Министр экономики Белоруссии Дмитрий Крутой 12 мая в эфире государственного телевидения заявил о намерении «принципиально обсудить направления» по сближению позиций с Международным валютным фондом (МВФ) по вопросу кредитования республики. Правительство Белоруссии очень нуждается в деньгах и в ходе электоральной кампании опасается сокращать довольствие населения.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Крутой поведал: во время апрельского визита делегации Белоруссии в Вашингтон конкретных переговоров с МВФ о новой программе кредитования не было. Он так описал состояние дел: «В течение этого года нужно еще раз принципиально обсудить направления, по которым мы готовы сблизить свои позиции».

Ранее на эту тему: Белорусская делегация вылетает договариваться по кредиту МВФ

Министр отметил, что был учтен «негативный опыт МВФ на Украине, где резкое повышение тарифов породило сильный кризис неплатежей». Он также сообщил, его коллеги из МВФ «ЖКУ и массовую приватизацию госпредприятий сегодня не обсуждают» — то есть всё то, что так болезненно воспринималось Александром Лукашенко, на повестке не стоит.

Из сказанного Крутым также следует, что до того, как Лукашенко оформит продолжение своего пребывания в президентском кресле, кредита официальному Минску не видать: «Исходя из мандата МВФ, в период электоральных кампаний ни в одной из стран они соответствующую программу не согласовывают и не заключают, чтобы это не было истолковано как форма политического давления».

Дмитрий Крутой
Дмитрий Крутой
Economy.gov.by

У истории нового, так и не состоявшегося кредита МВФ для Белоруссии длинная история, уходящая в кризисный 2011 год. Тогда власти Белоруссии обратились в фонд за финансовой помощью и получили отказ. Просьба была в целом и общем, Минск долго не мог определиться с запрашиваемой суммой (среди сумм фигурировали $8 млрд), предварительные условия фонда его не устроили. В итоге плечо подставила Россия по линии ЕФСР.

Ощущая постоянную необходимость во внешнем финансировании, в 2016 году власти Белоруссии подали заявку в МВФ на предоставление кредита в размере $3 млрд под 2,28% годовых сроком на десять лет в рамках реализации новой трехлетней программы сотрудничества. Заявка долго оставалась без рассмотрения с учётом несогласия руководства Белоруссии выполнять рекомендации фонда. Многое указывает на то, что в нынешнем году Минск денег МВФ не получит, и получит ли вообще — большой и принципиальный вопрос.

Александр Лукашенко неоднократно критиковал как фонд за несогласие выделить деньги, так и совмин Белоруссии за желание «освоить» привлекательные по процентной ставке финансовые ресурсы. Руководитель республики то обзывал своих подчинённых и зарубежных банкиров обидными словами и стращал, то хвалил их и сообщал об отсутствии у него аллергии на рекомендации фонда, однако всё это мало помогало делу: денег официальный Минск так и не получил.

Тем временем ситуация не улучшается. Госдолг Белоруссии к концу 2018 года достиг $17 млрд (без учёта гарантий правительства и других показателей, учитываемых экспертами МВФ) — т. е. почти трети ВВП. Темпы его наращивания были ниже прошлогоднего показателя (22,6% за 2017 год), однако тенденция оставалась неизменной: республика живёт взаймы и обслуживает старые долги за счёт новых долгов.

Неспроста 8 мая в Сараево Дмитрий Крутой провёл переговоры с вице-президентом Всемирного банка Сирилом Мюллером, по итогам которых пресс-служба минэкономики Белоруссии проинформировала: «С учетом среднесрочной потребности Беларуси в инвестициях на инфраструктуру, важной целью становится привлечение ресурсов четырех ведущих финансовых организаций (Всемирный банк, ЕБРР, ЕИБ и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций) в ежегодном размере не менее 1 млрд евро».

Главное здание МВФ в Вашингтоне
Главное здание МВФ в Вашингтоне
(сс) Javier Ignacio Acuña Ditzel

Читайте также: Премьер-министр Пакистана отверг проект соглашения с МВФ

По оценкам МВФ, в 2018 году внешний долг Белоруссии (включая государственные гарантии) превысил половину ВВП и в такой ситуации может обслуживаться только за счёт новых заимствований. В 2019 году правительству предстоит направить $5,5 млрд при наличии $7,6 млрд в ЗВР (данные на 1 мая 2019 года) и ухудшающейся внешней конъюнктуре. Фонду некуда спешить.

По данным Белстата, за I квартал 2019 года Белоруссия наторговала в минус на без малого $1,5 млрд при формальном росте ВВП на 1,1%. Теоретически такие данные свидетельствуют о внутреннем росте потребления произведённого продукта, однако в этом приходится сомневаться.

Скорее всего, дело в банальных приписках и желании по итогам года продемонстрировать утверждённый президентским указом рост ВВП на 4%. Ведь из года в год белорусские стратеги демонстрируют профнепригодность и невыполнение важнейших макроэкономических показателей официального прогноза. Приписки нужны ещё и для того, чтобы представить ситуацию в белорусской экономике лучше, чем она есть, и тем самым создать лубок, от умиления которым западный финансист якобы охотнее одолжит до получки.

Однако в фонде прекрасно знают, что белорусские управленцы давно не могут обслуживать долги кроме как за счёт новых долгов. Финансовая помощь России сокращается, ЗВР остаются на относительно невысоком уровне и не покроют квартальный импорт, потребность в валюте весьма высока — в том числе и потому, что многие несознательные граждане даже после деноминации «зайчика» (десять тысяч старых белорусских рублей к одному новому) предпочитают хранить сбережения в долларах США. Однако основной потребитель инвалюты — предприятия.

Белорусские рубли
Белорусские рубли
© ИА REGNUM

В таких условиях совмин и Нацбанк Белоруссии проводят «плавную девальвацию» и предпринимают меры по сокращению внутреннего потребления за счёт привычного им механизма — повышения цен. Инфляционно-девальвационная спираль раскручивается не так стремительно, как в 2015 или 2011 годах, однако тренд очевиден. Все силы брошены на то, чтобы пружина не разжалась быстрее, чем будут подведены итоги идущей президентской кампании 2020 года.

Майское заявление главы минэкономики Белоруссии — для внутреннего потребителя, на принципиальную позицию МВФ и Всемирного банка оно никак не может повлиять. В этом контексте уместно припомнить сентябрьское заявление главы белорусского минфина — тогда также в эфире государственного телевидения Максим Ермолович заявил, что Александр Лукашенко признал согласованную с фондом программу структурных реформ неприемлемой из-за сроков реализации и якобы поэтому официальный Минск предпочтёт занять $2 млрд у России и Китая через размещение гособлигаций. Размещения были анонсированы, однако это не те суммы и совсем не те проценты, которые нужны руководству Белоруссии.

«Глава государства указал нам, что это будет высокий шок для нашего населения, и этого делать нельзя. Поэтому от программы с МВФ правительство отказалось и сейчас работает в рамках программы социально-экономического развития, которая одобрена «Всебелорусским народным собранием»,рассказал в прошлом году Ермолович.

До этого замглавы минфина РБ Юрий Селиверстов комментировал разногласия с МВФ и причины, по которым официальный Минск взял паузу. Тогда чиновник объяснил «заморозку» переговоров разногласиями в скорости реализации комплекса реформ, которыми фонд обусловил выделение финансовой помощи.

МВФ
МВФ
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Александр Лукашенко, Юрий Селиверстов и другие белорусские чиновники акцентировали внимание на одном из условий МВФ — 100% оплате населением услуг ЖКХ. По словам источников, близких к участникам переговорного процесса, на самом деле условия предоставления денег фонда включают десятки пунктов, однако ни МВФ, ни власти Белоруссии не желают их рассекретить.

Пока что по факту ситуация выглядит так: МВФ не рассматривает вопрос кредитования официального Минска, а заявленные Крутым разговоры на тему возможных разговоров, переговоров и прочих обсуждений — это те самые «разговоры в пользу бедных», от которых социально-экономическое положение в Белоруссии не улучшится.