Иранская экономика жива и работает вопреки американским «санкциям»

Мало кто всерьёз относится к экономике Ирана и её возможностям, в особенности в период действия американских антииранских «санкций». Однако иранская экономика не просто жива и работает, но и удивляет объективных наблюдателей

Сергей Шакарянц, 7 декабря 2018, 12:30 — REGNUM  

Если не считать кликушества и апокалипсических «прогнозов» и «прорицаний» со стороны западных экспертов или из прозападной пишущей братии из других стран (к сожалению, в том числе и из стран СНГ, включая Армению и Россию…), то никто всерьёз не занимается изучением того, как себя «чувствует» и на что способна рассчитывать экономика Ирана в период очередных незаконных «санкций» США. А между тем опыт иранцев — это наглядное доказательство того, как внешняя враждебность может сыграть роль катализатора в развитии экономики и общества в целом. Мы, в отличие от иных исследователей, периодически обращались к теме о том, что и как собираются делать власти Ирана в новый «сезон обострения» вашингтонской произраильской шизофрении. Иранский опыт развития страны ценен тем, что за ним — многие десятилетия опытов, попыток, ошибок и побед. Он доказывает, что практически любая страна с более или менее богатой и развитой ресурсной базой в состоянии самостоятельно нивелировать отрицательные воздействия внешнего прессинга и «санкций». Хотя, конечно, и пример Китая в этом плане поучителен — но, согласимся, КНР давно — держава с ядерной составляющей в плане обеспечения собственной безопасности. А это многое значит — когда руководство и население той или иной страны уверено, что не подвергнется внешней агрессии именно в силу наличия собственного «ядерного зонтика».

Такой тысячепроцентной гарантии ненападения со стороны внешних сил у сегодняшнего Ирана нет. И именно по этой причине мы призываем не ангажированных Западом и произраильскими лобби специалистов серьёзно отнестись к антисанкционному опыту Ирана. С 4 ноября «санкции» США против Ирана задействованы, пусть пока и не в полной мере. И вот 3 декабря Иран официально распространил первые сведения о том, как страна идёт в экономическом плане — каким графиком. Таможенное управление Ирана (IRICA) объявило, что положительное сальдо внешнеторгового баланса Ирана достигло 2 миллиардов долларов в течение первых восьми месяцев 1397 иранского года (с 21 марта по 21 ноября 2018 г.). Согласно статистическим данным, опубликованным на веб-сайте Таможенной администрации Ирана (IRICA), «экспорт ненефтяных товаров из страны превысил 31 миллиард долларов США в течение первых восьми месяцев этого иранского года и составил 31,491 миллиарда долларов». За этот восьмимесячный период объём ненефтяного экспорта Ирана составил 75,27 млн тонн на сумму 31,491 млрд долларов США, что свидетельствует о том, что экспорт из Ирана увеличился на 12,9% до конца иранского месяца Абан (21 ноября 2018 г.) по отношению к тому же периоду прошлого года. За тот же период объём импортируемых в Иран товаров составил 21,549 млн тонн на сумму 29,549 млрд долларов США, что говорит о том, что объём импортируемых товаров снизился на 12,58%.

Наиболее важными статьями экспорта в этот период были газовый конденсат на сумму 2,776 млрд долларов США, сжиженный пропан на сумму 1,339 млрд долларов США и лёгкие масла, а также другие продукты, за исключением бензина, на сумму 1 млрд долларов США. Кроме того, за этот период было также экспортировано метанола на 1,67 млрд долларов и сжиженного природного газа (СПГ) на 986 млн долларов США. Статистика показывает, что на нефтехимию приходится 32,93% от общей стоимости экспорта Ирана, а доля газового конденсата составляет 8,81%. Одновременно с этими данными, как сообщил иранский ресурс Mehr News, представитель правящего совета парламента Ирана Бекруз Немати 3 декабря утверждал, что в следующем финансовом году, объём экспорта нефти из Ирана будет превышать один миллион баррелей в день (начиная с 21 марта 2019 г.). По словам Бекруза Немати, «несмотря на санкции США, продажи нефти в этот период превысят миллион баррелей в день». Отметив, что указанный объём предусмотрен для законопроекта о госбюджете на следующий год, он добавил, что кабинет министров представит законопроект парламенту для обсуждения 5 декабря, состоятся слушания и т. д. Как сообщается, прогнозируемый объём будет рассчитываться по ориентировочной цене 60 долларов США за баррель. Правда, уже 4 декабря, как сообщала государственная медиакомпания IRIB, тот же Немати исправился, заявив, что правительство Ирана предположительно оценило продажи нефти на уровне 1,5 миллиона баррелей нефти в день по цене 54 доллара США за баррель. «Каждый доллар прогнозируется по курсу 57 000 риалов в бюджетном послании», — добавил он в телефонном интервью IRIB. Как сообщает агентство IRNA, глава Организации по бюджету и планированию Мохаммад Бакер Нобахт заявил, что правительство завершило подготовку законопроекта о бюджете на следующий год и представит его парламенту 6 декабря. По словам Нобахта, снижение давления со стороны США на жизнь иранцев, поставка основных товаров и проявление особого внимания к внутреннему производству и созданию рабочих мест относятся к числу основных направлений, предусмотренных в запланированном бюджете. Добавим, что за несколько дней до заявлений Немати и Нобахта некоторые из иранских СМИ приводили несколько иные данные относительно цены и объёмов экспорта нефти, а также курса иранского риала к доллару, заложенные в проект бюджета. Но в Иране, то, что становится законом, — становится реально реализуемым законом…

Каждый год кабинет министров выносит бюджетный законопроект в парламент в декабре для оценки — это своего рода многолетняя традиция иранского парламентаризма и деятельности правительства. Цена доллара относительно национальной валюты Ирана была предсказана на уровне 80 000 риалов для следующего финансового периода. Цена риала относительно доллара США на свободном рынке в настоящее время составляет более 110 000 риалов. Тем не менее, если прав Немати, в итоге иранцы нашли резервы для того, чтобы в бюджет была заложена цифра — 57 000 риалов за доллар. Но иранские экономисты призывают не пороть панику — низкий курс национальной валюты, в сущности, помогает иранскому экспорту на мировой арене. Депутат иранского парламента Ахмадали Кейха заявил газете Daily Iran: «Девальвация национальной валюты, вызванная санкциями США, привела к состоянию дел, в которых экспорт сельскохозяйственной продукции стал более экономически жизнеспособным. Наши сельскохозяйственные продукты, по сравнению с теми же иностранными продуктами, имеют преимущество в рыночной конкуренции на экспорт». Ослабленная внутренняя валюта стимулировала экспорт, делая импорт более дорогим. Иран экспортировал сельскохозяйственной продукции на сумму 3,3 млрд долларов США за семь месяцев текущего года, с марта по ноябрь, показав 16,5%-ный рост по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года, сообщало IRNA. Кейха призвал правительство не вводить никаких экспортных запретов на продукцию, которые могли бы отрицательно повлиять на средства к существованию фермеров: «Вместо того чтобы размещать запреты на экспорт, правительство может взимать налоги или тарифы за сельскохозяйственную продукцию, чтобы контролировать рынок». (Дело в том, что правительству ИРИ пришлось вмешаться и запретить экспорт некоторых видов сельскохозяйственной продукции после того, как некоторые иностранные торговцы, особенно в Ираке, закупили иранские зерновые культуры, значительно повысив цены в Иране — прим.) Кейха рассказал, что Таможенная администрация Ирана и организации, ответственные за введение налогов, должны разработать планы, чтобы сбалансировать рынок.

Отметим ещё раз — с 4 ноября так называемые «санкции» США против Ирана действуют уже официально. Хотя миру известно, что Вашингтон начал вводить ограничения именно с 6 мая, когда США вышли из «ядерного соглашения» с Ираном. И реально американская антииранская политика возобновлена именно с мая, а не с ноября. В том числе — и в плане «санкций», уже в мае Тегеран ставил мир в известность, что американцы инициируют препятствия в поставках в Иран даже медикаментов и лекарственных средств… Но мы просим обязательно обратить внимание и на такое заявление. 5 декабря 2018 г. бывший советник министра иностранных дел Ирана Хоссейн Шейхолэслам в интервью азербайджанскому информационному агентству Trend рассказал, что общая политика исламской республики заключается в том, чтобы удалить доллар США из всех финансовых операций. «Рано или поздно доллар будет отброшен из всех сделок между Ираном и другими странами. Теперь мы работаем со всеми нашими соседними странами с местными валютами, — сказал он. — Тегеран, Москва, Дели, Анкара и некоторые другие страны согласились удалить доллар США из своих транзакций в рамках усилий по расширению своих торговых отношений для преодоления давления Вашингтона. В результате наши финансовые отношения с миром не будут трудными, потому что мы выходим из системы доллара США». Итак, Иран готовит, и не только для себя и региона, а для всего мира, подлинную финансовую революцию, если учитывать, сколько стран в мире заинтересованы в сохранении и расширении торгово-экономических связей с Тегераном.

Всё, что решил реанимировать Иран после выхода США в одностороннем порядке из «ядерной сделки» от 2015 г., многие десятилетия именуется иранскими госдеятелями «Экономикой сопротивления». И, как мы уже не раз писали, Верховный лидер ИРИ, аятолла Сейед Али Хоссейни Хаменеи, по сути, ещё с прошлого года настраивал политиков, военных и общественность Ирана на то, что в скором времени Ирану придётся вернуться к этой тактике борьбы с «мировым высокомерием», т. е. США и сионизмом. Напомним, что с лета текущего года вопрос организации и контроля за Экономическим сопротивлением Ирана американцам и Израилю решением высшей власти передан на исполнение Корпусу Стражей Исламской революции (КСИР) и Народному ополчению «Басидж». Этим самым в наши дни иранские власти, по факту, придали тактике Экономического сопротивления статус самой настоящей экономической войны с США и проамериканскими марионетками, в каких бы странах ни восседали бы такие круги в высших эшелонах власти. Например, в наши дни есть немало предпосылок считать, что Тегеран — пока в форме намёков — начал давать понять Армении и Грузии, что те «избрали неверный путь». Разумеется, Армения и Грузия — республики, мнящие себя «революционерами» и абсолютно якобы суверенными, но реальная фактура заключается в том, что обе республики сами себя ввели в унижающую и изо дня в день усиливающуюся зависимость от приказов и «советов» госдепартамента, советников президента и послов США. Видимо, не только в Ереване и Тбилиси, но и в некоторых других столицах «революционеров» позабыли истину — а ведь Исламская революция, несмотря на то, что её адепты правят Ираном на протяжении почти 40 лет, считается незавершившейся, считается продолжающейся. И сегодняшнее сопротивление Ирана американцам, Израилю, диктату доллара и т. д. — это тоже продолжение Исламской революции. 40 лет — возраст приличный, иранские революционеры прагматичней, практичней, опытней и, извините, намного умней «революционных недорослей» по соседству от Ирана.

Президент Ирана Хасан Рухани, дабы государства — соседи ИРИ ни капли не сомневались и чтобы само иранское общество не сомневалось ни на йоту, призвал 6 декабря практиковать принципы Экономики сопротивления перед лицом односторонних санкций, введённых США против исламской республики, сообщает Fars News. «Мы должны объединить усилия, чтобы управлять страной. Мы можем отбросить врага через сопротивление и жертвы, — сказал Рухани. — Иранцы никогда не продадут своё достоинство, даже в трудные времена. Хотя условия в стране не являются нормальными, мы должны держаться вместе, чтобы справиться с ситуацией». Он подчеркнул, что хотя иранское правительство способно решить все проблемы в одиночку, все государственные и частные банки, все слои общества должны прийти ему на помощь. Случайно ли, что в этот же день первый вице-президент Ирана Исхак Джахангири в интервью японскому информационному агентству Kyodo, говоря о «санкциях» США в отношении экспорта нефти из Ирана, заявил, что Иран нашёл новых покупателей и они уже купили иранскую нефть. Японское издание в своём репортаже написало, что Джахангири не раскрыл, кто же новые покупатели иранской нефти, но сказал, например, что Иран ведёт переговоры, чтобы продать больше нефти Китаю, России и азиатским странам. По данным издания, первый вице-президент Ирана назвал угрозы США разным странам в целях обнуления продаж иранской нефти очень опасными и невозможными. «Я заверяю мир, что если Иран будет лишён своего основного источника дохода, то он не будет молчать и примет соответствующие меры», — добавил Джахангири. Он подчеркнул, что, несмотря на санкции США, Иран может вернуть свой экспорт нефти до уровня 4 ноября, когда США ввели второй раунд санкций против Ирана. А тем временем «слева — справа» поступает информация о том, что Катар, выйдя из ОПЕК, запросто сможет продавать иранскую нефть и т. д. и т. п. Побеседовал с японским агентством Kyodo и замминистра иностранных дел ИРИ Аббас Аракчи, и он заявил, что Европа уже выработала новые стратегии для торговли с Ираном, подтвердив ранее распространявшуюся информацию еврокомиссара Федерики Могерини о том, что на уровне стран ЕС решение о создании специального механизма для расчётов с Тегераном в условиях восстановления санкций США уже принято с тем, чтобы к его работе могли присоединиться остальные страны.

А 2 декабря перед общественностью Ирана отчитывался министр энергетики ИРИ Реза Ардаканян. Он рассказал о своей недавней поездке в Россию по официальному приглашению министра энергетики РФ и заявил, что он дал оценку основаниям для более тесного сотрудничества в различных экономических областях. Как сообщает иранское агентство Tasnim News, Ардаканян подчеркнул, что Иран и Россия, которые столкнулись с санкциями Вашингтона, имеют много общих взглядов и взаимопонимания. И начали разработку совместных мер по противостоянию «высокомерию США». Далее он указал на свои встречи с высшими экономическими чиновниками в России, в том числе с председателем Евразийской комиссии Тиграном Саркисяном, и сказал: «Между Ираном и Россией существует высокий уровень взаимного понимания и общих взглядов. В то время как Иран сталкивается с санкциями США, и Россия в какой-то мере подвержена им, эти эмбарго предоставили уникальную возможность для … процветания природных и человеческих ресурсов через укрепление и развитие сотрудничества двух стран». Ардаканян как иранский сопредседатель Российско-иранской комиссии по экономическому сотрудничеству посетил Москву для переговоров со своим российским коллегой Александром Новаком, чтобы проконтролировать реализацию соглашений, принятых на 14-м заседании комиссии, и провести необходимую подготовку к следующему совещанию в Тегеране. Отметим, что иранского министра сопровождала делегация из десяти человек, в которую вошли правительственные чиновники и представители частного сектора.

В ходе 14-го заседания комиссии в Москве в марте этого года стороны подписали 14 Меморандумов о взаимопонимании о сотрудничестве в сферах электроэнергетики, ядерной энергетики, транспорта, промышленности, торговли, таможенных и банковских операций. И, как можно судить из заявлений иранского министра энергетики, это не предел — Тегеран и Москва готовы наращивать обороты двустороннего сотрудничества и взаимодействия. Так, Реза Ардаканян сообщил в интервью государственному телевидению IRIB, что Иран должен начать сотрудничество с крупной российской фирмой по производству газовых турбин: «Гигантская российская компания проявила большой интерес к совместному производству газовых турбин и представит иранскую продукцию на российский рынок в обмен на получение ноу-хау для производства турбин». Он добавил, что в ближайшее время российская компания начнет сотрудничество с иранской фирмой MAPNA Generator Engineering and Manufacturing Company (Pars). Ардаканян также рассказал, что Иран ведёт переговоры с Россией о синхронизации энергосистемы двух стран через Азербайджан, Армению и Грузию. Вкратце — о том, что за идею представил министр Ардаканян. В последние годы Иран добился больших успехов в области науки и техники, иранские исследователи построили новую газовую турбину с высокой мощностью и эффективностью в марте прошлого года и запустили её внутри страны и в Ираке. В своё время один из разработчиков турбины Мортеза Незамабади агентству Fars News заявил: «Газовая турбина, B2MAP, была полностью произведена и запущена в иранской инжиниринговой компании. Новая газовая турбина работает с мощностью 185 мегаватт и эффективностью 36,4. Эти турбины были использованы в проектах по строительству электростанций в Ираке, а также в иранских городах Алиабад и Ассалуйе».

Есть и другие экономические сферы, которые показывают — в каком состоянии иранская экономика. Так, в Тегеране объявлено, что на импорт лекарств и медицинского оборудования в Иране выделено $3,5 млрд. 5 декабря, как сообщало IRNA, министр здравоохранения и медицинского образования Исламской Республики Иран Хасан Газизаде Хашеми во время посещения двух медицинских и фармацевтических предприятий в Семнане, отметив, что фармацевтическая ситуация в стране является удовлетворительной, заявил, что около 50% сырья, необходимого для фармацевтического производства, производится в стране, и сообщил, что 50% медикаментов полностью произведено на территории страны. По его данным, из остальных 50% медикаментов в Иране 5% полностью импортируются, а около 45% сырья поставляется в страну. В итоге, подчеркнул министр Хашеми, в стране производится около 95% необходимых медикаментов. Не впечатляет? Ладно — вот ещё новость: на днях в иранском городе Оромийе (Урмия) открылась роботизированная аптека. Тоже — «не то»?!

Тогда углубимся в ситуацию на начало декабря 2018-го. Тегеран сообщает, что по всему Ирану строится около 30 железнодорожных станций! Более того, у Ирана резко возрастает потребность в железнодорожном транспорте. Стране требуется более 32 000 вагонов и локомотивов в ближайшие четыре года. И уже заключены соответствующие договора как с иранскими, так и иностранными производителями вагонов и локомотивов. Одновременно с этим в Иране прямо сейчас в 27 провинциях страны ведутся работы по строительству 31 электростанции общей мощностью 19 000 МВт! Уже упоминавшийся выше министр энергетики Ардаканян рассказал: «Из прогнозируемых мощностей 12 000 МВт будет добавлено в национальную сеть в ближайшие два года, и это обойдётся в 5 миллиардов долларов». По словам министра, проекты, в основном финансируемые частными компаниями, будут осуществляться при общем объёме инвестиций в 8 миллиардов долларов, — сообщает агентство ILNA. Если и это не впечатляет, то — продолжим хотя бы перечисление. Но перейдём в сферу Военно-промышленного комплекса Ирана.

Возьмём лишь те отрасли ВПК, которые априори связаны с серьёзными финансовыми затратами и которые предполагают наличие и функционирование серьёзных, современных производственных мощностей. Разумеется, также и наличие необходимых инженерных и рабочих кадров. Например, ещё 19 июля 2018 г министерство обороны Ирана заявило, что планирует провести капитальный ремонт и изготовить до 800 танков в рамках планов страны по повышению своей оборонной мощи. Иранская армия и КСИР получат от 700 до 800 танков отечественного производства, в том числе «Каррар», рассказал замминистра обороны Ирана Реза Мозаффари-Ниа, сообщило Press TV со ссылкой на информационное агентство Tasnim News. Он рассказал, что Иран производит от 50 до 60 танков каждый год, как того требуют армия и КСИР. Если кто-то думает, что танк «Каррар» — это нечто «несовременное», то предупредим: в 2017 г. тогдашний министр обороны, бригадный генерал Хоссейн Дехган сказал, что «Каррар» является «одним из самых передовых танков в мире из-за своих замечательных особенностей». По словам Дехгана, его огневая мощь, точность и мобильность являются самыми современными. Среди особенностей танка Дехган перечислил его электронно-оптическую систему управления огнём, возможность лазерного измерения расстояния и возможность поражать мобильные или фиксированные цели как в ночное, так и в дневное время. Эти новости завершала вполне закономерная фраза, подтверждающая тезис о самодостаточности Ирана как страны, производящей вооружения: «За последние годы Иран добился крупных прорывов в оборонном секторе и достиг самообеспеченности в производстве важной военной техники и оборудования».

А вот что сообщалось из Ирана в ноябре и начале декабря. Министр обороны Ирана Амир Хатами заявил, что отечественный истребитель Kowsar будет в ближайшее время поставлен в Военно-воздушные силы армии. Предварительные этапы подготовки массового производства истребителя Kowsar были завершены, и в ближайшее время будет запущена производственная линия, сказал Хатами журналистам в кулуарах заседания Кабинета министров, сообщало Mehr News. Kowsar является передовым истребителем для завоевания превосходства в воздухе, который сделал Иран одной из немногих стран, имеющих ноу-хау в сфере проектирования и производства таких самолётов, оснащённых четвертым поколением авионики и системами управления огнём. Иранский истребитель впервые был представлен в июле 2017 г. Далее. 20 ноября противоминный бронированный военный автомобиль Toufan производства Организации оборонной промышленности Ирана (DIO) был представлен правительству и минобороны ИРИ, министр обороны Хатами подчеркнул, что новинка уже поставлена в Сухопутные войска КСИР. Далее — введены в строй две подводные лодки класса «Гадир», способные запускать из-под воды ракеты, торпеды и мины, сообщало Mehr News. 30 ноября Южному флоту были переданы стратегическая подводная лодка следующего поколения Fateh и эсминец Sahand (оборудован корабельным зенитным артиллерийским комплексом). С 1 декабря к флоту в Персидском заливе также присоединились эсминец следующего поколения класса Moudge и эсминец третьего поколения Jamaran. Командующий ВМФ Ирана контр-адмирал Хоссейн Ханзади сообщил также, что через несколько месяцев будут перестроены и пополнят Военно-морской флот эсминцы класса Dena и ещё один эсминец класса Jamaran.

В какой из «умирающих» или «мёртвых» экономик столь бурно развиваются и функционируют производство лекарств и медицинского оборудования, строительство железнодорожных станций, возведение электростанций, танкостроение, военное авиастроение, кораблестроение? Может, пора перестать верить чуши, которую распространяют об Иране и его экономике СМИ и аналитические центры США, Израиля, европейских государств, их марионетки в наших странах — членах СНГ? Между прочим, отметим, что 4 декабря первый вице-президент Ирана Эсхаг Джахангири заявил, что правительство ИРИ может управлять страной, даже не полагаясь на экспорт нефти. «Мы настаивали на том, чтобы бюджет (на следующий год — прим.) был разработан и отправлен в парламент в своё время, чтобы отправить сообщение внутри и за пределы страны о том, что Ираном можно управлять, не полагаясь на нефтяные доходы», — сказал Джахангири, выступая на форуме в Тегеране, сообщало Fars News. Он добавил, что зависимость Ирана от нефтяных доходов в следующем иранском годовом бюджете (начиная с 21 марта 2019 г.) составляет не более 25%. Джахангири также сказал, что Иран не является страной, которая может быть санкционирована в секторе транспорта. Это, кстати, неплохо бы иметь в виду тем политикам, которые «не исключают» закрытия границ своих стран с Ираном…

Итак, по сути, несмотря на первый месяц действия американских «санкций», экономика Ирана не рухнула и не собирается «падать». Более того, во взаимодействии с Россией Иран строит планы по «переходу в атаку» на экономическом фронте противодействия США. А если мы к этому добавим, что, согласно сообщению агентства IRNA, министр нефти Пакистана Гулям Сарвар Хан объявил, что его страна готова завершить проект газопровода Иран — Пакистан (IP, или газопровод «Мир»), то, на наш взгляд, все в Армении должны понимать, что в нашем регионе будущее принадлежит именно Ирану, а не США. А пакистанский министр, кстати, сделал также заявление, которое весьма поучительно (для всех соседей Ирана, в том числе и для чиновников Армении): «Пакистан будет реализовывать этот проект. Я получил приглашение от министра нефти Ирана, но маршрут поездки ещё не распланирован. Что касается введенных санкций США в отношении Ирана, то решения Пакистана будут основываться только на собственных национальных интересах». Это — заявления страны, десятки лет подряд бывшей элементарной марионеткой США в Южной Азии. Понятно, что подлинно независимые страны, как и государства, которые понимают пагубность влияния Вашингтона на их существование и развитие, будут в своих экономических и коммуникационных ориентирах на долгосрочную перспективу исходить из расчета на углубление торгово-экономического и — почему бы и нет? — также военно-технического сотрудничества с Исламской Республикой Иран.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail