Обострение американо-китайской торговой войны становится более понятным, если проследить ее историю за последние несколько лет. Соответствуют ли реальные выигрыши США бодрым заявлениям президента Дональда Трампа о «наступлении торговой справедливости для Америки», обсуждает автор ИА REGNUMАлександр Запольскис.

Си Цзиньпин и Дональд Трамп
Си Цзиньпин и Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Став президентом, Трамп энергично взялся за выполнение собственного обещания перезаключить все торговые соглашения. Причина тому лежала на поверхности, ведь США каждый год теряли на внешнеторговом обороте около 900 млрд долларов, и кое-что Трампу в этом отношении удалось сделать. Особенно удачно получилось с ближайшими соседями — Канадой и Мексикой, где перезаключение договора позволило на 20% снизить отрицательное сальдо.

А вот дальше всё как-то застопорилось, поскольку следующими в очереди стояли ЕС и Китай. ЕС продолжает изображать оптимизм по поводу трамповских предложений, но не спешит сдавать валюту, с Китаем же получилось же и того хуже. Попытки что-нибудь перезаключить обернулись взаимным непониманием и наступлением той самой торговой войны, когда повышение таможенных пошлин дало Вашингтону около 50 млрд долларов дополнительных поступлений в казну.

Всё бы хорошо, но ответные меры Китая сбалансировали этот удар, а за два года с 2016 торговый баланс с 1 к 2,9 в пользу Китая изменился до 1 к 3,5. Так что, говоря о тактических успехах, Трамп не особо затрагивает тему стратегического проигрыша. Тем не менее прекрасно понимая, к чему движется ситуация в целом, Трамп и его администрация вынуждены усиливать давление со своей стороны. А вынужденные действия, как показывает многовековой опыт, часто ведут к ошибкам. Новые санкции могут принести Трампу еще 30 млрд долларов единовременно, но не повторится ли ситуация с предыдущими мерами, когда Китай легким движением руки сбалансировал ситуацию? Что-то, а тянуть время в Китае умеют.

Читайте статью Александра Запольскиса «В торговой войне с Китаем Америка становится похожа на Украину».