По мнению украинских СМИ, ЛНР и ДНР ежегодно добывают около 15 млн тонн угля. Большая часть добычи уходит на экспорт — в Турцию, Польшу и, разумеется, окольными путями на Украину. В принципе, в России никогда не отрицали, что помогают молодым республикам продавать уголь «третьим странам».

Иван Шилов © ИА REGNUM

Разумеется, точные цифры не афишируются, но в сентябре 2017 года в интервью изданию Bloomberg заместитель министра экономики России Сергей Назаров заявил, что ежемесячно ЛДНР отправляет в Россию около 1 млн тонн угля, который впоследствии РФ продает третьим странам. Учитывая, что в конце каждого года профильные министерства Донецка и Луганска рапортуют об увеличении добычи приблизительно на 20%, в 2019 году речь должна уже идти где-то о полутора миллионах тонн ежемесячно. Если, конечно, отчеты чиновников носят столь жизнеутверждающий характер заслуженно.

В конце февраля министерство угольной промышленности ДНР опубликовало отчет, в котором заявило, что в 2018 году на шахтах республики добыто 7,47 млн тонн угля, что на 21,7% больше, чем в 2017-м. Сегодня в ДНР функционирует 22 шахты. В минугле оценили стоимость товарной угольной продукции, объем которой составил более 5 млн тонн, в 17,8 млрд руб. Объемы, безусловно, несравнимые с довоенным периодом. Например, на шахте имени Засядько добыча упала в сравнении с 2011 годом с почти 1,3 млн до 729 тыс. тонн. Тем не менее объемы выглядят даже оптимистично на фоне подконтрольной Украине части Донецкой области, где за 10 месяцев 2018 года добыли всего 4,5 млн тонн.

В ЛНР в начале августа 2018 года сообщали о добыче 5,26 млн тонн угля, что на 1,1 млн тонн больше, чем в 2017 году. В целом, по мнению министерства угольной промышленности ЛНР, в сравнении с 2017 годом добыча выросла на 20%, но от того, чтобы называть точные цифры, местные чиновники воздерживаются. По приблизительным оценкам, составленным по отчетам отдельных шахтоуправлений, годовая добыча составила около 8 млн тонн.

Шахта
Шахта
Smdnr.ru

В республике работают 22 шахты, 7 единиц очистных забоев. В отрасли занято 44,8 тыс. человек. Средняя зарплата шахтера в районе 15 тыс. рублей, в отличие от шахтеров ДНР, которые получают около 20 тыс. Низкие зарплаты приводят к постепенному оттоку квалифицированных кадров — шахтеры уезжают работать на шахтах Ростовской области и даже Якутии. Часть шахт вернулась к довоенным объемам, но в целом добыча значительно ниже прежних показателей. Так, например, в 2018 году на СП «Краснодонуголь» добыли почти 2 млн тонн угля, в то время как в 2011 году объем производства на данному предприятию превысил 5,64 млн тонн.

Тем не менее выработка постепенно растет, в то время как на подконтрольной Украине части бывшей Луганской области работающие там 8 шахт в скором времени могут прекратить свое существование. Предприятия задолжали более 1,5 млрд гривен за электроэнергию, наращивают задолженность по заработной плате — шахтеры несколько раз объявляли голодовку. В прошлом году совокупная выработка составила всего около 500 тыс. тонн.

Всего, учитывая потерю угольной отрасли Донбасса, объемы добычи ископаемого топлива на Украине снизились с 85,9 млн тонн в 2012 году до 33,29 млн тонн в 2018-м. Недостающие объемы приходится импортировать.

До того, как украинские националисты ввели более жесткую экономическую блокаду, значительная часть добываемого в ЛДНР угля отправлялась на Украину. Притом вопрос о том, в чьи карманы попадали вырученные деньги, еще не скоро станет достоянием общественности. Чтобы хоть немного представить себе размеры хищений, достаточно привести цифры из опубликованного 3 марта министерством доходов и сборов ДНР отчета о проверке ООО «Логистик Дон».

Отгрузка угля
Отгрузка угля
Smdnr.ru

Предприятие приобрело у ГП «Донецкая железная дорога» 10 212 единиц подвижного состава на общую сумму 5 953 164 935 рублей, однако деньги на счета железнодорожников так и не поступили. Логистическая компания перевозила уголь и прочие грузы, бесплатно пользуясь 10 тысячами (!) вагонов. Как долго — министерство доходов и сборов об этом скромно умалчивает, равно как и о том, сколько из этих 10 тысяч вагонов уехало на Украину безвозвратно.

После того, как угольная отрасль в марте 2017 года была взята под контроль, Украина моментально увеличила импорт угля. В первом полугодии 2017 года импорт ископаемого в сравнении с аналогичным периодом 2016 года в денежном эквиваленте увеличился в 1,8 раза — до 1,257 млрд долларов. При этом 50,2% всего импорта приходились на долю России — стоимость закупок выросла с 446,3 до 631,1 млн долларов.

В январе-ноябре 2018 года в сравнении с 2017 годом импорт каменного угля и антрацита вырос на 9,9% и составил 19 млн 95 тыс. тонн, причем доля РФ в импорте выросла до 61,91% — это 1,667 млрд долларов.

Это невероятно, но с 2018 года Киев даже начал закупать уголь в Белоруссии, в которой ископаемое топливо не добывают. Всего Украина закупила в Минске 588,5 тыс. тонн каменного угля и 102,2 тыс. тонн антрацита на общую сумму 107 млн долларов. Согласитесь, подобное может происходить только на Украине!

Даже при самом грубом подсчете, еще в 2016 году через линию разграничения перевозили угля на колоссальные суммы. Например, если вычесть из 1,667 млрд долларов (на которые Украина импортировала угля из России в 2018 году) 771,3 млн долларов (объемы импорта из РФ в 2015 году по данным ГФС, когда уголь из ЛДНР еще можно было вывозить через линию разграничения на Украину) и добавить к полученному импорт из Белоруссии — 107 млн долларов, получаем весьма и весьма приблизительную цифру 1 млрд долларов. Конечно, какая-то доля в этих цифрах принадлежит непосредственно российскому импорту, и всё же получаются достаточно крупные суммы.

Добыча угля
Добыча угля
Smdnr.ru

Разумеется, это более чем вольная манипуляция фактами и числами, тем не менее можно себе представить, что когда украинские националисты добились более жесткой экономической блокады ЛДНР, они нанесли колоссальный ущерб не только ворам и коррупционерам в Новороссии, но и соответствующим элементам в Киеве. А заодно и всей Украине в целом.

К сожалению, несмотря на рост добычи угля и определенные успехи в торговле, отрасль ожидают непростые времена. Еще до начала конфликта в Донбассе владельцы нещадно эксплуатировали шахтное оборудование, нарушая все возможные технические требования и правила безопасности. Горное дело было отдано на откуп дешевизне добываемого ископаемого — собственники ничего не инвестировали. Война и разруха нанесли дополнительный ущерб. Сегодня отрасль постепенно восстанавливается, стремясь приблизиться к довоенным показателям. Вводятся в эксплуатацию новые забои, восстанавливается работа шахтоуправлений — специалисты отрасли утверждают, что добычу можно увеличить в 1,5−2 раза относительно объемов 2018 года.

И всё же есть немало существенных проблем сугубо технологического характера, не говоря уже об экономико-политических, логистических и прочих сложностях. Есть трудности с обеспечением крепежным материалом и средствами защиты шахтеров, что в свою очередь приводит к недостаточному уровню техники безопасности и охраны труда. Как следствие, происходит отток квалифицированных сотрудников, происходит старение кадров.

В шахте
В шахте
Smdnr.ru

Значительные затраты на производство из-за неудовлетворительного состояния шахтного фонда и в целом сложных горно-геологических условий, высокая себестоимость добычи и множество других проблем, которые существовали до войны и лишь усугубились после ее начала — всё это приближает момент, когда без значительных финансовых вливаний отрасль начнет проседать. А если инвестиции привлечь не удастся, постепенно деградирует до состояния, когда уголь будут добывать в кустарных «копанках» или же по старинке — с минимальной производительностью и максимальной смертностью.

Но пока угледобывающая отрасль остается наиболее живой и прибыльной составляющей экономики ЛДНР. А значит, всё так же будут спускаться в забой шахтеры; снова будут работать шахты, стоявшие без дела с 2014 года, а может, и раньше (законсервированы десятки). А это значит, что будет в республиках какая-то жизнь и, может, надежда на то, что доживут они пусть даже и не до светлого будущего, хотя бы до чего-то хорошего и радостного. Дай Бог.