За последние сутки из Китая, от которого в последнее время чаще всего привыкли ждать новости о росте экономики и независимости, пришло сразу две необычных новости: компромисс с США в виде закрытия программы «Сделано в Китае 2025» — важнейшего инструмента Китая по обретению им мирового технологического лидерства за счет американской стороны и признание замедления китайской экономики вследствие торговой войны, заявил корреспонденту ИА REGNUMоснователь и председатель совета директоров холдинга ADA Aerospace Александр Милевский.

«При упомянутом компромиссе Китай совершенно не собирается сдавать позиций, просто меняет инструментарий, а еще точнее, возвращается к проверенным: развитию политики по обеспечению роста национальной экономики за счет инноваций и структурных преобразований, за счет кластерной политики. У Китая и России на самом деле много общего с точки зрения оказываемого внешнего влияния на развитие экономики: Китай испытывает давление со стороны США, от которых зависит в области технологий, Россия довольно давно живет в условиях санкций», — пояснил эксперт.

Для того, чтобы обеспечивать стране развитие и в той, и в другой ситуации, необходимо бросить силы на усиление внутреннего потенциала и резервов, именно в наращивание объема собственных инновационных разработок и обеспечение технологической независимости страны. У Китая есть проверенные механизмы: не зря период роста экономики в 30 лет совпадает с периодом активного проведения кластерной политики. Сейчас этот опыт будет направлен на создание условий для налоговых послаблениями и мер по развитию инноваций.

«Радует, что, имея аналогичные условия (внешнее влияние) и цели, Россия в этот раз не просто учла, но и диверсифицировала опыт Китая, разработав концепцию Инновационного кластера по аналогии китайского кластера Чжунгуаньцзунь, при этом заимствовав много из корейского i-cluster. Инновационный кластер — это первый межотраслевой кластер в России, он строится как платформа, которая объединит весь инновационный потенциал сначала Москвы, а в будущем и России. Такой кластер должен дать эффект синергии, чтобы участники усиливали друг друга и помогали друг другу развиваться — фактически чтобы создать устойчивую экосистему, которая в дальнейшем будет способна поддерживать себя самостоятельно», — считает Милевский.

По его мнению, безусловно, будет интересно понаблюдать, насколько эффективным окажется в наших, российских условиях создание Инновационного кластера, учитывая, что это должен быть самый прозрачный агрегатор мер поддержки инноваторов и прямой коммуникации власти, бизнеса и науки, что называется, «по делу». Это будет первый настолько прямой диалог между всеми сторонами. Отсюда и разные цифры в оценках результативности.

Однако хотелось бы как в Китае, ведь прототип нашего Инновационного кластера, Чжунгуаньцзунь, объединив более 20 тысяч организаций, в том числе производственные компании, университеты, НИИ, лаборатории, дает его участникам (всего их занято более 600 тысяч человек) 230 миллиардов долларов США и обеспечивает свыше 25% валового регионального продукта.

«Главное помнить, что опыт Китая интересен не только из-за схожих экономических вызовов, но и потому что Россия достойна и должна стать достойным конкурентом Поднебесной в области инноваций и разработок. Поэтому крайне важно не просто идти вслед за китайским опытом, а налаживать взаимодействие для успешного сотрудничества», — высказал свое мнение эксперт.

Как сообщало ИА REGNUM, 6 марта премьер-министр Китая Ли Кэцян во время выступления на ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей — парламента страны заявил, что серьезные риски и вызовы встанут перед китайской экономикой в 2019 году. Всем нужно быть готовыми к «жёсткой борьбе».

Читайте также: Премьер-министр Китая предупредил о «жесткой борьбе» за экономику