В России необходимо создать министерство геологии или госкорпорацию по типу Газпрома, считают специалисты РАН.

Выступление академика Н. П. Похиленко на заседании президиума РАН 12 февраля 2019 года
Выступление академика Н. П. Похиленко на заседании президиума РАН 12 февраля 2019 года

«Потому что нам надо реально увеличить государственные ассигнования в три раза. Эта работа должна координироваться каким-то центром, государственной структурой: либо это будет министерство геологии, либо госкорпорация, — заявил на президиуме РАН во вторник, 12 февраля 2019 года, академик РАН Николай Похиленко. — Если этого не сделать, то отрасль не обеспечит возобновления ресурсов по широкому кругу твердых полезных ископаемых. Если это произойдет, то наши планы развития высокоиндустриальной промышленности будут упираться в серьезные риски, связанные с состоянием национальной безопасности. Например, ситуация с самолето‑ и ракетостроением».

Ситуация с развитием минерально-сырьевой базы России удручает специалистов. За последних два десятилетия открытий нет: дорабатываются еще советские месторождения. Это связано, прежде всего с тем, что исчезли геологические государственные структуры. Докладчик привел лишь один пример: на территории российского северо-востока — это Камчатка, Чукотка и Магаданская область — в советские времена работало 14 экспедиций и более 10 000 специалистов, сейчас их осталось порядка 250.

«Естественно, работы ведутся там в очень небольшом объеме. И ситуация везде такая, — отметил академик Похиленко. — Результатом последних 30 лет явилась практически полная ликвидация государственной геологической службы, особенно в Зауралье, деградация отраслевой геологической науки в Сибири и на Дальнем Востоке. Остался лишь один работающий институт в Новосибирске. Упразднена система управления геологическим изучением недр в субъектах РФ и резкое снижение эффективности геологоразведочных работ».

Все это привело к тому, что сегодня у нас нет подготовленных к освоению территорий и нет поисковых идей! А ведь без минерально-сырьевой базы, особенно редких и редкоземельных металлов невозможно развивать современную экономику и высокотехнологичную промышленность.

Цифры говорят сами за себя: с 2005 по 2011 год из 250 проектов успешными были лишь 22, которые позволили поставить и опробовать ресурсы тех или иных видов полезных ископаемых. Эта ситуация, по словам академика, отпугивает добывающие компании от ведения поисковых работ, потому что они сопряжены с высокими инвестиционными рисками. Геологические службы частных компаний стараются работать на уже открытых рудных месторождениях, поэтому за последние два десятилетия серьезных и крупных открытий практически нет. Лишь 3% составляют рисковые проекты, а 80% геологоразведочные службы частных компаний ведут на уже известных месторождениях.

«Основные проблемы — сокращение и исчерпание поисковых заделов по большинству стратегически важных полезных ископаемых, — подчеркнул академик Похиленко, — если нет поисковых заделов, то наши компании не идут на новые, неизвестные территории. Они идут за пределы Российской Федерации на подготовленные к освоению участки — в Африку, в Казахстан, в Монголию, куда угодно, где можно вложить деньги и через 3−5 лет уже получить отдачу».

С металлами вообще назревает катастрофа, особенно со стратегическими, такими, как кобальт, хром, молибден и вольфрам. А чрезвычайно важный рений и другие редкоземельные металлы «добываются, но не извлекаются», как и золото из сплавов, скажем, в пирите. По словам академика Николая Бортникова, по запасам металлов Россия входит в десятку или даже в пятерку богатейших стран, но существенно уступает им по добыче.

«Вопиющий пример — редкоземельные металлы, которые пользуются значительным успехом, — отметил Николай Бортников. — У нас есть месторождения, где добываются эти редкие земли, но не извлекаются. Ведется работа, но это не так просто. Та же проблема с ураном; при нынешних темпах потребления мы можем обеспечить и собственную, и зарубежную промышленность. Но если потребуется больше, будем не в состоянии это сделать».

Чтобы изменить ситуацию к лучшему, полагают ученые, требуется включение минерально-сырьевой базы в план технологического развития страны. Необходимо министерство геологии, которое могло бы контролировать работу по геологоразведке, особенно в случае рисковых проектов. Кроме того, требуется в три раза увеличить финансирование отрасли — с 27 до 96 млрд рублей.

Читайте ранее в этом сюжете: В Кремле назвали отток капитала признаком «нормальной рыночной экономики»