Накануне 9 мая внимание белорусской общественности было приковано к праздничной дате, которая, по установленной властями традиции, омрачалась борьбой с символикой Дня Победы, противодействием «Бессмертному полку» и прочими подобными новостями. На этом фоне остальные новости выглядели малозначительными и остались малозаметными. Среди таковых, незаслуженно недооценённых — замечательное известие о намерении властей Белоруссии закупать нефть в Нигерии.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Учитывая заинтересованность Республики Беларусь в продвижении экспорта товаров и услуг в нефтегазовом секторе, а также актуальность вопроса диверсификации поставок нефти в страну, 2 мая 2019 г. посол Беларуси в Нигерии Бриль В.С. встретился с управляющим директором Национальной нефтегазовой корпорации Нигерии М. Бару, — проинформировало посольство Белоруссии в Нигерии. — В ходе встречи обсуждены вопросы развития двустороннего сотрудничества в таких областях, как техническое обслуживание и модернизация нигерийских нефтеперерабатывающих заводов и нефтяных установок, обеспечение безопасности нефтепроводов, ликвидация последствий разливов нефти и восстановление загрязненных территорий, меры по борьбе с хищениями нефти, предупреждение и выявление случаев повреждения нефтепроводов, колтюбинговые технологии, тренинг персонала по вопросам предупреждения чрезвычайных ситуаций на нефтепроводах. Стороны договорились о продолжении контактов на рабочем уровне».

Это скромное сообщение из двух абзацев было опубликовано на сайте посольства Белоруссии в Нигерии 3 мая. До того, как Вячеслав Бриль обсудил с Майканти Бару вопросы поставок нигерийской нефти в Белоруссию, об этих планах вскользь упомянули представители правительства Белоруссии, госконцерна «Белнефтехим» и государственной «Белорусской нефтяной компании». Так, 23 апреля БНК обнародовала планы поставить через украинский и прибалтийские порты альтернативную российской нефть. В частности, замгендиректора БНК Сергей Гриб назвал Нигерию в числе возможных стран ввоза нефти наряду с Азербайджаном и Саудовской Аравией.

Нефтяной танкер
Нефтяной танкер
GTraschuetz

Посол Азербайджана в Белоруссии Латиф Гандилов подтвердил: поставки азербайджанской нефти можно возобновить, однако это вопрос переговоров Ильхама Алиева и Александра Лукашенко. В 2010 году, когда официальный Минск демонстрировал «нефтяную независимость» от России и шёл на любые издержки, чтобы продемонстрировать саму возможность ввоза и переработки нероссийской нефти, Лукашенко неплохо переплатил Алиеву-младшему и ныне покойному Уго Чавесу. Курировавший в то время ТЭК в совмине и лично прорабатывавший логистику поставок вице-премьер Владимир Семашко (ныне посол РБ в РФ) заявлял, что поставки заморской «выгодной нефти» — это всерьёз и надолго. Однако уже в 2012 году эксперименты были свёрнуты. В 2016 году в Белоруссию было ввезено около полумиллиона азербайджанской нефти, а в 2017 году — примерно столько же иранской при том, что мощности обоих белорусских НПЗ выведены на переработку 18 млн тонн в год.

Москва наблюдала, насколько хватит золотого запаса у батьки атамана на столь пафосные пропагандистские акции. Совмин Белоруссии до сих пор не обнародовал всю информацию по тем тайным сделкам. Белорусским налогоплательщикам было предложено довольствоваться пропагандистским жмыхом примерно такого характера: к чему эти пошлые разговоры о деньгах, когда на кону престиж страны, России продемонстрировали независимость и вынудили её подписать нефтегазовые контракты на условиях Минска.

Прошло несколько лет, и в 2017 году две пробных партии нефти были поставлены из Ирана. Снова в уши белорусскому «народцу» полился пропагандистский елей «нефтяной независимости», снова москвичи наблюдали за пафосными манипуляциями с вёдрами и цистернами нероссийской нефти. Тем временем добываемая в Белоруссии нефть уходила в сыром виде на экспорт в Германию, а добываемая белоруской госкомпанией в России нефть («Белоруснефть» — НК «Янгпур») тоже не способствует «импортозамещению» и протекает мимо Мозыря и Новополоцка.

Для удовлетворения внутренних потребностей Белоруссии в сырой нефти достаточно 5,5 млн тонн сырой нефти в год. Добыча на своей территории составляет около 1,5 млн тонн ежегодно. Правительство РФ, таким образом, обеспечивая ежегодные поставки российской нефти в Белоруссию в объёме 24 млн тонн по льготным «интеграционным» ценам, субсидирует режим Александра Лукашенко.

АЗС «Белнефтехим»
АЗС «Белнефтехим»
Neznayka

Таким образом, Минск мог бы просить Москву о поставках 4 — максимум 5 млн тонн «льготной» нефти, а остальную закупать по рыночным ценам, как это делают все нормальные страны. Однако строители «рыночного социализма» требуют льготных цен на российские товары — не только на нефть. В конце прошлого года — начале нынешнего широко обсуждалась трагикомичная ситуация с обоснованием Александром Лукашенко на саммите в Санкт-Петербурге льготной цены на российский газ для Белоруссии со ссылкой на расстояние до Германии.

Тогда президент России аккуратно поставил на место разошедшегося белорусского партнёра, норовящего позолотить ручку высшего российского чиновника шматами сала и мешками с картошкой. На том же при исполнении недавно погорел заместитель госсекретаря Совбеза Белоруссии Андрей Втюрин. Деньги или мешки с картошкой — какая принципиальная разница, если чиновник при исполнении? Разумеется, пресс-секретарша белорусского лидера Наталья Эйсмонт через знаменитый телеграм-канал «Республика Беларусь» сможет объяснить, почему в одних случаях еда — это взятка, а в других — «благодарность» или «знак уважения» (почти все арестованные и осужденные за коррупцию именно так это и называли).

«Откатинг» давно и прекрасно работает в Белоруссии, однако за её пределами белорусские суммы «благодарностей» выглядят, дипломатично выражаясь, очень скромно. Учитывая привычную для минских товарищей форму выражения своего уважения за принятие решения в своих интересах, им будет проблематично заинтересовать даже нигерийского чиновника. Да, в Нигерии война, террористы то и дело атакуют нефтяную инфраструктуру, а 2/3 населения выживает за чертой бедности, однако сало с картошкой может быть воспринято как оскорбление.

Нигерийский режим не менее коррумпирован, чем белорусский. Процветает хищение нефти, её продажа «налево» и переработка на незаконных НПЗ обогащает узкий круг местных элитариев — нечто подобное наблюдалось в Чечне до контртеррористической операции. На нигерийской нефти делают хорошие деньги господа из США, Британии, Голландии, Франции и Италии. Согласно данным WikiLeaks, коррупцию в Нигерии стимулировали Shell Oil и другие компании с таким размахом, что местные аналоги картошки и сала распределялись на государственном уровне. Вряд ли потомкам «великих литвинов» удастся успешно вклиниться в эту давно отлаженную систему. По всей видимости, придётся довольствоваться кавалерийским наскоком и разовыми сделками.

Нефтеперерабатывающий завод. Нигерия
Нефтеперерабатывающий завод. Нигерия
sixoone

Нигерийская нефть нужна Александру Григорьевичу для триумфального ввоза в канун президентской кампании — в 2020 году он продлит своё четвертьвековое правление, о чём заявил 1 марта во время «Большого разговора с президентом». Про «наевшегося власти», «не держащегося за власть» и тому подобное белорусы слышат так же часто, как до этого слышали их собратья (если верить официальным заверениям в «братстве») из Зимбабве, Туркмении и других стран с подобными режимами. Поэтому нероссийская нефть Лукашенко нужна, и оплатят эту авантюру белорусские и российские налогоплательщики.

Предложить взамен Нигерии официальный Минск может немного. Калийные удобрения и советское оружие — основные позиции. По соотношению цена/качество белорусские товары на нигерийском рынке неконкурентоспособны.

«С точки зрения белорусской экономики Нигерия является перспективным, быстрорастущим и емким рынком сбыта и стратегическим торгово-экономическим партерном на африканском континенте», — заявляет МИД Белоруссии.

На самом деле ситуация настолько удручающая, что посольство Белоруссии в Нигерии стесняется публиковать информацию о товарообороте. Дипломатия постсоветской республики формируется специфическим образом, однако даже не самый талантливый отпрыск колхозной элиты понимает, что значит заявлять о стратегическом партнёрстве и при этом демонстрировать в мае 2019 года данные по товарообороту за январь-июнь 2017 года.

Белорусский посол в Нигерии формально есть, но работает он по совместительству, будучи послом не только у стратегического партнёра. Глава МИД Белоруссии Владимир Макей гораздо больше внимания уделяет «вышиванкам» и гастролирующим по московским площадкам хлопцам-политологам, чем африканскому вектору белорусской «многовекторной» внешней политики. Такой подход также говорит в пользу ситуативности нигерийской авантюры.

Если предположить, что именно в это время минские мечтатели тайно сконцентрировали политические, экономические и какие ещё у них есть ресурсы для наступления на нигерийском нефтяном фронте, то сразу же возникает та же небольшая печаль, которая обозначилась при поставках венесуэльской «Санта Барбары» — логистика. Лукашенко не зря распорядился установить в своём новом внебюджетном дворце огромный глобус.

Однако дело даже не столько в расстоянии, сколько в транспорте, аренда которого существенно разнится с работой службы такси. Есть вопросы по погрузке — в Нигерии своя специфика. Есть вопросы по наладке технологического оборудования белорусских НПЗ. Есть множество самых разных вопросов, среди которых финансовый — не основной.

Нефтеперерабатывающий завод. Белоруссия
Нефтеперерабатывающий завод. Белоруссия
Gov.by

На самом деле сейчас важнейшая задача для Лукашенко — выбить из Москвы скидки на стратегически важное сырьё, прежде всего — на нефть и газ. При решении этой проблемы темы венесуэльской, иранской, нигерийской и даже саудовской нефти отпадают сами собой. На это заточены все интеграционные проекты с Россией, включая замороженный проект Союзного государства и ЕАЭС.

Сейчас минские стратегические партнёры пытаются воспользоваться ситуативным шансом добыть хотя бы $100 млн «компенсации» от России за «загрязнение» хлорорганикой российской нефти, поставлявшейся по нефтепроводу «Дружба». Выступая 11 мая на минской новостройке, Лукашенко сообщил:

«И это огромный ущерб, который был нанесен стране. Мы недополучили определенную прибыль, валютную выручку, транзит — мы огромные деньги потеряли. Это сотни миллионов долларов».

Здесь, как и при подсчёте «компенсации» официальному Минску за изменение российского налогового законодательства в нефтяной сфере (пресловутый «большой налоговый манёвр»), суммы растут как на дрожжах. В конце апреля официально озвучивалась сумма «около $100 млн» — теперь уже счёт идёт на миллиарды. В июне, если поднапрячься, можно выйти на триллион.

Однако ситуация может вырулить, как и в случае требований прибалтийских этнократов компенсации за «советскую оккупацию», на пресловутые уши мёртвого осла. «Транснефть» пострадала не меньше белорусских НПЗ, предстоит судебная тяжба, и ответчиками будут четыре персоны, представляющие ООО со смешным уставным капиталом. Даже если удастся взыскать некие гроши, пойдут они на ремонт «Дружбы» и до белорусской границы, скорее всего, не дойдут.

В суд Лукашенко не пойдёт — это не его метод, а спросить с Дмитрия Медведева или Владимира Путина не получится. Остаётся надеяться, что ссылка на этот неприятный для всех инцидент при дальнейших переговорах на уровне высших органов интеграционных объединений чудесным образом растопит сердца представителей российской стороны. Потому что официальному Нур-Султану как-то неинтересно быть сопричастным к спонсированию «белорусского экономического чуда», а у Еревана и Бишкека, при всём уважении, нет соответствующих возможностей.

Таким образом, авантюра с нигерийской нефтью имеет все шансы завершиться ещё бесславнее, чем венесуэльская. Подоплёка и нынешней, и предыдущей «распальцовки» сугубо политическая и связана с продлением пребывания в президентском кресле конкретного гражданина из экс-БССР. Наблюдателям из Баку и Москвы — приятного просмотра и не подавиться попкорном.