В последние недели мы наблюдаем повышение градуса полемики в белорусско-российских отношениях, в очередной раз инициированное официальным Минском. По мнению белорусских чиновников, налоговый маневр в нефтяной отрасли России приведет к существенным потерям для экономики республики. Называются цифры от 8 до 11 млрд долларов до 2024 года. И поэтому, мол, Россия должна компенсировать республике эти потери.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Что хотелось бы отметить по этому поводу без всякой истерики и нагнетания, абсолютно в рамках доброжелательного отношения к партнерам по Союзному государству.

Во-первых, налоговый маневр — выстраданное решение российского правительства, направленное на выравнивание цен на внешнем и внутреннем рынке с целью насыщения его нефтью и нефтепродуктами, чтобы не было больше таких ситуаций, как нынешней осенью, когда после подъема цен нефть пошла на внешние рынки, а внутренний остался без бензина. И тут уже не может быть никаких споров — решение принято, оно должно выполняться.

Во-вторых, любые решения в области налогового законодательства, в том числе и в нефтяной отрасли, являются исключительно прерогативой российских властей. Это внутрироссийская экономическая проблематика. И вмешательство в этот процесс пусть и союзного, но другого государства, является беспрецедентным и недопустимым. В этом плане белорусской стороне было бы полезно снизить накал дискуссии.

И никакие отсылки к «окопам, в которых мы гнили», в этом случае не работают. Тем более что «гнили» — не мы, а наши предки, но вот они-то как раз жили в одном государстве.

Советский плакат
Советский плакат

И то, что Москва так мягко реагирует на попытки шантажа со стороны официального Минска в плане выхода их из ЕАЭС, объясняется исключительно доброжелательным настроем всей российской элиты в отношении братского белорусского народа и пониманием неразрывности наших общих исторических судеб.

В-третьих, пытаясь вмешиваться во внутрироссийские экономические процессы, официальный Минск только подтверждает, что имеет место субсидирование белорусской экономики со стороны России на миллиарды долларов в год и только по нефти. Это не очень умный ход, так как только усиливает переговорные позиции России.

Получается, что как нефть-газ, так в окопах гнили, а как признание Южной Осетии и Крыма — так мы независимое государство. Так не бывает.

В-четвертых, исходя из опять-таки общего понимания наших исторических судеб, которые никому не удастся разорвать, в том числе нашим западным «партнерам», максимум, на что может пойти правительство России (и то, это сейчас активно обсуждается и дискутируется внутри России), это межбюджетные трансферты, которые бы очень четко показывали уровень бюджетной поддержки белорусской экономики со стороны России.

И это логично. Белоруссия же требует (!) деньги не конкретно от Роснефти или Лукойла, а именно от российского государства, предлагая внести соответствующие изменения в двусторонние соглашения. Соответственно, форма этих трансфертов — кому и как их зачислять, является предметом дискуссии. Естественно, для России в этом случае абсолютно логично эти трансферты осуществлять между бюджетами двух стран. Это очень четко и наглядно будет показывать, сколько субсидий со стороны России получает белорусский бюджет.

Рука помощи
Рука помощи
Цитата из м/ф «Незнайка на Луне». реж Юрий Бутырин, Александр Люткевич. 1997. Россия

В-пятых, на самом деле данная дискуссия показывает главное противоречие нынешней Союзной конструкции — Белоруссия хочет получать газ и нефть по внутрироссийским ценам как одна из территорий России, а жить как независимое государство. Так, конечно, не бывает. Россия долго поддерживала белорусский проект, но всему есть предел. Надо определяться — либо, как сказал на последнем заседании глав государств ЕАЭС президент России Владимир Путин, углублять интеграцию и только тогда получать внутрироссийские цены, либо жить как-то иначе.

В этом контексте угрозы отдельных белорусских чиновников, работавших ранее в России, относительно того, что, мол, Белоруссия тогда выйдет из Союзного государства и ЕАЭС, просто смешны. Что будет ознаменовать этот выход для белорусской экономики? Первое — мировые цены на нефть и газ. Второе — закрытие российских рынков для белорусской товарной массы, включая сельское хозяйство. Есть и третье, и четвертое, и пятое, и двадцатое. Но даже первые несколько пунктов приводят к дефолту белорусской экономики на протяжении меньше года.

Надо сказать, что такого рода заявления явно выбиваются из того конструктивного и доброжелательного диалога, который ведет со своими белорусскими партнерами российское руководство, и они должны быть элиминированы из двусторонних отношений как явно провокационные и наносящие ущерб двусторонним отношениям. Потому что в ином случае у рядовых россиян может сложиться ощущение, что официальный Минск находится в Союзном государстве и ЕАЭС исключительно из меркантильных, а не стратегических интересов собственного государства и белорусского народа.

Читайте развитие сюжета: Минск намерен продолжать диалог с Москвой о компенсации за налоговый манёвр