Бурятии прогнозируют стагнацию?

В республике появился свой план социально-экономического развития, который на деле оказался приблизительным прогнозом того, как должно быть, чтобы было хорошо

Владимир Бадмаев, 12 марта 2019, 15:03 — REGNUM  

Как бы ни ругали плановую систему хозяйствования в СССР, называя её неповоротливой, командно-административной, всем уже давно очевидно, что без чёткого видения, куда и как развиваться, не будет и самого развития. Особенно там, где не хватает денег даже на элементарное «затыкание дыр», поскольку лишь при более-менее долгосрочном планировании можно из скудных ресурсов урвать что-нибудь на развитие.

Власти Бурятии в марте 2019 года обнародовали Стратегию социально-экономического развития республики до 2035 года. Документ определяет, в какую сторону будет двигаться республика и какой её видят в правительстве и парламенте. Как отметили в министерстве экономики республики, это план развития региона на долгосрочную перспективу.

Но прежде чем составлять планы, нужно понять, с чего начинать, на что опираться? Согласно стратегии, Бурятия крайне богата своими ресурсами. Из более 700 месторождений полезных ископаемых на ее территории, 300 — золотые. В недрах республики также располагается более половины запасов цинка России, четверть запасов свинца, по 32% — молибдена и вольфрама, а также почти весь российский нефрит. Причем они не просто есть, но и располагаются удобно, не более чем в 200 км от железнодорожных магистралей — Восточно-Сибирской или Байкало-Амурской.

Тем более удивительно, что при всем этом республика остается слаборазвитым регионом. Если на Бурятию приходится 12% населения Дальневосточного федерального округа, то её внутренний региональный продукт (ВРП) составляет лишь 4,7% от ДФО. По отношению ко всей территории России цифры выглядят не менее печально — 0,7% населения и 0,3% ВРП.

По сути говоря, республика почти в три раза беднее, чем в среднем по стране, о чем говорят и подушевые показатели. Валовой региональный продукт на душу населения в 2017 году, по оценке авторов стратегии, составил 210,3 тыс. рублей, или 33,5% от ВВП на душу населения в среднем по России. Если сравнивать с другими странами (хотя, строго говоря, прямое сравнение не совсем корректно), Бурятия находится уровне Иордании, Фиджи или Ямайки, уступая даже соседней Монголии. Зато по уровню безработицы республика обгоняет средние показатели по стране в два раза!

Между тем президент России Владимир Путин в ходе послания Федеральному собранию поставил задачу, чтобы уровень жизни на Дальнем Востоке, а значит, и в Бурятии — ни много ни мало — превышал среднероссийский. Добиваться этого Минэкономики намерено в три этапа: до 2024 года планируется реализовать цели, намеченные в майском указе президента России. На втором этапе — до 2030 года —республика выйдет на устойчивую траекторию роста основных показателей, и заключительный — закрепление и обеспечение дальнейшей стратегии.

Читайте также: Путин подписал указ о стратегических задачах развития России до 2024 года

Напомним, республика в ноябре 2018 года была включена в состав Дальневосточного федерального округа, в связи с чем ее жителям обещали много различных льгот. Однако как ни передвигай регионы по административной карте, физически они остаются на месте, и одним из главных физических факторов, влияющих на жизнь в Бурятии, остается Байкал.

Читайте также: Бурятии предоставят преференции для территорий опережающего развития

Озеро является и радостью и печалью республики. С одной стороны — это большие туристско-рекреационные ресурсы, используя которые, власти пытаются превратить регион в мекку для туристов. С другой стороны, необходимость сохранения не только самого озера, но и его водосборной территории, в которую входит почти вся Бурятия, налагает большие ограничения для ее экономики.

Комментарии и новости о ситуации вокруг Байкала читайте в проекте ИА REGNUM «Байкал — великий и уязвимый»

Чтобы примирить эти два противоречащих друг другу условия, авторы стратегии пишут о необходимости построения в республике эколого-ориентированной экономики с применением «зеленых» технологий.

«XXI век диктует смену экономической парадигмы на переход к устойчивому развитию и эколого-ориентированному экономическому росту, основанному на широком использовании нанотехнологий, когнитивных и цифровых технологий, построению инновационной экономики», — пишут авторы.

Но как реализовать все эти благопожелания? Из всех общих предложений вроде развития малых гидроэлектростанций, солнечной энергетики, газификации, наиболее реалистичным пока выглядят лишь планы по модернизации существующих энергетических мощностей и завершение строительства ТЭЦ-2. Мечты о газификации уже много лет остаются мечтами. Как отметил в 2018 году глава Бурятии Алексей Цыденов, проведение голубого топлива в республику будет стоить очень дорого и не оправдает себя. Бесперспективность газовых мечтаний, по его словам, предопределяют небольшое население и отсутствие больших производств, а значит, небольшие объемы. В этом смысле к 2035 году ничего кардинально не изменится.

Впечатление такое, что Минэкономики просто собрало со всех, оказавшихся рядом, пожелания о том, что они хотели бы видеть в республике в прекрасном будущем через много-много лет. Оно лишь усиливается, когда мы переходим к драйверам роста. Ведь традиционные отрасли останутся базой, тогда как экономический прорыв, согласно стратегии, будет осуществляться в новых направлениях, таких, как научно-инновационные центры, IT-отрасль, высокотехнологичная промышленность, экологически чистая энергетика, «зеленая» пищевая промышленности, а также… духовная экономика и философия буддизма! Что такое духовная экономика и как буддистская философия может стать драйвером экономического роста, не раскрывается.

Для создания же научно-инновационных центров и IT-отрасли, как ожидается, необходимо в корне поменять подход к образовательной сфере республики. Отмечено, что в Бурятии работают 12 научных организаций, спецификой которых является гуманитарная и «природноориентированная» направленность. Поэтому развитию реальной экономики они способствуют не сильно. Но даже при создании прорывных технологий в реальный сектор они не попадают.

Отсутствует как запрос со стороны высокотехнологического производства за неимением такового, кроме Улан-Удэнского авиазавода, так и интерес со стороны государства. Поэтому в стратегии прописана необходимость финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Впрочем, как можно вообще говорить об инновационной экономике, когда учителя — те, кто должен, по идее, растить новых продвинутых людей, получают зарплату в размере прожиточного минимума?

Читайте также: «Земский» учитель в Бурятии против сельского

Что же касается денег, то финансировать реализацию стратегии предполагается из федерального, республиканского и местных бюджетов. Общий объем инвестиций в основной капитал до 2035 года авторы оценивают в 1,2 трлн рублей. На то, как изменится республика к этому времени, у авторов стратегии есть три взгляда — консервативный, умеренно-оптимистичный и инновационный.

Согласно первому варианту, валовой региональный продукт за 17 лет вырастет менее чем на 5% — с 209 млрд в 2018 до 218 в 2035 году, что выглядит прямо-таки апофеозом скромности. Или реализма авторов. Но при фактической стагнации (а 5-процентный рост за 17 лет является не более чем стагнацией) средняя зарплата, по их мнению, с сегодняшних нескромных 32 тыс. рублей вырастет аж до 90 тысяч. Возможно, секрет кроется в том, что ВРП считалась в ценах 2017 года, тогда как зарплата высчитывается в номинальных цифрах. И действительно, реальные денежные доходы граждан увеличатся предположительно на 27%. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, по мнению авторов, сократится с 18,5 до 13,9%.

Учитывая, что уже сегодня средняя зарплата в Бурятии ниже среднероссийской даже по чрезвычайно оптимистичным цифрам Росстата, авторы документа в консервативном варианте даже в теории не намерены реализовывать поручение президента Путина до 2035 года.

Согласно умеренно-оптимистичному сценарию, ВРП вырастет почти на 50% до 298 млрд рублей и примерно настолько же — реальные доходы населения. В инновационном варианте авторы уже дали волю фантазии и спрогнозировали рост ВРП более чем в два раза — до 441 млрд и двойной рост средних доходов жителей республики.

По сути, стратегия и является неким прогнозом или сборником пожеланий авторов на будущее республики. И сделали они свою работу, надо сказать, вполне честно и добросовестно, несколько приукрасив все модными выражениями, типа «зеленая» экономика и инновационная сфера. Но планом развития документ назвать сложно, а значит, и само дальнейшее развитие Бурятии будет зависеть, скорее, не от намерений властей республики, а от совсем других факторов.

Впрочем, стратегия развития Бурятии совершенно не выделяется на фоне стратегий других регионов России. Как утверждал ранее автор ИА REGNUM Андрей Маленький, вся стратегия России вне её столиц сводится к бумажной болтовне, за которой просматриваются лишь нищета и невежество.

Читайте также: Государственная стратегия для России вне столиц: нищета и бумажная болтовня

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail