Анатолий Чубайс в глазах простого народа давно стал фигурой эпатажной, этаким воплощением «злого богача». Однако той укоренённости, того успеха в существующей системе, которых (назло всем рядовым гражданам) достигает «непотопляемый» Чубайс, нельзя достигнуть одним эпатажем. Талант его, его «ценность» для системы — в том, что Чубайс как никто другой чувствует и выражает то, что раньше назвали бы «классовым интересом», интересом крупного бизнеса.

Неизвестный художник. Богач и бедняк. XVII век
Неизвестный художник. Богач и бедняк. XVII век

А поскольку, вопреки всяким уверениям, интерес крупного бизнеса во многом прямо противоположен интересу всего остального народа (за счёт которого бизнес и становится «крупным»), то и ненависть простых людей к Чубайсу — это, по сути, «классовая» ненависть. Или хотя бы её начало.

Это не значит, что нужно воспринимать сказанное Чубайсом буквально: про «фантастический» успех рыночной экономики в борьбе с голодом, в эффективности использования и распределения (sic!) ресурсов, чуть ли не в планировании (конкретно — в оценке эффективности инвестирования), — и прочее, заявленное на встрече «Общероссийского гражданского форума» и получившее негативный общественный резонанс. Это всё — фантазии крупного бизнеса, его «экзотерика» — учение для народных масс, оправдывающее его господство.

Про них, пожалуй, нужно также сказать — но самое интересное заключено в чубайсовских «политологических» схемах, рисующих непростые отношения неблагодарного и инфантильного общества, думающего только о прибыли бизнеса (Чубайс постоянно добавляет: «крупного»), некоего «социального предпринимательства» (НКО) и недостаточно рьяно служащего бизнесу государства (с особым акцентом на «главного европейца» — правительство).

Анатолий Чубайс
Анатолий Чубайс
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Итак, порождённый «фантастическим интеллектуальным потенциалом» тысячелетий крупный бизнес спасает неэффективный «совок». Но откуда в «разваливающемся» СССР взялся столь чудесный спаситель? Чубайс уходит от ответа, говоря, что до 90-го года частнопредпринимательская деятельность была вне закона, так что откуда взялся — оттуда и взялся. В его же интервью Financial Times 15 ноября 2004 года, впрочем, тайна раскрывается: капитализм был «бандитским». Однако даже он оказался эффективнее в экономическом плане, чем Советский Союз, обладавший «титанической мощью разрушения ресурсов всех видов… во всех отраслях».

Обратимся к официальной статистике — разделу «Промышленное производство» сайта Росстата. Поскольку сравнивать показатели за 30 лет, выраженные в денежном эквиваленте, нужно с учётом текущего курса валюты, покупательной способности и т.д., — возьмём простейшие и нагляднейшие показатели: производство основных видов продукции в натуральном выражении и уровень использования среднегодовой производственной мощности.

Общая (для ~90% номенклатуры) тенденция — следующая: резкое, от 2 до 257 (sic!) раз, падение выпуска всех видов продукции с 1990-го по 1995-й год; продолжение падения или небольшая стабилизация с 1995-го по 2000-й; относительный рост части отраслей к 2008 году; обвал с 2009-го; с 2010 по 2014 гг. кратковременные «пики» роста отдельных отраслей, сменявшиеся быстрым и резким спадом; с 2015-го года — общий и весьма заметный спад.

Например, ткацкие станки: 1990 г. — 18 341 шт., 1995 — 1890, 2000 — 95, 2010 — 5, 2014 — 79, 2016 — 7. Деревообрабатывающие станки: 1990 — 25 439, 1995 — 2184, 2000 — 1246, 2009 — 1800, 2016 — 5084. Машины для внесения в почву удобрений: 1990 — 21 129, 1995 — 82, 2000 — 217, 2006 — 950. И пр. С некоторыми потребительскими товарами всё немножко лучше — машины стиральные (тыс.): 1990 — 5419, 1995 — 1294, 2000 — 954, 2010 — 2761, 2016 — 4040. Но электропылесосы (тыс.): 1990 — 4470, 1995 — 1001, 2009 — 222, 2012 — 606, 2016 — 13.

Александр Дейнека. Текстильщицы. 1927
Александр Дейнека. Текстильщицы. 1927

Характерно, что подобные тенденции наблюдаются и в промышленности, связанной с полезными ископаемыми — например, в производстве нефтяных труб. Более того, сама добыча подчиняется примерно тем же закономерностям. Так, лесозаготовки (млн. м3): 1990 — 304, 1995 — 116, 2000 — 94,8, 2007 — 134, 2009 — 97, 2016 — 137. Для интереса — нефть (млн. тонн): 1990 — 516, 1995 — 307, 2008 — 488, 2016 — 548.

Наверное, падение 1990−1995 гг. связано с тем, что при СССР ресурсы «разрушали» и растрачивали, поэтому их нужно было гораздо больше, а после перестройки рынок сделал всё точным и эффективным. Но скорее, проблема — в разрушении соответствующих отраслей, понижении зарплаты и их социального статуса, как следствие — в уменьшении притока молодых кадров (что видно по сборникам «Россия в цифрах» того же Росстата) и пр.

Ситуацию более проясняет таблица уровня использования наличных производственных мощностей. Тенденция здесь — та же, что и приведённая выше. Ткани льняные суровые: 1990 — 86%, 1995 — 32%, 2000 — 28%, 2003 — 45%, 2008 — 36%, 2011 — 17%, 2016 — 42%. Колбасные изделия: 1990 — 90%, 1995 — 54%, 2008 — 67%, 2016 — 59%. Крупа: 1990 — 99,8%, 1995 — 39%, 2011 — 29%, 2016 — 39%. И т.д.

Наконец (в том числе к вопросу о «голоде»), так же, хотя и с более устойчивыми нисходящими трендами, изменялось (по Росстату, у которого есть данные за 1990−2006 гг и отдельно за 2017 г) потребление основных продуктов питания населением (в кг на душу). Мясо: 1990 — 75, 1995 — 55, 2000 — 45, 2017 — 75. Молоко и молочные продукты: 1990 — 387, 2000 — 215, 2017 — 231. Вопрос о качестве этих продуктов и конкретном составе столь общих категорий (мясо — именно мясо, или сосиски из субпродуктов?) оставим в стороне.

Читайте также: Почему капитализм против того, чтобы мы строили семью в России

Василий Максимов. Бедный ужин. 1879
Василий Максимов. Бедный ужин. 1879

В общем, где эта самая «восстановленная» после «совка» экономика Чубайса — не ясно. В науке? В образовании? В медицине?.. Разве что в финансовых спекуляциях — да и то если их можно отнести на счёт отечественного, а не международного бизнеса.

Конечно, Чубайс открыто признаёт, что бизнес думает только о «бабках», а вот о народном «счастье» должны позаботиться уже другие люди. Правда, он делает вид, будто стремление к обогащению автоматически приводит к прогрессу общества, или хотя бы развитию производства и науки: мол, посмотрите, как выросла ожидаемая продолжительность жизни. А выросла она при чём? При капитализме! Одновременно — значит, вследствие!

Следовательно, народ должен «благодарить» действующий слепо, в корыстных интересах, бизнес, а государство должно его (бизнес) во всём поддерживать… И тоже превозносить: дарить медали, делать из олигархов героев.

Из рассмотренного выше понятно, что общество вряд ли будет превозносить «успехи» крупного бизнеса. Это понимает и Чубайс, говоря: общество — инфантильно, слепо, и его можно только ругать. Надежда — на нашего «европейца», правительство, государство, а также на неких «общественников». Почему же Чубайс уверен, что именно они смогут «оценить» «успехи» крупного бизнеса по достоинству? И зачем этим субъектам его превозносить? Поговорим об этом в следующей статье…

Читайте ранее в этом сюжете: «Игромания» как болезнь? Убежать не удастся – даже в виртуальный мир

Читайте развитие сюжета: Схема имени Чубайса: бизнес с государством – и против общества!