Украинская «аграрная супердержава» уходит в прошлое

Клиент заплатил и требует услуг…

Марьян Сидорив, 18 февраля 2019, 01:21 — REGNUM  

В феврале 2016 года на подписании соглашения о привлечении инвестиций на строительство зернового терминала в морском торговом порту «Южный» (Одесская область) посол США на Украине Джеффри Пайетт заявил, что «Украина уже является одним из крупнейших производителей сельскохозяйственных товаров, но она должна стать аграрной сверхдержавой». Это было, конечно, стыдобой для страны, еще за четверть века до того бывшей ПЯТОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ экономикой Европы, но давало хотя бы какую-то надежду: все-таки «супердержава», да и с голоду не помрем.

Но, на первый взгляд, цифры дают повод для сдержанного оптимизма. По итогам одиннадцати месяцев прошлого, 2018 года Украина продала на внешних рынках сельхозпродукции (от живого мяса и зерна до объедков и табака) на 16 807 204,2 тысячи долларов США. 38,9% украинского экспорта — это «аграрная» продукция. На втором месте — металлургия ($10 750 264,3 тысячи), на третьем — машины и оборудование ($4 265 413,8 тысячи).

Однако, если аграрный сектор дал положительное сальдо внешнеторговых операций в 12,28 миллиарда долларов (коэффициент покрытия импорта экспортом 3,72), то на группе товаров «Машины, оборудование и механизмы; электротехническое оборудование» Украина растранжирила 6,6 миллиарда, коэффициент — 0,39).

Однако есть два момента, которые вызывают сомнение в светлом будущем украинской «аграрной супердержавы».

Во-первых, в 2018 году наметилась тенденция отставания темпов роста украинского агроэкспорта от импорта сельскохозяйственных продуктов. Причем по всем четырем аграрным категориям товарной структуры.

  • Живые животные; продукты животного происхождения: рост экспорта — 11,5%, рост импорта — 27,3%.
  • Продукты растительного происхождения: рост экспорта — 6,6%, рост импорта — 12,5%.
  • Жиры и масла животного или растительного происхождения: рост экспорта — минус 4,7%, рост импорта — минус 0,3%.
  • Готовые пищевые продукты: рост экспорта — 5,0%, рост импорта — 22,1%.

Оснований предполагать, что в последний месяц 2018 года что-то изменилось, нет никаких.

Во-вторых, Украина так и не смогла прочно закрепиться в лидерах на самом богатом продовольственном рынке планеты — в Евросоюзе. Судя по опубликованному Еврокомиссией «Мониторингу агропродовольственной торговли ЕС: развитие до октября 2018 года» (Monitoring EU Agri-Food Trade: Development until October 2018), Украина находится на пятом месте в списке экспортеров продовольствия в ЕС (5,3 миллиарда евро), несмотря на ее «короткое логистическое плечо». Первые четыре строчки в этой таблице занимают заокеанские Бразилия, США, Китай и Аргентина. И даже более того: в 2018 году экспорт украинского продовольствия в Европу упал на 4,9%, или на 266 миллионов евро.

И кстати, в 2013 году Украина импортировала продовольствия даже больше, чем в прошлом, — на 17 024 348 тысяч долларов. Коэффициент покрытия импорта экспортом был, правда, гораздо меньше (2,08), но только потому, что импорт пищевой продукции тогда был куда обильнее — на 8 184 036 тысяч долларов.

Отсюда вывод: рост доходов от продовольственного экспорта — это не качественный рывок при выходе на уровень «аграрной супердеравы», а простое «затягивание поясов»: население меньше кормят импортными вкусностями-хамонами. Им и на отечественную «Любительскую» часто не хватает. Вопрос: стоило ли ради аграрной суперидеи, разрушать промышленные перспективы страны?

И вообще, «аграрных супердержав» не бывает. Последняя, которую выкапывает память историка, — это Древнее Урарту. И было это где-то в начале I тысячелетия ДО НОВОЙ ЭРЫ. И держава была рабовладельческой. Поэтому не удивляет, что на самом деле второй (а может и первый) самый крупный взнос в денежный оборот Украины дает современная, «демократическая» и «с правами человека» версия рабовладения — гастарбайтерство. Его реального оборота никто не знает, но на доходы заробитчан украинские чинуши уже прищурились косым налоговым взглядом.

А теперь — совсем как в фильме про человека с бульвара Капуцинов: «Хватит жевать сопли, ребята! Вас ждет вторая серия!!!». За последние годы Украина продавалась. Продавалась недорого и за кредитные деньги: в настоящее время внешние заимствования в структуре государственного долга страны составляют 48,6 миллиарда долларов (это включая декабрьский миллиард специальных прав заимствования.

По сравнению, например, с Грецией — это семечки. Потомки гордых эллинов наодалживали не менее двухсот девяноста шести миллиардов долларов. А международные финансисты — это не школа благородных девиц, это хищный тираннозавр в стае жирных, но травоядных церапторов. Поэтому должникам придется платить, как бы ни трепыхались национальные правительства и антиглобалисты. Греция уже платит: недвижимостью, логистикой, островами.

Украина свою логистику благополучно «множит на ноль» в антироссийской борьбе, островов у нее нет, наследия Иктина и Калликрата (строители Парфенона) тоже. Промышленность она благополучно гробит во имя величия будущей «аграрной сверхдержавы. Что остается?

Правильно, в первую очередь земля. Те самые 42 726 400 гектаров земли сельскохозяйственного назначения, плюс 10 633 000 гектаров лесов и 982 300 болот. До настоящего времени украинские парламентарии вяло сопротивляются коммерческой продаже земли, прекрасно понимая, что для них это «политическая смерть». Ведь у каждого их избирателя, даже горожанина, остались какие-то корни на селе: сельские родственники или огород на даче.

Но кредиторы требуют своего и требуют бесцеремонно. Международный валютный фонд уже не скрывает, что целью всей программы МВФ является «способность Украины обслуживать свои внешние обязательства». А совсем не те, о которых наши евро-американские друзья говорили пять лет назад на Майдане: демократия, свобода слова, борьба с злодейской бандой Януковича и т. д.

На недавнем брифинге в агентстве «Укринформ» постоянный представитель МВФ на Украине Йоста Люнгман заявил, что условием предоставления Украине новых траншей фонда является рыночная цена на газ, выполнение бюджета 2019 года, приватизация госпредприятий и (внимание!) открытие рынка земли. Причем, по словам Люнгмана, все средства текущей программы финансирования «будут зачислены в резервы Национального банка Украины», которые и существуют-то как гарантия возврата украинских долгов.

Кто-нибудь сомневается в том, что в таком случае земля очень быстро перейдет в «священную и неприкосновенную» собственность западных инвесторов? И тогда миллионы крестьян и мелких фермеров окажутся лишними на празднике жизни аграрной супердержавы? Ведь они просто не нужны в крупных агрохолдингах эпохи постмодернизма… А остальное (точнее — оставшееся) население будет поставлено под самую эффективную и смертоносную форму контроля, контроля продовольственного?

И кто-нибудь надеется, что украинские «слуги народа» из депутатско-управленческого корпуса будут в состоянии (точнее — иметь желание) в будущем противодействовать этим требованиям демократического «коллективного Запада»? Учитывая всю прошлую историю украинского парламентаризма?

Ведь «Запад» — это постоянный и приоритетный клиент уже много лет продающейся Украины. И этот клиент заплатил, а теперь требует услуг. С точки зрения борделя — имеет право.

Нет, комплекс высокодоходного «аграрного придатка» на территории Украины останется. Но только место украинского государства и украинского населения в этом комплексе почему-то не просматривается.

Киев

Читайте ранее в этом сюжете: Как Украину делают «без людей»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail