числе факторов, не способствующих перешагнуть этот рубеж, он называл сохранение физических объемов добычи сырья и экспортных потоков сырья на Запад, стабилизацию цен на нефть, продовольственное эмбарго.

Ресурсы России — на съедение
Ресурсы России — на съедение

Что мы наблюдаем сегодня в 2019 году? Продовольственное эмбарго продлили. Российские политики заявляют о решении вопросов импортозамещения. Но замещение наблюдается больше в стоимостных показателях — ценах.

«Российская экономика критически зависит от импорта. Прежде всего, она потеряла производство средств производства. В начале 2015 года Минпромторг издал приказ об импортозамещении, в котором привел статистику по десяткам видов номенклатуры оборудования. Электронная промышленность на 80−90% зависит от импорта, станкостроение — более чем на 90%. Полтора года тому назад мы в месяц производили 200 металлорежущих станков на всю Россию. В сентябре этого года большой успех — мы производим в месяц уже 400. Это несколько процентов от выбытия станков по всей экономике», — приводил данные Росстата Яков Миркин в 2016 году. Сегодня, по его мнению, ситуация, спустя пять лет действия программы по импортозамещению не лучше — часто производство вроде бы свое, российское, а делается на иностранном оборудовании, материалы импортные.

Продолжает расти и налоговая нагрузка! Она выросла в 2018 году и растет в этом — 2019-м. Хуже того, мы уже сообщали о том, что на днях Госдумой были приняты очередные изменения бюджета на 2019 год, в соответствии с которыми Минфин РФ повысил план по сбору штрафов, НДС и налога на прибыль. Они связаны с тем, что, во-первых, не оправдались его прогнозы по получению дивидендов от прибыли компаний с участием госкапитала, например, один только «Сбербанк» не доплатит ранее запланированные для бюджета 27 2236,9 млн рублей, поступит меньше денег и от нефтегазовых компаний. Во-вторых, поступления от несырьевого сектора в первом квартале этого года оказались выше прогноза Минфина, который объясняет этот рост увеличением объемов производства, а следовательно, прибыли, доходов. Частному бизнесу России придется нелегко, он будет расплачиваться за свой же рост производства и покрывать недостачи, принесенные бюджету госкорпорациями и внешними факторами, а фактически — за ошибки Минфина. И все это на полпути — в середине года, когда компании уже подбили планы по развитию, но им, очевидно, придется их пересмотреть. Разве возможно развивать бизнес в подобных внутренних условиях, когда существует еще и зависимость от внешних рынков и банковского сектора?

На днях РБК указывал, что Минфин рассчитывает налоговую (и фискальную) нагрузку как сумму всех поступлений налогов и обязательных неналоговых платежей в бюджетную систему в процентах от ВВП. В 2017 году этот показатель составил 31,1%, увеличившись с 29,2% ВВП в 2016 году. Данных за 2018 год Минфин еще не приводил, но сообщал, что в 2019 году фискальная нагрузка увеличилась в связи с повышением ставки НДС. РБК направил запрос в Минфин.

Министерство финансов России
Министерство финансов России
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Налоговая нагрузка в России сопоставима с такими странами, как Великобритания (33%), Канада (31,7%), Новая Зеландия (32,1%), но больше, чем в США (26%) или Швейцарии (27,8%). Среднее значение в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) — 34,5% ВВП, по данным Минфина за 2016 год.

Президент Владимир Путин еще в послании Федеральному собранию в 2017 году поставил задачу до 2019 года создать новые стабильные правила налоговой системы на долгосрочный период. Но по чьим правилам играет Минфин, по правилам ли президента РФ? По мнению международных экспертов, к которому любят прислушиваться некоторые российские политики, популярность Владимир Путина увеличивается с ускорением экономики, собственно, как и в большинстве других стран…

Рост налоговой нагрузки бьет по любой отрасли, заявлял РБК директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович: «Из-за роста налоговой нагрузки растут издержки предприятий, сокращаются производство и рост экономики».

Российскую экономику Яков Миркин сравнивает с маленькой машинкой, которую большие конкуренты постоянно готовы столкнуть с трассы. На долю России приходится лишь 1,8% мирового ВВП, тогда как на Китай — 15%, а на США — более 20%. Экономика России очень волатильна, отмечал эксперт, — мало того, что машинка маленькая, так ее еще и постоянно трясет из стороны в сторону. Во время кризиса 2008−2009 годов именно в России наблюдался самый глубокий провал в валютном курсе, в валовом внутреннем продукте, сильнее всего просели фондовые индексы.

Минфин своей политикой хочет сбросить российскую машинку в бездну?