«Беларусь добывает 1,6 млн тонн собственной нефти, а внутренние потребности страны составляют более 7 млн тонн. Белорусские нефтеперерабатывающие заводы после завершения их модернизации смогут в общей сложности переработать до 24 млн тонн нефти в год», — заявил посол Белоруссии в России Владимир Семашко в интервью ТАСС, оценивая причины периодических обострений отношений между Минском и Москвой.

Российская нефть
Российская нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

Посол напомнил, что изменение российского налогового законодательства в нефтяной сфере — «так называемый налоговый маневр», началось в 2015 году. Тогда Семашко был зампредом белорусского совмина, где курировал ТЭК и промышленность, а также участвовал в переговорах с Россией по нефтегазовой проблематике. Первый этап «манёвра» протекал в 2015—2018 годах, а второй, завершающий этап, продлится шесть лет — до 2025 года.

«На первом этапе маневра Беларусь потеряла 3,6 млрд долларов, которые нам никак не компенсированы. Если всё оставить так, как есть, то за оставшееся до завершения налогового маневра время Беларусь потеряет еще 10,6 млрд долларов при мировой цене нефти 70 долларов за баррель и 8,8 млрд долларов при цене 60 долларов за баррель. А затем белорусские нефтепереработчики будут полностью выведены на мировую цену нефти, в результате чего Беларусь будет ежегодно переплачивать России по 3 млрд долларов», — посетовал Семашко.

Об этом читайте: Занимательная калькуляция белорусско-российского союзничества

По его словам, даже если ВВП Белоруссии вырастет с $60 млрд до $100 млрд, то «для нас это не просто огромные цифры, это очень тяжелое бремя». При этом он отметил: «В схожей ситуации оказались и российские нефтяные компании. Однако для смягчения последствий налогового маневра для них федеральным законом №301 предусмотрена солидная поддержка из госбюджета в виде отрицательного акциза на нефть и применения демпфирующих коэффициентов. И даже после завершения маневра российские нефтепереработчики получат льготные условия работы и будут приобретать нефть по цене, составляющей 83−84% от мировой цены».

«Российский бюджет может себе такое позволить, он от проведения маневра выигрывает, а белорусский бюджет — наоборот, потому что снижаются поступления от вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты. Иными словами, у нас в Беларуси маневр наносит двойной удар — и по нефтеперерабатывающей отрасли, и по бюджету», — сообщил представитель официального Минска.

Семашко напомнил, что и в 2019 году власти Белоруссии «уже существенно подняли цены на нефтепродукты на внутреннем рынке», отметив: «Но дальше делать это невозможно. Во-первых, покупательная способность граждан Беларуси не позволяет этого сделать, а во-вторых, у нас и так уже диспаритет цен на бензины и дизельное топливо с Россией где-то в размере 8−10%. Если эта разница в ценах станет больше, то возникнет новая проблема массового ввоза в Беларусь из России дешевых нефтепродуктов. В таком случае не придется говорить и о едином рынке нефтепродуктов Евразийского экономического союза. Какая на это будет реакция в других странах «пятерки», предсказать не сложно».

На тему интеграции официально: Медведев и Румас разобрали «три корзины» интеграции

«Поэтому белорусская сторона продолжает рассчитывать на компенсацию Россией последствий проводимого маневра. У правительства России понимание проблем Беларуси в связи с этим, безусловно, есть. Мы приступили к обсуждению компенсационных механизмов. Они могут быть как в виде межбюджетных трансферов, так и в виде изменения формулы цены нефти, внесения в нее специальной скидки. Это основные возможные механизмы, которые обсуждаются. Размер же компенсации очевиден для двух сторон: должна быть возмещена разница в вывозных таможенных пошлинах, помноженная на объем поставляемой нефти», — рассказал посол Белоруссии в России.

По его словам, «наиболее актуальная тема по нефти сегодняэто компенсация белорусским НПЗ их издержек вследствие перевода их в ближайшей перспективе на мировые закупочные цены». Из контекста интервью следует, что российские налогоплательщики через российский бюджет должны оказать денежную поддержку двум белорусским нефтеперерабатывающим заводам.

Актуальная тема: «Белнефтехим» подсчитал «колоссальный ущерб» от российской нефти

«Мы закупаем до 20 млрд кубометров у ПАО «Газпром». Конечно, после ввода в эксплуатацию Белорусской АЭС этот объем на 5−5,5 млрд кубометров уменьшится, но в любом случае он будет внушительным», — рассказал Семашко.

Он сообщил, что переговоры по условиям поставок газа в Белоруссию с 1 января 2020 года ведутся уже полтора года, и «до сих пор консенсус не достигнут». Дедлайн по подписанию нового соглашения был назначен на 1 июля 2019 года.

«Предложения белорусской стороны состоят в том, чтобы постепенно выйти на цену, сопоставимую с ценой природного газа для потребителей граничащей с нами Смоленской области. Иными словами, перейти от нынешнего коэффициента разницы цен 1,84 к коэффициенту 1,0», — рассказал посол.

Тем самым он напомнил скандальный спор Александра Лукашенко с президентом России 6 декабря 2018 года. Тогда Владимир Путин напомнил: «Если бы Белоруссия не имела преимуществ, связанных с интеграцией, а цена формировалась бы на рыночных принципах, это было бы не $129 и не $127, а $200».

Читайте подробности: Путин и Лукашенко вступили в спор о цене российского газа для Белоруссии