Project Syndicate: Когда ждать наступления нового финансового кризиса?

Может, следующий глобальный кризис произойдет через 20-40 лет, и у нас будет достаточно времени для того, чтобы как следует подготовиться?

Максим Исаев, 6 февраля 2019, 07:07 — REGNUM  

Спустя 10 лет после начала глобального финансового кризиса 2008 года политики продолжают уверять нас в том, что в настоящий момент система намного безопаснее. Гигантские банки, оказавшиеся в эпицентре кризиса, сократили свои рискованные ставки. Инвесторы, потребители и банкиры до сих пор прибывают в состоянии повышенной готовности. Правительственные чиновники напряженно работали, чтобы обеспечить большую прозрачность и подотчетность в банковской отрасли, пишет Кеннет Рогофф в статье для издания Project Syndicate.

Читайте также: Project Syndicate: Суверенитету стран ЕС грозит новая опасность?

Действительно ли мы находимся в безопасности? Обычно нам говорят, что так оно и есть. Системный глобальный финансовый кризис, разразившийся десять лет назад, не был похож на типичную рецессию, наступающую раз в семь лет. Системные кризисы, включают в себя два обстоятельства: политики отвечают на них реформами, чтобы предотвратить их повторение, а инвесторам, потребителям требуется немало времени, чтобы забыть о последствиях последнего кризиса.

К сожалению, мы живем в такое время, когда антикризисное управление не может осуществляться на автопилоте, а безопасность финансовой системы в решающей степени зависит от компетентности людей, управляющих ею. Хорошая новость заключается в том, что ключевые центральные банки по-прежнему имеют отличные кадры и руководство. Плохая новость заключается в том, что в кризисном управлении задействовано всё правительство, а не только государственные финансовые органы, поэтому не всё так хорошо, как нам говорят.

Безусловно, если следующий кризис будет точно таким же, как в 2008 году, любой политик может просто взять на вооружение уже выработанный сценарий действий. Ответные действия, вероятно, будут, по крайней мере, такими же эффективными. Однако что если следующий кризис будет совершенно другим? Что если его вызовет крупная кибератака или неожиданно быстрый рост глобальных реальных процентных ставок, что может, в свою очередь, подорвать хрупкие долговые рынки? Кто-нибудь действительно уверен в том, что администрация президента США Дональда Трампа обладает необходимыми навыками и опытом для предотвращения краха? До настоящего момента единственным крупным кризисом, с которым столкнулись США в период президентства Трампа, является само президентство Трампа.

Председатель Федеральной резервной системы (ФРС) США Джером Пауэлл и его команда — это первоклассные профессионалы, но этого недостаточно, если разразится финансовый кризис. ФРС не может начать делать всё самостоятельно, ей нужна политическая и финансовая поддержка со стороны остальной части правительства. На самом деле у ФРС сейчас меньше возможностей для маневра, чем в 2008 году, потому что финансовые реформы Додда-Франка (2010 год) резко ограничили возможности ФРС по спасению частных институтов, даже если бы это привело к краху всей системы. Что сможет сделать Конгресс, оказавшись в безвыходном положении? Может быть, всех спасет министр финансов США Стивен Мнучин, который до того, как занять свой пост, снимал голливудские фильмы?

У ЕС есть аналогичные проблемы, если не хуже. Популизм, недоверие и разногласия привели к тому, что финансовая устойчивость ЕС почти наверняка в настоящий момент слабее, чем 10 лет назад. Достаточно взглянуть на Великобританию — один из крупнейших мировых финансовых центров. Британская элита поставила страну на грань пропасти, запустив процесс выхода из состава ЕС. Можно ли ожидать, что британская элита сможет грамотно справиться с финансовым кризисом, ведь для этого нужны жесткие политические решения и немалая сообразительность? Великобритании повезло, что в британском министерстве финансов и в центральном банке работают профессионалы высокого уровня. Однако даже выдающиеся финансовые эксперты ничего не смогут сделать, если их не поддержат политики.

Между тем глубокие разногласия по распределению бремени в еврозоне затруднят реализацию убедительной политики в борьбе с серьезным кризисом. Например, значительный рост глобальных реальных процентных ставок может нанести ущерб долговым рынкам еврозоны.

Читайте также: Asia Times: Почему США разучились побеждать в войнах?

Может, следующий глобальный кризис произойдет через 20−40 лет, и у нас будет достаточно времени для того, чтобы как следует подготовиться? На это надеются, однако случиться может всякое. Что мы знаем наверняка, так это то, что мировая финансовая система продолжает расширяться, а глобальный долг уже достиг $200 трлн. Лучшее финансовое регулирование, возможно, помогло бы сдержать соответствующий рост рисков, однако совсем не обязательно оно приведет к их снижению. Правительственные чиновники должны внимательно отслеживать ситуацию с рискованными долгами, которые переместились в теневую финансовую систему, потому что они довольно быстро могут запустить кризис, как это было в 2008 году.

Правительственные органы справедливо указывают на то, что с 2008 года произошли улучшения системы. Однако проведенных реформ может оказаться недостаточно. К сожалению, неумолимый рост финансовой системы на фоне растущей политической напряженности может привести к тому, что следующий крупный финансовый кризис может наступить раньше, чем мы думаем.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail