Арбитражный суд Татарии в рамках дела о банкротстве банка «Анкор», лишившегося лицензии в марте 2017 года, назначил судебную экспертизу при попытке оспорить сделку одного из бывших клиентов. Перед экспертами поставлена задача не только установить, когда был оформлен договор залога недвижимости и соглашение о его расторжении, но и одним ли человеком сделана подпись на этих документах. Если эксперты установят расхождения, то в деле о банкротстве банка одним эпизодом уголовного дела может стать больше, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Банкротство
Банкротство

Напомним, основным акционером АО «Анкор банк Сбережений», который на момент отзыва лицензии в марте 2017 года занимал 233-е место в банковской системе России, является основатель «кондитерской империи» Андрей Коркунов. Сам банк с апреля 2017 года — банкрот, находится на стадии конкурсного производства. Одновременно с этим расследуются уголовные дела, возбуждённые по событиям, предшествовавшим отзыву лицензии. В августе 2018 года в правоохранительные органы было направлено очередное заявление о фактах хищения имущества банка под видом сделок с ценными бумагами. А в октябре 2018 года было предъявлено обвинение и.о. председателя правления банка, который является фигурантом дело, возбуждённого по ч. 4 ст. 160 УК РФ («Присвоение или растрата»). По ходатайству следствия был наложен арест на имущество обвиняемого, расследование продолжается.

На начало мая банк имеет обязательства перед 790 бывшими клиентами на сумму свыше 6,649 млрд рублей.

Тем временем конкурсный управляющий в лице госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» продолжает формировать конкурсную массу в том числе и через признание сделок недействительными.

Читайте также: Бывший временный глава правления «Анкор банка» ответит за растрату

В деле о банкротстве не обходится без скандальных ситуаций. Так при обжаловании сделок, заключённых между банком и московским ООО «ДСтройНедвижимость», потребовалось назначать судебную экспертизу. Проверить эксперты должны договор залога недвижимого имущества (ипотеки), заключённый с вышеупомянутой компанией бизнесмена Константина Юферова, соглашение от 26 декабря 2016 года о расторжении договора залога, а также договоры уступки прав требования, которые заключили банк и ООО. Перед экспертами поставлена задача установить период, когда были изготовлены документы, а также «одним ли человеком сделана подпись на соглашении от 26.12.2016 года о расторжении договора залога недвижимого имущества», а также договоре цессии, и «Комягинским А.Г. или иным лицом сделана подпись на соглашении от 26.12.2016 о расторжении договора залога» и соглашении уступки прав требования.

Дело в том, что в даты расторжения договоров залога банк уже испытывал финансовые трудности, и на сегодня решается вопрос о возможности привлечения контролирующих лиц к ответственности и выясняются все обстоятельства банкротства «Анкора».