Часть IV. Предыдущие части читайте здесь: часть I, часть II, часть III.

Виктор Дени. Капитал. 1920
Виктор Дени. Капитал. 1920

К середине XIX века в Англии сформировались несколько крупных денежных капиталистов, способных в любой момент привести в расстройство весь денежный рынок. Для этого достаточно было объединить действия трех крупных банков и вызвать панику. Этому в немалой степени способствовал банковский акт Роберта Пиля от 1844 года, требующий соблюдения соотношения золотого запаса и находящихся в обращении банкнот. Именно в этот период Сэмюэл Джонс-Ллойд (лорд Оверстон), бывший идеологом основ банковского законодательства в Англии, сумел значительно увеличить свой капитал.

Р.Р. Сканлан. Портрет Роберта Пиля
Р.Р. Сканлан. Портрет Роберта Пиля

Что тогда было важно для богатейших семей Англии, в число которых входили Ротшильды? Поскольку их товары были самыми конкурентоспособными, то им для приумножения своих богатств, а значит, и власти, требовалось развитие мировой торговли. Поэтому по инициативе Англии в 1867 году организуется международная конференция в Париже, на которой межгосударственным соглашением была принята первая мировая валютная система в форме золотомонетного стандарта, в которой золото признавалось единственной формой мировых денег.

Внедрению золотомонетного стандарта способствовало доверие стихийно установившейся в Англии денежной системе и тезису Давида Рикардо об автоматическом установлении равновесия платежей всех стран в условиях золотомонетного стандарта. Его суть была такова. Поскольку в условиях золотомонетного стандарта в страны, у которых экспорт больше импорта, притечет золото, то денежная масса этой страны увеличится посредством снижения банком процентной ставки. Но так как количество товаров в стране сразу не увеличится, то в результате цены товаров вырастут, а значит, в страну устремится импорт и наоборот. Таким образом, противоположные силы с двух сторон автоматически установят равновесие всех платежных балансов без всякого вмешательства государств.

Томас Филлипс. Портрет Давида Рикардо
Томас Филлипс. Портрет Давида Рикардо

Следуя достигнутым в Париже соглашениям, все страны, последними из которых были страны Латинской Америки, перешли на золотомонетный стандарт в начале XX века.

Что это дало Англии? В ее руках находилась самая передовая банковская система, определявшая технику банковского дела, в которой стремились хранить свои счета главы, ведущие деятели разных стран, что давало Англии информацию об их финансовом положении. Лондонский Сити стал играть роль дирижера «международного оркестра» золотого стандарта, снабжая капиталами весь мир, а Банк Англии — выполнять функции международного клирингового банка.

Поскольку международные расчеты производились в основном с использованием векселей, выписанных в английской валюте, то это позволяло Банку Англии, пользуясь высоким кредитом доверия, эмитировать больше фунтов стерлингов, чем позволял ей золотомонетный стандарт. Потоки капиталов, по сути, уже не обеспеченные золотом фунты стерлингов, пошли в другие страны в обмен на их сырье и ресурсы. Это идея очень понравилось богатейшим семьям. Однако их аппетиты сдерживал золотомонетный стандарт, потому что Банк Англии обязан был обменивать фунты стерлингов на золото по фиксированному паритету.

Как возможно было подчинить себе развитие мира в последней трети XIX века, если Великобритания и Франция находились в окружении стран, где продолжал господствовать феодальный строй? В частности, Россия (страна, у которой много природных ресурсов, всегда рассматривается богатейшими семьями как сырьевой придаток), которая была далека от этих стран, нуждалась в развитии транспорта и связи для освоения ее рынков.

Богатейшим семьям нужно было установить господство своих корпораций в избранных в качестве стратегических союзников странах, расположенных в разных частях света. Выбор пал на Германию, США и Японию. К этому списку добавили Италию, принимая во внимание общественное влияние Ватикана.

Для решения поставленной задачи в последней трети XIX века в этих избранных странах под влиянием крупного капитала Великобритании и Франции были проведены реформы, напоминающие реформы в России 1991 года. В частности, сверху за счет бюджета были созданы капиталистические корпорации, изменившие общественный строй. Процесс их создания везде обслуживался доктриной меркантилизма, которую приспособили к конкретике разных стран экономисты этих стран, такие как Даниэль Лист в Германии и Генри Чарлз Кэрри в США.

В Германии промышленная революция произошла лишь в 30-х годах XIX века, и капитализм развивался медленно вследствие препятствий со стороны землевладельцев — феодалов (юнкеров). Удвоенная эксплуатация со стороны зарождающейся буржуазии и юнкерства привела к знаменитым cилезским восстаниям ткачей и послужила толчком к теории воспроизводства Карла Маркса, раскрывающей экономический механизм капитализма и корни эксплуатации рабочих.

Кете Кольвиц. Восстание силезских ткачей. Штурм. 1898
Кете Кольвиц. Восстание силезских ткачей. Штурм. 1898

Маркс, как когда-то Кенэ, считавший несправедливым развитие промышленности за счет сельского хозяйства, заявил о несправедливости улучшения благосостояния капиталистов за счет рабочих. Он уехал в Англию, в самую богатую страну, передовую по технологическому уровню промышленности и экономическим знаниям. В тот период — уже машинного производства — он сумел развить исследования Адама Смита, являвшегося теоретиком мануфактурного периода капитализма, в целостную теорию капиталистического воспроизводства.

Для ускорения развития капитализма в Германии потребовалась теория национальной экономики Даниеля Листа, в которой Германия рассматривалась как великая страна с большой территорией и умеренным климатом, у которой есть всё, чтобы стать великой страной. Согласно этой теории, для ускоренного развития собственной промышленности Германия должна была следовать меркантилизму с введением пошлин на дешевые английские товары и поддержкой передовых отраслей промышленности за счет сельского хозяйства и граждан, которые должны были затянуть пояса ради «промышленного воспитания нации». (Узнаете? Похоже на рекомендации российских экономистов по реиндустриализации страны).

Теория Листа стала экономической доктриной для канцлера Германии Отто фон Бисмарка, реализовавшего ее практически.

Такие же меры для ускорения развития капитализма были предприняты в США. Там был свой теоретик-меркантилист Генри Чарлз Кэри. В США также были созданы крупные капиталистические корпорации при поддержке государства, что привело после кризиса 1893 г. к выступлению популистов, требовавших восстановления справедливости и защиты интересов всех граждан. Их идеи получили отражение в антитрестовском законодательстве. При президенте Т. Рузвельте в первом десятилетии XX века правительства штатов приняли социальное законодательство, регулирующее деятельность корпораций.

Аналогично политика меркантилизма с поддержкой становления и развития крупных корпораций была использована в Японии и Италии для обеспечения быстрого промышленного подъема.

К началу XX века в мире господствовал монополистический капитализм. Благодаря политике меркантилизма мир вновь стал многополярным, стратегии государств — регулируемыми, но, в отличие от XVI века, политика ведущих государств, определявших вектор мирового развития, была уже под контролем богатейших семей — мировой финансовой олигархии.

Капитал реально стал править миром, прямо как стихотворении Демьяна Бедного «Капитал», иллюстрацией которого стала карикатура Виктора Дени:

Любуясь дивною картиной,

Рабы, склонитесь предо мной!

Своей стальною паутиной

Опутал я весь шар земной.

Я — воплощенье капитала.

Я — повелитель мировой.

Волшебный блеск и звон металла —

Мой взгляд и голос властный мой.

Тускнеют царские короны,

Когда надену я свою.

Одной рукой ломая троны,

Другой — я троны создаю.

Моя рука чертит законы

И отменяет их она.

Мне все «отечества» — загоны,

Где скот — людские племена. <…>

Мои сокровища несметны,

Их не отдам я без борьбы.

Да будут вечно ж безответны

Мной усмиренные рабы!

Да будут святы им ступени,

Где жду я жертвы их трудов!

Да склонят все они колени,

Целуя прах моих следов!

Основным инструментом, усиливавшим власть мировой финансовой олигархии, была международная валютная система, позволявшая развивать экспорт капиталов, за которым стоял в том числе не обеспеченный золотом фунт стерлингов.

Можно сказать, что одной из основных причин Первой мировой войны было стремление богатейших семей избавиться от золотого стандарта, чтобы в конце концов перейти к международной валютной системе, при которой они смогут бесконтрольно выпускать ничем необеспеченную мировую валюту, используя для этого банк страны — места своего основного базирования, и подчинить себе весь мир.

Кете Кольвиц. Марш силезских ткачей. 1897
Кете Кольвиц. Марш силезских ткачей. 1897

На первом месте по экспорту капиталов была Великобритания, имевшая, как США сегодня, растущий дефицит платежного баланса. В то же время объемы общественного производства и мировой торговли росли, а добыча золота не успевала обеспечить нужное его количество для обеспечения растущего товарооборота.

Поэтому все остальные государства, следуя правилам золотомонетного стандарта, должны были проводить политику сжатия денежной массы, то есть политику дефляции для обеспечения фиксированных золотых паритетов своих валют. Эта политика вела к снижению темпов экономического роста и росту безработицы. Именно поэтому призрак коммунизма бродил по Европе. (Аналогично сегодня США, имея растущий дефицит платежного баланса, запускают через эмиссию долларов мировую инфляцию, а страны Европы и Россия, следуя политике финансовой стабилизации, проводят политику дефляции, при которой темпы экономического роста снижаются, безработица растет).

Мировая финансовая олигархия понимала, что главным инструментом, обеспечивающим рост ее могущества, была международная валютная система, которая в форме золотомонетного стандарта сдерживала ее аппетиты в связи с необходимостью обмена фунтов стерлингов на золото по фиксированному курсу. Нужен был новый проект международной валютной системы, позволявший уйти от золотого стандарта.

При его разработке учитывался более чем тысячелетний опыт торговли товарами и деньгами: стоявшего на пересечении торговых путей древнего Вавилона, Ганзейского союза торговых городов северо-западной Европы, Ордена тамплиеров, являвшегося крупнейшим кредитором Европы и изобретателем новых финансовых инструментов и др.

Для реализации нового проекта, который продолжается и поныне, потребовалась Первая мировая война, разрушившая все межгосударственные соглашения по золотомонетному стандарту, хотя считается, что основной причиной войны было англо-германское соперничество по захвату рынков сырья и сбыта. Но это сомнительный довод, поскольку практика показывает, что богатейшие семьи мировой финансовой олигархии действуют всегда скоординировано против всех государств, хотя у них есть свои предпочтения, зависящие от места их базирования.

(Продолжение следует)

Читайте ранее в этом сюжете: Как либерализм хорошо начал и победил всё живое