Недавно прошедший ежегодный Санкт-Петербургский экономический форум под броским и амбициозным девизом «Формируя повестку устойчивого развития», несмотря на количество зарубежных гостей и российских «тяжеловесов» от бизнеса и управления экономикой страны, не дал оснований для приятного удивления или обнадёживающего открытия. Скорее, наоборот — представители экономического блока правительства в своих выступлениях выглядели откровенно беспомощно, вяло и не интересно, хотя их рассуждения и напоминали нечто вроде убаюкивающих трелей соловьёв. Виртуозность их песнопений доходила до такой степени, что иногда даже создавалось впечатление, что они описывают какую-то другую страну или жизнь на иной, далёкой планете. Так, из выступления вечно бодрого, лучезарного министра экономического развития М. Орешкина было очевидно, что у министра хорошо подвешен язык, но он не всегда действует в унисон с «серыми клетками» мозга. Лишь однажды министра, что называется, прорвало и он, как бы мимоходом, но всё же отчётливо царапнул конкретику жизни — допустил грядущий кризис неплатежей по накапливающейся критической массе банковских потребительских кредитов. А следовательно, и кризис банковской системы, с неизбежным сползанием в рецессию. Его тут же бросились поправлять и возражать, дабы «не гнать волну»; ярой защитницей псевдоблагополучного статус-кво стала, конечно же, глава Центрального банка Э. Набиулина. Иного от неё не приходится и ожидать — главный банкир страны вообще видит жизнь из окна своего быстро несущегося служебного автомобиля, да и то в пределах Садового кольца Москвы. А ещё по отчётам и данным, художественно-изобретательная интерпретация которых в последние годы, а особенно с неуклонно ухудшающимся реальным (а не бумажно-отчётным) экономическим положением в стране, вошла в разряд бюрократического искусства. Кстати, и сама точность этой статистики находится под большим вопросом, поскольку нас обнадёживают на основе этих цифр, но в жизни и без заумных экономических выкладок мы видим совсем другое. Например, каким образом наши чиновники от Статистического управления пришли к выводу и объявили, что средняя зарплата по стране в 2019 г. составляет 42 тыс. 413 рублей, когда на самом деле не надо ничего мудрить, высчитывать и приплюсовывать — как было 14−15 тысяч в месяц, так и осталось? Были бы такие зарплаты, которые мерещатся там, в верхах, и такая тревожная закредитованность граждан не состоялась бы. Или с чего это вице-премьер и министр финансов А. Силуанов решил, что прибавка к пенсии в 600 рублей позволит пенсионерам, наконец, зажить припеваючи, а самым любознательным из них даже путешествовать по всему миру? Поправляя М. Орешкина, министр финансов успокоил — мол, не надо паниковать, за границей все живут в долг за счёт потребительских кредитов. Он явно недооценивает интеллектуальный уровень аудитории по всей стране — ведь всем совершенно очевидно, что доходы за рубежом существенно выше, чем у нас. Скажем, в не такой уж богатой Чехии или Польше средняя зарплата 850 евро (64 000 руб.), средняя пенсия в той же Чехии — 440 евро (33 000 рублей), а потребительский кредит в Европе можно взять под 3%-3,5%, а по ипотеке так и вообще за 0,5%-1,5%. С таким соотношением доходов и банковской ставки можно спокойно брать и жить в долг, ни банкир, ни заёмщик не рискует. «Конёк» Э. Набиулиной — уровень инфляции, которую она постоянно «таргетирует» в своих выступлениях, каким-то образом стабильно находится на отметке в 4%, и это при том, что бензин подорожал в 1,5 раза, а коммунальные платежи как росли, так и продолжают расти из года в год. И то, что, грубо говоря, чувствуешь на своей шкуре, не загладить никакими парадными цифрами. Пусть в этом иллюзорном мире живёт тот, кто уже не может, да и не хочет жить в другом, в реальном. Негуманно лишать начальников их маленьких радостей.

Иван Шилов © ИА REGNUM
Максим Орешкин и Антон Силуанов  на Санкт-Петербургском экономическом форуме
Максим Орешкин и Антон Силуанов на Санкт-Петербургском экономическом форуме
Дарья Драй © ИА REGNUM

Нам вдувают в уши мелодичные рапсодии, но мы знаем, что они не про нас. Так и живём в разных созвездиях и в разных измерениях, на разных этажах. Может быть, речь идёт о какой-то другой стране, а не о России? Так и хочется посоветовать государственным финансистам: будьте проще, и народ к вам потянется. Посетите для начала самообразования несколько городов и посёлков, походите по ним, поспрашивайте, лучше даже инкогнито — много узнаете для себя нового. Правда, с какой целью потянется — это ещё один вопрос, можно ведь и «под раздачу» разгневанных граждан попасть.

А ещё можно было себя почувствовать на скучном любительском спектакле или на рядовом отчётном партсобрании (если кто-то их ещё помнит), слушая выступление главы Роснефти, маститого И. Сечина. Монотонно читая, не отрывая глаз от текста (совсем как поздний Л.И. Брежнев), глава этого монстра, входящего в обойму «национального достояния», пытался стращать присутствовавших коварными и зловредными США, настраивать против них, своевольно нарушающих некие «правила конкуренции». Вашингтон, мол, приняв на вооружение доминанту — силовое подавление внешней конкуренции, оказал бескомпромиссное санкционное давление и смог поставить под свой контроль алюминиевый бизнес Русала, а вместе с ним и его владения в добыче в РФ никеля, меди, платины, палладия. Если люди пренебрегают нехитрым политическим прогнозированием, то хотя бы чаще надо заглядывать в библию для бизнесменов начального этапа — «Конкурентная стратегия» гуру американского бизнеса Майкла Портера, тогда и понимать истинную природу и приёмы конкурентной борьбы будет проще, и даже предвосхищать нежелательные акции. Конечно, как не жаловаться на конкуренцию извне, когда «коренники» российского бизнеса привыкли у нас в стране к единоличному комфорту, к тому, что её для них на предпринимательских просторах России, по сути, и нет. Все они «великие и ужасные» в чётко очерченных между собой областях, как на личных участках садово-огородных товариществ.

А ведь у И. Сечина невольно получилось не столько обвинение ощетинившихся США, сколько своего рода признание пагубности и ущербности той модели государственного капитализма, которая процветает в России, экономику которой подпирают избранные компании-монстры. А убери такую подпорку, и целая отрасль, да ещё стратегическая, оказывается уже не в нашей досягаемости, а у прямого и мощного конкурента. Особенно если ты зависишь от этого конкурента в технологиях и финансах, что и свойственно и Роснефти, и Новатэку, и Газпрому, и другим из всё той же обоймы.

Игорь Сечин
Игорь Сечин
Дарья Драй © ИА REGNUM

И. Сечин пытался вызывать аппетит инвесторов рассказом о разведанных новых месторождениях, особенно в Арктике, но так и не донёс до слушателей, чьи технологии будут участвовать в их разработке. Хотя и так ясно, что не наши, отечественные — ведь несмотря на непрекращающуюся годами трескотню об импортозамещении, независимая технологическая база нефтегазовой отрасли так и не создана. А тем более для Арктики, где сложность бурения и добычи возрастает многократно. Зато Роснефть легко тратит деньги на всяческую «развлекаловку», типа спонсирования концертов Ф. Киркорова — ещё одного «национального достояния». Странно, что этот «король попсы», лауреат премии «Серебряная калоша» и даже обладатель российского «Ордена Почёта», вручённого самим В. Путиным, ещё и нуждается в финансовой подпитке полугосударственной компании.

Но вот, что точно было о России и «по делу», так это выступление помощника президента РФ А. Белоусова. Прозвучали две бесспорные констатации — одна радостная, другая грустная. Радостная потому, что А. Белоусов сказал то, что годами не спешили признать: «Модель взаимодействия региональной власти и бизнеса, основанная на работе с якорными инвесторами, исчерпала себя». А значит, чтобы заманить инвесторов в регионы, надо предлагать какую-то новую опору для развития в них бизнеса. Отрадно, что хотя бы один человек «наверху» понимает, что нужно не частичное заштопывание прорех, а концептуальные изменения.

«У этой новой модели ядром являются те факторы, которые мы никогда не рассматривали факторами роста. Это прежде всего открытость, это справедливость по отношению к предпринимателям, это уважительность, это, безусловно, простота процедур», — сказал Белоусов.

Не менее откровенно прозвучала и грустная констатация: «Административное давление на бизнес со стороны силовых структур и контрольно-надзорной деятельности приобрело характер настоящего бедствия». Констатация была правильной, но вот вывод — ошибочен, если не сказать порочен.

Проблему третирования бизнеса со стороны силовых структур, по мнению А. Белоусова, поможет решить специальная электронная платформа, через которую предприниматели смогут сообщать о таких фактах.

«Если все пойдет нормально, осенью заработает платформа, где каждый предприниматель, который подвергся давлению, несправедливому с его точки зрения, со стороны территориальных органов, местных органов силовых структур, прежде всего, МВД, будет иметь возможность не просто апеллировать, а запустить процесс, который неизбежно приведет к проверке со стороны центрального аппарата МВД законности и обоснованности действий соответствующих сотрудников на местах», — рассказал Белоусов. Он уверен, что «за два года кардинальным образом вся система контрольно-надзорной деятельности должна измениться».

Андрей Белоусов
Андрей Белоусов
Government.ru

Но создание для бизнеса очередного «окна для жалоб» (а структур в этой области создано уже немало) — это не решение проблемы в её нынешнем грандиозном масштабе. Уповать на такое «окно» — означает расписаться в собственной беспомощности перед лицом злобного и ненасытного дракона — давления и даже произвола силовиков. Надо не заплаты накладывать, а устранять саму возможность официальных и полуофициальных «наездов» на предпринимателей, особенно успешных и конкурентоспособных. А получается, что власть предупреждает предпринимателей: приходите, развивайте бизнес, но на свой страх и риск, знайте, что вас могут по своей воле и без всяких оснований «прищучить» либо МВД, либо ФСБ, либо Налоговая служба, либо любая хищная инспекция, но зато у вас теперь будет адрес, куда можно пожаловаться и начать тяжбу. Сомнительный это инвестиционный стимул. Заметьте, даже про судебные органы, которые обязаны вершить справедливость, А. Белоусов (будучи реально мыслящим человеком) даже не упомянул, и понятно, почему. Суды подвержены давлению не меньше, чем бизнес.

Кстати, по поводу «страха и риска» хотелось бы обратить внимание интересующихся на, пожалуй, единственно незаурядное выступление во время Форума, которое оказалось как-то за рамками журналистских отчётов, а жаль. Председатель бюджетного комитета Госдумы А. Макаров в тонкой ироничной манере с облегчением заметил, что «уже третий день Форума, а никого ещё не посадили, правда, никого и не выпустили». Но переходя на серьёзный лад, он в лаконичной, уверенной и яркой форме провёл черту: «Риска у бизнесменов уже не осталось, остался только страх, потому что, если кто-то будет успешным, к нему придут и отберут!», и вынес абсолютно правильный основополагающий вердикт: «Не будет никакой (экономической и социальной — В.М.) стабильности, пока не будет прорыва». Не пересказывая его откровенных и сильных тезисов о том, какие компоненты нужны для создания, наконец, подлинно действующего инвестиционного климата, рекомендовал бы всем ознакомиться, а ещё лучше послушать «вживую» всю запись его короткого, но глубокого выступления — оно стоит того. Вот только услышали ли его те, кому это положено по должности, те у руководства экономикой страны, кто продолжает упрямо двигаться вверх по лестнице, ведущей вниз?