Санкт-Петербург 6 декабря принял официальные делегации из постсоветских республик, прибывшие на саммиты ЕАЭС и СНГ. Главные вопросы рассматривались на уровне президентов строящегося союза, а не полумёртвого содружества. Ключевую проблему обозначил Александр Лукашенко: российский газ для Белоруссии должен стоить столько же, сколько и для российских регионов. Обсуждение вылилось в полемику, из-за которой саммит евразийских лидеров стал едва ли не самым скандальным за всю недолгую историю ЕАЭС.

Александр Лукашенко и Владимир Путин
Александр Лукашенко и Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Выступая 6 декабря на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Санкт-Петербурге, Лукашенко напомнил, что «мы концептуально и конкретно подписались» к 2025 году создать общие рынки газа, нефти и нефтепродуктов. Он вновь обострил вопрос о «равных условиях хозяйствования» — то есть предоставления Белоруссии российских углеводородов по внутрироссийским ценам. В противном случае, признал он, белорусские предприятия будут неконкурентоспособны.

Читайте также: Лукашенко провоцирует белорусские «жёлтые жилеты»

«Если таких равных условий нет, то нет и союза», — заявил Лукашенко. Эти слова прозвучали как вызов, они вполне могли быть расценены как брошенная перчатка. Тем более что накануне перспектива развала ЕАЭС была озвучена на уровне Минфина Белоруссии.

Подробности: Ультиматум Минска Москве: компенсация за нефть или выход из ЕАЭС

Джон Петти. Начало ссоры
Джон Петти. Начало ссоры

Любопытно, что одновременно с резкими заявлениями, фактически — ультиматумом, Лукашенко констатировал: «Ни у кого не должно возникать сомнений в том, что ЕАЭС — это эффективный совместный проект, нацеленный на повышение уровня экономического благосостояния всех государств-членов».

Возможно, комплимент в адрес союза был ритуальным официозом, подготовленным спичрайтерами. Не таким уж и плохим официозом, если адекватно оценивать реальный потенциал Белоруссии и её место в мировой экономике. Однако президенту России было что ответить на снова озвученный минский ультиматум.

Владимир Путин обратил внимание белорусского лидера на цену российского газа — «сегодня у Белоруссии 129 долларов за тысячу кубов, в следующем году будет 127, а в ФРГ — 250». Он также отметил: «Но если бы Белоруссия не имела преимуществ, связанных с интеграцией, а формировали бы цену на рыночных принципах, это было бы не 129 и не 127, а 200 — вот в чём разница».

«Владимир Владимирович, но это у Вас неправильные расчёты. Мы имеем худшие условия, чем Германия, я уже об этом не единожды говорил. Вроде воевали против Германии вместе, а наши люди, ещё не умершие после войны, имеют такую ситуацию. Они имеют 200 долларов, а мы, допустим 130, потому что туда ещё три тысячи километров качать надо», — возразил Лукашенко.

Расчёты расстояния от Белоруссии до Германии от Лукашенко сразу же стали объектом сатиры в социальных сетях. Скрывать было бесполезно: «ещё три тысячи километров» растиражировали телеканалы и другие СМИ. Однако таким владением вопросом трудно было смутить Путина, знающего о Германии не понаслышке и демонстрировавшего невозмутимость в куда более интересных ситуациях.

«Хотя, конечно, мы должны стремиться к полной унификации. Но для этого нужно время и другой уровень интеграции между нашими странами. Но это предмет разговоров, переговоров. Мы к этому процессу готовы», — вполне ясно обозначил Путин позицию России.

Владимир Путин
Владимир Путин
Kremlin.ru

Готов ли Лукашенко к такой степени интеграции — не такой уж и большой вопрос. Уместно напомнить, что несколькими годами ранее именно Лукашенко наложил вето на реализацию всего лишь пяти интеграционных белорусско-российских промышленных проектов (объединение МАЗ и КамАЗ в «Росбелавто» и др.). Ещё ранее он же заявлял, что если Белоруссия воссоединится с Россией, то Кремлю следует готовиться к ещё более жёсткому сопротивлению, чем было в Чечне при Дудаеве и Масхадове.

«Как русский, как советский человек он не может не понимать временный и случайный характер возникновения Республики Беларусь. Как и то, что белорусы и русские — это часть одного большого народа. И возвращение к единству будет благом и для них самих, и для русского мира», — считает уважаемый Пётр Акопов, вероятно, выдавая желаемое за действительное. В противном случае не было бы форсированного нациестроительства, перманентных репрессий сторонников белорусско-российского единства и других, явно не вписывающихся в такую картину фактов и заданных процессов.

После полемики на заседании ВЕЭС представители официального Минска начали корректировать свою позицию. Так, 7 декабря вице-премьер Белоруссии Игорь Петришенко заявил: «Мы считаем, что это не компенсация, а сохранение тех базовых условий, которые Россия нам предложила, с которыми мы согласились, и в одностороннем порядке менять правила игры в рамках союзнических отношений и в рамках Евразийского экономического союза мы считаем неправильным».

Он напомнил, что в 2014 году Россия и Белоруссия в связи с подписанием договора о ЕАЭС подписали ещё два соглашения, которые «выравнивали условия для нефтяных отраслей двух стран в частности и в целом для социально-экономического развития Белоруссии и России». По первому соглашению Россия обязалась поставлять в Белоруссию 24 млн тонн нефти ежегодно, а по второму — оставлять в госбюджете Белоруссии все экспортные таможенные пошлины на нефть и нефтепродукты.

«Эта цифра выравнивания фактически составляла $1,5 млрд ежегодно, цитировало Петришенко госинформагентство «БелТА». — С 2015 года Россия ввела так называемый налоговый маневр — снижение уровня экспортной пошлины и увеличение налога на добычу полезных ископаемых. Эта дельта постоянно уменьшалась, и Беларусь с 2015 по 2018 год, по нашим расчетам, недополучила порядка $3,4 млрд экспортных пошлин».

Российская нефть
Российская нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

Зампред Совмина заявил также, что у правительства нет возможности предоставить белорусским НПЗ компенсацию, аналогичную той, которую получат российские заводы от правительства РФ. Петришенко также подтвердил сумму «потерь» Белоруссии от изменения российского налогового законодательства в нефтяной сфере, сообщив, что «фактически, по нашим предварительным расчетам, до формирования единого рынка нефти и нефтепродуктов в ЕАЭС до 2025 года мы будем терять где-то до $10 млрд».

Вечером того же дня, 7 декабря по государственному телевидению выступила пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт с разъяснениями позиции своего шефа на заседании ВЕЭС в Санкт-Петербурге. Между прочим она заявила, что из-за российского налогового манёвра в нефтяной сфере руководство Белоруссии с 2015 года недополучило $3,6 млрд и «за предстоящие четыре года мы недополучим почти $11 млрд».

Осталось непонятным, чьим оценкам следует верить и каким образом в Минске происходит столь занимательная калькуляция. Несколько сот миллионов долларов туда-сюда в течение нескольких часов, почти миллиард долларов сверху к вечеру — такими деньгами не бросаются даже арабские шейхи.

На эту тему читайте: Белоруссия: Лукашенко, семейный подряд и идеологическая пустота

Известно, что в 2018 году российский газ поступал в Белоруссию по $129 за 1 тыс. кубометров. Затем в ценообразование вмешивалось министерство антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ), и цена для промышленных потребителей вырастала до $275 (с учётом перекрёстного субсидирования). В белорусское ценообразование Газпром не вмешивался — как и правительство РФ, как и Кремль.

Лукашенко считает возможным и нужным вмешиваться в вопросы российского налогового законодательства и ставить ультиматумы, шантажировать и требовать неких «компенсаций». Или уже не компенсаций, судя по новым разъяснениям новоиспечённого зампреда белорусского Совмина с компетенциями в экономической сфере примерно такими же, как и у президентского пресс-секретаря. России приходится иметь дело с такими людьми в руководстве союзной Белоруссии, и это реальная хроническая проблема.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

На протяжении всего постсоветского периода пресловутой тысячелетней истории белорусской государственности Россия оказывала так называемую «поддержку» Белоруссии, которую до сих пор не в состоянии точно подсчитать ни в РФ, ни в МВФ. В различных докладах эксперты и международные организации ограничиваются калькуляцией скидок по поставкам российских нефти и газа, достигших $100 млрд за период 2001—2017 годов.

По школьной программе известен фундаментальный закон гидростатики — закон сообщающихся сосудов, вполне применимый и к другим сферам анализа. Если официальный Минск получил от Москвы $100 млрд, то вполне очевидно, что эту же сумму недополучили российские регионы. Не построена Приморская АЭС, сотни мостов и заводов, других объектов по всей России потому, что в Белоруссии прибавилось. Как в Минске распорядились этими деньгами — отдельный вопрос.

«Пускай небогатые, но люди живут — довольные и так далее и тому подобное»,заверил недавно Лукашенко подданного британской королевы. Может быть, он прав, а почти миллион трудовых мигрантов из Белоруссии, осевших преимущественно в «олигархической России», ошибаются и бегают от своего счастья.

Факт в том, что Россия снимает Белоруссию с дотаций и переводит, как призывал Михаил Горбачёв во время «перестройки», на хозрасчёт и самофинансирование. Времена, когда почти четверть ВВП «сильной и независимой Белоруссии» формировалась за счёт российской «поддержки», безнадёжно канули в Лету. Придётся жить по средствам, и это очень беспокоит руководство формально союзной республики.

Россия, видимо, не оставит Белоруссию без преференций и кредитов, но льготы сильно урежет, а коррупционные схемы с «интеграционными» ценами на стратегическое сырьё ликвидирует вовсе. В итоге может остаться так называемый межбюджетный трансфер — прямое перечисление денег из российского бюджета в белорусский. Однако и с ним могут происходить задержки в случае плохого поведения содержанки.

На тему трансфера читайте: Трансфер в обмен на поцелуи или уже дань?

По итогам заседания Высшего экономического совета Евразийского экономического союза в Санкт-Петербурге президент России сообщил журналистам: «Согласованы масштабные программы формирования общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов».

Лукашенко рассказал журналистам о договоренностях с Путиным в ином ключе: «Мы договорились, что в понедельник-вторник в российском правительстве на уровне Козак-Ляшенко обсуждаются проблемные вопросы. Прежде всего по налоговому маневру. В четверг — заседание союзного Совмина под председательством Дмитрия Медведева. Они также рассматривают эти вопросы. А на следующей неделе мы встречаемся с президентом России и расставим все точки над «i», чтобы нам в очередной раз не войти с нерешенными проблемами в новый год. Это то, о чем мы, помимо всего прочего, договорились».

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
President.gov.by

Он также добавил: «Мы неожиданно чуть ли не провели заседание ОДКБ. И в принципе решили проблему назначения генерального секретаря». По словам Лукашенко, генеральным секретарем ОДКБ будет назначен белорусский представитель. И это ещё один скандал, учитывая причины и обстоятельства, по которым отменённый саммит военного блока был перенесён на 2019 год.

В целом можно констатировать, что в Санкт-Петербурге не был решён ни один из ключевых вопросов ни ЕАЭС, ни СНГ, ни тем более ОДКБ. Каждый остался при своём с той лишь особенностью, что Россия, пока что, со своими деньгами и своими углеводородами. Надолго ли — вопрос, который глава российского государства решит в ближайшее время.