Конфликт М. Орешкина с Госдумой: пойдет ли впрок домашнее задание?

Как рыночники овладели директивными способами управления экономикой

Андрей Маленький, 11 марта 2019, 15:38 — REGNUM  

Выступление министра М. Орешкина в Государственной думе было бесконфликтным. Заискрило, когда он не смог доказать, отвечая на вопросы, что министерство не просто держит руку на пульсе российской экономики, а в состоянии управлять процессом социально-экономического развития страны. Попытка привлечь к ответственности перед парламентом других членов правительства, переадресовав им неудобные вопросы, оказалась безрезультативной и некорректной.

М. Орешкин поспешил с последумскими комментариями. Тот самый случай, как говорят: амбиции на рубль, на грош амуниции. Он посчитал, что председатель Госдумы, оказывается, не совладал с эмоциями. Тот факт, что спикера парламента поддержали все депутатские фракции, оказался им не отрефлексирован.

Особой сдержанностью руководитель ведущего министерства не отличился и прежде. В ходе дискуссии на недавнем Сочинском инвестиционном форуме он позволил себе публично обронить весьма неуважительное и неправомерное высказывание в адрес Государственной думы.

То ли слушает, но не слышит тех, кто пониже рангом, то ли не научился адекватно воспринимать критические замечания, но на том же Сочинском форуме для чего-то усложнил ситуацию, а не разрядил ее. Вот стенографически точный пример.

Модератор дискуссии «Национальные проекты и регионы: главные вопросы в начале пути» А. Макаров, председатель комитета Государственной думы по бюджету и налогам, задал М. Орешкину вопрос: «24 января Минэкономразвития направило в регионы письмо с экономическими показателями, которых они должны добиться по нацпроектам. Второе письмо было направлено 12 февраля. Оно как под копирку оказалось абсолютно таким же, как и первое. Означает ли это, что за три недели между письмами все регионы выразили такой восторг, что менять в показателях было практически ничего не надо?»

М. Орешкин: Когда мы все говорили об амбициозных целях, о росте экономики выше мировой, мы этот рост экономики выше мировой разложили до каждого региона. Теперь понятно, что должна сделать каждая территория, чтобы Россия в целом росла выше мировой экономики.

А. Макаров: Отлично, вам это понятно, а им?

М. Орешкин: Вот сидит М. Решетников, который возглавляет группу Госсовета, мы встречаемся раз в неделю, потому что главное — не какие индикаторы установлены, а что нужно сделать.

А. Макаров: Никаких возражений от регионов по показателям не было?

М. Орешкин: М.Решетников, выступая, сказал, что никаких возражений нет, так как все методики понятны. Не надо на индикаторы смотреть, надо думать, что нужно сделать, чтобы на них выйти.

А. Макаров: Вот слайд по планируемым показателям по росту инвестиций в основной капитал Курганской области. С сегодняшнего провального состояния рост в 2020 году должен составить 8 процентов. Это действительно произойдет?

М. Орешкин: Это надо спросить у Курганской области.

А. Макаров: Губернатора нет в зале, но этот показатель вы им навязали.

М. Орешкин: Вы возьмите лучше Пермский край. Мы сидим с ним и смотрим, откуда возьмется рост инвестиций.

А. Макаров: Я лишен возможности сидеть с одним Пермским краем, поскольку регионов у нас 85. У всех регионов разные условия, а задачу вы перед ними поставили одинаковую.

Тут вмешался А. Силуанов: «Если какой-то регион не справится, то мы должны ставить задачу перед другими регионами, чтобы выйти по стране. Это тоже несправедливо».

Подключили к разговору А. Дюмина, губернатора Тульской области. Губернатор, если кратко, сказал следующее: «Мы подписались под показателями, не зная, по какой методике они составлены. Но как мы можем нарастить авиационный экспорт, если у нас нет аэропорта? Мы не в состоянии выполнить спущенные показатели по демографии».

Слушаешь выступления руководителей экономического блока, высокообразованных, с рыночной психологией, легко ориентирующихся в глобальных экономических процессах и общающихся в Давосе на равных, — все умно. Плохо, когда за деревьями леса не видно.

Также худо, когда деревья не различаются вовсе. В этом проблема выступления министра на «правительственном часе». «Час» перенесен с выдачей домашнего задания М. Орешкину.

Нераскрытая тема доклада звучала так — «О приоритетах социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу и о ходе реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Министр ни разу не использовал понятия приоритета, приоритета социально-экономического развития, среднесрочной перспективы. Это — по форме. По содержанию. М. Орешкин остановился на анализе мировых процессов, прогнозируя ухудшение ситуации в глобальной экономике. В России — не так.

В нашей стране в 2018 году рост ВВП составил 2,3%, но этот рост случайный: за счет разовых факторов. Он не сопровождался ростом реально располагаемых доходов населения. В 2019 году рост замедлится до 1,3% годовых. Доллар будет равен 66 рублям, но не потому, что взаимоотношения рубля и доллара устоятся, а потому что таков прогноз по паре доллар/евро.

В министерстве подготовлен факторный план повышения экономического роста. Там понимают, что будет происходить как по отраслевым, так и по региональным критериям. Готовится стратегия региональных действий по достижению целевых показателей экономической динамики. Премьер утвердил целевые показатели повышения инвестиционной активности и для министерств.

Похоже, стратегия министерства такова: вижу цель, не вижу препятствий.

Еще одна особенность доклада в обилии экономического сленга: устойчивая макроэкономическая конструкция, американская и китайская платформа, механизм трансформации делового климата, регуляторная гильотина, мультипликатор частных инвестиций, качество нашей юрисдикции, механизм бенчмаркинга и пр. (между прочим, интервью В. Познера с одним из председателей думского комитета обнаружило, что интервьюируемый депутат не освоила и даже не слышала такое «новое» слово, как харассмент, которое долго было в ходу и на устах и в Госдуме, и в СМИ).

Последние пять минут доклада министр посвятил нацпроектам, за которые несет персональную ответственность. Представленная информация носила позитивный характер. Начал с отчета об исправлении критических замечаний В. Володина годичной давности, когда спикер в ходе пленарного заседания палаты потребовал от него объяснить, почему средства на поддержку малого бизнеса предоставлялись одним и тем же предпринимателям. То есть почему министр утаил от депутатов замечания Счетной палаты. Например, предоставление финансовой поддержки четырем обществам с ограниченной ответственностью с одним и тем же учредителем, а 22 малых предприятия были зарегистрированы непосредственно перед предоставлением государственной помощи. Одни и те же предприниматели год от года, круг практически не расширяется.

Министр сообщил, что создан новый механизм, исключающий повторение подобного, но какой-либо статистики на эту тему приведено не было. Не состоялся разговор и о том, почему в сфере малого и среднего предпринимательства (МСП) нарастает отрицательная динамика. Если за 2015−2017 годы количество хозяйствующих субъектов МСП выросло с 4,5 млн до 6 млн, то сейчас количество не растет. Число занятых работников вовсе уменьшилось с 19 до 15,7 млн человек.

В своем докладе министр отделил тему социально-экономического развития от темы нацпроектов. Если бы он попытался найти тот универсальный стержень, который не разделял, а объединял бы обе темы, то мог бы воспользоваться подсказкой Высшей школы экономики — своей alma mater. Заодно отыскался бы ответ и на вопрос о падении численности МСП. Этому была посвящена специальная сессия на Сочинском инвестиционном форуме. По мнению В. Касамара, проректора ВШЭ, заведующей лабораторией политических исследований, одним из главных факторов, препятствующих развитию российской экономики, являются отличия современного молодого поколения от предыдущих, особенно в сфере трудовых отношений и профессиональных стратегий. Исследования демонстрируют, что молодежь не воспринимает частное предпринимательство как возможную для себя сферу деятельности, что потенциально может привести к сокращению доли частного предпринимательства в российской экономике. Однако одновременно не готова молодежь и к наемному труду. Во многом это связано с характерными чертами этого поколения: стремлением к руководящей позиции без соответствующих ей компетенций, во многом завышенной самооценкой и притязаниями, неспособностью долго концентрироваться на одном и том же проекте или задании и т. д. В то же время проблемой является неготовность нынешних работодателей принимать в расчет эти особенности поколения. Более того, с развитием и ростом бизнеса его потребности диверсифицируются и растут и ему все сложнее принимать на работу представителей молодого поколения. Таким образом, взаимные требования и претензии кандидатов и нанимателей только растут.

Свой доклад М. Орешкин завершил так: «Без полного доверия между предпринимательским сообществом и государством невозможно добиться роста инвестиций. Не будет инвестиций — не будет того экономического развития, которое мы все так хотим увидеть».

Может быть, в своем докладе на «правительственном часе» в парламенте, который перенесен на начало апреля, министр сможет продемонстрировать: нацпроекты — это и есть приоритеты социально-экономического развития страны в среднесрочной перспективе. А заодно и подскажет, как изменить — без приписок — данные исследования «Глобальный мониторинг предпринимательства» о том, что желание открыть бизнес высказали только 5% респондентов.

Ответит и на вопросы депутатов: сколько денег направлено в регионы по госпрограммам и нацпроектам, по какому объему состоялись конкурсы, когда начнется реализация поручений президента, данных в его послании Федеральному собранию.

Не в будущем, а в состоявшемся времени.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail