На этой неделе ситуация вокруг главного ювелирного бренда Америки, легендарной компании Тиффани, продемонстрировала, насколько значимы китайские туристы для розничных торговцев за рубежом.

Украшения Tiffani & Co
Украшения Tiffani & Co
Иван Шилов © ИА REGNUM

Акции американских ювелиров мгновенно упали на 12 процентов после того, как Алессандро Больоло, генеральный директор Тиффани, сообщил, что впервые за четверть века покупатели из Поднебесной стали тратить меньше в их бутиках, чем годом раньше.

Дизайнерские бутики Манхэттена и Парижа чувствуют холод китайского экономического спада, который забыли автопроизводители и другие отрасли промышленности.

Бутик Tiffani & Co на Уолл-cтрит
Бутик Tiffani & Co на Уолл-cтрит
david takes photos

Сегодня состоятельные обыватели из КНР тратят 90 миллиардов долларов в год на ювелирные изделия, одежду и другие товары индустрии лакшери. Аналитики из Евромонитор Интернешнал Байн — главного аналитического бюро отрасли товаров и услуг лакшери — прогнозируют, что и в будущем китайские покупатели останутся главным драйвером для отрасли, но вот их географические и потребительские предпочтения заметно изменятся.

И прежде всего это касается ближайшего года или двух.

Прежде всего, все больше носителей сумочек Биркин и ботинок Джимми Чу переходят к покупкам во все более расширяющихся сетях фирменных магазинов лакшери-брендов в своей собственной стране, а цены в них вплотную приблизились к уровню цен в бутиках США и Европы.

Но такое поведение мировых лидеров лакшери — вовсе не их собственная стратегия захвата китайского рынка, а вынужденная реакция на экономическую политику правительства. Для рынка люксовых товаров было бы куда проще встречать китайских покупателей в своих исторических бутиках на 5-й Авеню или Виа Монтенаполеоне. Но политика китайских властей оставляет им для этого все меньше возможностей.

Потребительский рынок в Китае находится в глубоком спаде — куда более серьезном, хотя и не столь заметном, как снижение темпов экономического роста.

В этом году, по прогнозам, экономика Китая, первая по величине в мире, вырастет на заоблачно высокие для экономик США, Западной Европы или России 6,5%. Темпы роста замедлятся всего на две десятых процента — с 6,7% годом ранее. Почти незаметно.

Китайская юань
Китайская юань
David Dennis

Вот только продажи автомобилей на крупнейшем в мире рынке вовсе не выросли, а упали на 13 процентов по сравнению с предыдущим годом. Число жилых единиц, — квартир и домов, — которые не проданы, выросло до рекордных 50 миллионов объектов. Основной индекс фондового рынка Китая снизился на 22 процента по сравнению с прошлым годом.

В ответ на эти тенденции Пекин активизировал усилия по сокращению зависимости от внешней торговли и поощрению самоподдерживающегося экономического роста на основе внутренних потребительских расходов. В рамках этой программы и были сокращены налоги на приобретаемые на месте, в Китае, предметы роскоши, — чтобы вернуть состоятельных покупателей.

Бренды лакшери поначалу сопротивлялись, не рискуя вкладываться в открытие магазинов в непонятном для них Китае, пытаясь завлечь китайских покупателей в свои базовые бутики. Лидеры отрасли разработали часы, одежду и другие товары, специально ориентированные дизайнерами для китайских вкусов. Компания Гермес создала для Китая свой первый специальный бренд для одной страны, «Шан Ся». Универмаги из Лондона и Лос-Анджелеса наняли китайско-говорящих продавцов.

Но эти полумеры не привели к спаду оборотов бутиков в Европе и Северной Америке, и корпорации моды и ювелирные дома наперегонки бросились в глубины Поднебесной, опасаясь опоздать в гонке друг с другом.

Шоппинг
Шоппинг
markusspiske

Согласно данным Евромонитор Интернешнал Байн, опубликованным в этом месяце, доля покупок китайцами мировых брендов лакшери, которые будут осуществлены в бутиках непосредственно в Китае, вырастет с сегодняшних 25% (при общем размере этого сегмента покупок китайскими покупателями в $90 млрд) — до 53% в 2025 году, (при общем росте рынка до $170−190 млрд). Несложно подсчитать, что покупки мировых лакшери-брендов на внутреннем рынке Китая вырастут за семь лет в общем объеме на $68 млрд, а на внешних — только на $11 млрд.

Китайское правительство сразу уловило это изменение в позиции мировых брендов по отношению к открытию магазинов внутри Китая, и немедленно начало оказывать им всю возможную поддержку — прежде всего, силовыми ресурсами государства.

Резко ужесточились таможенный контроль и наказания за контрабанду. Две недели назад китайские деловые издания облетела новость о том, что один из известных местных трейдеров был приговорен к 10 годам лишения свободы за контрабанду дизайнерской одежды из Гонконга, когда ввез товар во внутренние провинции Китая, не выплачивая более высокую импортную пошлину для материка.

Следует особо заметить: речь не идет о контрафактной продукции. Власти хорошо понимают, что производство фальшивых часов Ролекс за два евро и кроссовок Баленсиага за десять долларов составляют сегодня основу китайской легкой промышленности, и сквозь пальцы смотрят на борьбу с контрафактной отраслью — ну, если только сами производители как-то не переходят дорогу властям. Контрабандисты везли из Гонконга настоящий, брендовый товар — но не уплатив пошлины и сбивая цены в теперь уже китайских, недавно открытых бутиках. А это прямой удар по политике компартии по стимулированию экономики через внутренний спрос, да и пошлины мимо казны. Могли расстрелять за такое.

Более жесткие визовые ограничения при президенте Дональде Трампе также затрудняют получение китайских покупателей в Соединенные Штаты, сказал Кавендер.

Китайские туристы
Китайские туристы
David Stanley

Китайские туристские прибытия в США упали на 20 процентов по сравнению с годом ранее до 880 000 в течение трех месяцев, заканчивающихся в сентябре, согласно оценке Исследовательского института туризма на выезде из Китая в Гамбурге, Германия. Число, отправляемое во Францию, выросло на 20,7% до 664,8 тыс., А те, что были направлены в Италию, выросли на 18,9% до 850 тыс. человек.

«Если раньше люди отправлялись в США, чтобы купить американский бренд-люкс, это уже не их первый выбор, — сказал Кавендер. — Они предпочли бы отправиться в Японию, в Новую Зеландию или где-нибудь в Европу, где процесс будет проще».