«Земский» учитель в Бурятии против сельского

Чем грозит программа при существующих зарплатах в республике

Владимир Бадмаев, 7 марта 2019, 13:13 — REGNUM  

В Бурятии «горячо» приветствовали анонсированную президентом России Владимиром Путиным программу «Земский учитель», согласно которой учителям, пожелавшим работать в сельских школах, будет предоставлена субсидия в 1 млн рублей для обустройства на месте. Но слово «горячо» здесь, конечно, относится почти исключительно к чиновникам.

«Мы с особой радостью встретили решение главы государства по программе «Земский учитель». Нам крайне необходимо, чтобы эта программа заработала. Мы с её помощью сможем привлечь в сельские школы не только молодых специалистов, но и опытных учителей», — заявил министр образования республики Баир Жалсанов.

«Замечательно, что в нашей стране наступают времена, когда система образования становится очень важной отраслью, понимая, что мы формируем интеллектуальную безопасность страны, а значит, должны быть финансируемы на уровне военно-промышленного комплекса», — вторит ему руководитель районного управления образования Баргузинского района Елена Козулина.

Придраться к их словам, на первый взгляд, невозможно. Действительно, нужно привлекать в сельские школы молодых и не очень учителей, наверное, образование должно финансироваться на уровне ВПК. Но правильный ли путь выбран для достижения этой цели? Вот и депутат Госдумы от Бурятии Алдар Дамдинов, бывший ранее министром образования республики, считает, что реализация этой программы позволит решить многолетнюю проблему нехватки педагогических кадров на селе.

Но неужели только нам кажется, что если в помощь к «Земскому учителю» не задействовать программу «Увеличение зарплат учителей», толку особого не будет? Чтобы понять это, достаточно взглянуть на реализацию аналогичной программы «Земский доктор», стартовавшей в 2012 году.

Благодаря последней, по информации министра здравоохранения Бурятии Дамбинимы Самбуева, в села было привлечено 866 врачей. Однако 127 специалистов уехали назад, не отработав полностью положенный срок. Официальных цифр, сколько уехали после истечения контракта, нет, однако уже понятно, что достаточно. Если в марте 2017 года дефицит в районах республики составлял 182 врача, то сегодня уже 621.

С земским учителем может приключится та же история, если на местах не начнут расти зарплаты. Для понимания ситуации скажем, что до минимального размера оплаты труда (МРОТ) зарплаты молодых учителей удалось довести лишь в последние месяцы. Как именно доводили, тоже интересный вопрос, но об этом чуть позже. То есть, получив сегодня 1 млн рублей единовременно, через несколько лет педагог остается один на один с зарплатой, равной или чуть превышающей МРОТ.

Приехав в село, земскому учителю предстоит еще столкнуться с действующей в республике системой подушевого финансирования. По этой системе, фонд оплаты труда (ФОТ) в каждой школе Бурятии сегодня формируется исходя из количества учеников с повышающимся коэффициентом для малых деревень с малокомплектными школами. То есть учитель, приходя в такую школу, «садится» на уже существующий фонд, который с его приходом не меняется! Поскольку не меняется число учащихся в нем детей. Грубо говоря, старым учителям придется делиться частью своих и так небольших денег с новым.

Хотя его едва хватает на уже имеющихся учителей. Напомним, что ФОТ делится на базовую часть, идущую на оклады учителям, и стимулирующую, которая шла на поощрение лучших педагогов, имеющих успехи на олимпиадах и научно-практических конференциях. Это привело к некоторой дифференциации доходов, когда часть учителей получала относительно нормальные деньги, зарплата другой части, особенно молодых и не имеющих регалий, оказалась ниже республиканского уровня МРОТ.

В прошлом году чиновники озаботились этим фактом и волевым решением подтянули зарплаты к минимальному уровню. Решение правильное, нужное. Но! Они не выделили под него финансирование. Районные отделы образования, не имея лишних денег кроме утвержденных в бюджете, увеличили базовую часть, сократив стимфонд. В итоге сегодня все учителя получают примерно одинаковую зарплату — 16−18 тысяч рублей, вне зависимости от того, подготовил педагог победителя олимпиады или он «отбывает номер», высшая у него категория или ее нет совсем. Уравниловка в худшем её смысле.

Об этом написали директора школ в своем открытом обращении к главе республики, опубликованном в газете «Номер один».

«С 1 мая 2018 года минимальный размер оплаты труда составил 16 744 рубля 50 копеек с учетом районного коэффициента и северной надбавки. Дополнительные средства, однако, не выделялись, поэтому фактически доведение заработной платы до МРОТ всех работников общеобразовательных учреждений осуществляется за счёт стимулирующей части фонда оплаты труда учителей. Такая ситуация приводит к тому, что стоимость стимулирующего балла обесценивается, а уравниловка в оплате приводит к тому, что учителям уже нет смысла показывать сверхрезультаты», — пишут директора.

При этом они убедительно попросили главу республики решить вопрос о повышении норматива на одного ученика. В свою очередь, повышение зарплаты автоматически привело бы если не к решению, то к частичному снятию проблемы с недокомплектом. Возможно, тогда и программа «Земский учитель» не понадобилась бы.

Всем известно, что сегодня выпускники педагогических вузов после окончания учебы идут работать куда угодно — кассирами, охранниками, менеджерами по продажам не потому, что им так хочется стоять за прилавком. Эти занятия приносят больше денег, чем профессия учителя. И никакие апелляции к совести, к высокому призванию учителя не помогут.

В Москве могут сослаться на данные Росстата, по которым все оказывается довольно неплохо — средняя учительская зарплата достигает 33 тысяч рублей. Но бурятские учителя даже теряются в догадках, каким образом можно было настолько натянуть. Так, согласно утвержденному правительством Бурятии нормативу в год на одного учащегося в стандартной сельской школе на сто учеников выделяется 40,52 тыс. рублей. Путем простых подсчетов выясняем, что фонд оплаты труда в этой школе составит чуть более 4 млн рублей в год или около 337 тыс. в месяц. Убираем из этой суммы оклады директора с завучем и делим оставшуюся часть на 15−20 человек педсостава, получая примерно среднюю зарплату учителя.

Читайте также: О критериях бедности: кому на Дальнем Востоке жить лучше

Чтобы получать среднестатистические 33 тысячи рублей, учитель должен перерабатывать как минимум в два раза, ведя две полные ставки. Но это возможно лишь в случае острой нехватки учителей.

По словам министра образования Бурятии, из 467 школ республики 80% — сельские, то есть около 373, в которых дефицит кадров составляет 560 человек. По всей видимости, республиканские власти предполагают задействовать по программе «Земский учитель» как минимум 560 миллионов рублей. Между тем этих денег было бы достаточно, чтобы почти на полтора года повысить стимфонд сельских школ на миллион рублей. Конечно, и этого слишком мало, чтобы в корне решить проблему, но это могло бы стать первым шагом в сторону правильного решения.

Реализация программы начнется в 2020 году, и у бурятских чиновников с депутатами есть еще время, чтобы донести до федеральных властей беспокойство учителей по этому поводу. Но для этого необходимо вместо безудержного восхваления программы трезво оценить её последствия и, при необходимости, выдвинуть свои предложения. Ведь в противном случае Москва в будущем сошлётся на слова самих же региональных властей, громогласно сегодня заявляющих, что именно эта программа решит проблему сельских школ.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail