Чем больше капитализма, тем меньше доступного жилья

Чтобы повысить явку, к голосованию будут привлекать детей

Андрей Маленький, 4 декабря 2018, 01:05 — REGNUM  

Через шесть лет из любого муниципального городка страны в свой губернский центр, а оттуда в столицу должны полететь депеши: мы добились того, что треть горожан принимает непосредственное участие в управлении городским хозяйством.

Потому что одним из ноу-хау нацпроекта «Жилье и городская среда» стала организация движения за увеличение доли граждан, принимающих участие в решении вопросов развития городской среды. Эта доля будет главным показателем эффективности создающегося механизма прямого участия граждан в формировании комфортной городской среды. Само по себе это неплохо.

Чтобы механизм не дал осечку и показатель был не менее 30%, планируется снизить возраст участников до 14 лет. При условии, что они проживают в муниципальных образованиях, на территории которых реализуются проекты по созданию комфортной городской среды.

Если бы имелось в виду участие школьной молодежи в общественно полезном труде, благоустройстве дворов вместе со взрослыми, то это было бы совсем хорошо.

Но в нацпроекте под прямым участием граждан подразумевается участие 14-летних и всех тех, кто постарше, в рейтинговом голосовании, в ходе которого определяются объекты для благоустройства в первоочередном порядке и включения в государственные (муниципальные) программы формирования современной городской среды. Поскольку запланировано, что рейтинговое голосование станет постоянной ежегодной процедурой, то число голосований станет обязательным показателем для бюрократической отчетности. Участие в голосовании семи-, восьми-, девяти-, десятиклассников обеспечит массовость опроса.

Еще одной формой прямого участия граждан станет обсуждение конкретных проектов, в том числе «в рамках проведения Всероссийского конкурса лучших проектов создания комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях, государственных (муниципальных) программ формирования современной городской среды, дизайн-проектов по конкретным территориям, использование цифровых технологий (мобильные приложения, онлайн-порталы для голосования («Активный гражданин», «Добродел» и т. п.)».

ИА РЕГНУМ уже писало, что в первой половине этого года на московском портале «Активный гражданин» завершилось 48 голосований. За это же время было принято и опубликовано 341 постановление правительства Москвы (на самом деле принято в полтора раза больше, но не все из принятых решений опубликованы). Так вот: ни одно из 48 голосований и ни одна из тем электронных опросов на портале никак не связаны ни с одним из 341 опубликованного решения правительства Москвы.

Нормально, когда власть спрашивает совет у граждан, но не часто и по большому счету, а не по поводу высоты стрижки газонной травы. Без игрушек за казенный счет, без вранья и симулякров. Без плохо скрытой попытки переложить ответственность за сомнительные решения либо желания укрыться за советами с гражданами, как за ширмой. Либо и то, и другое.

Участие граждан в облагораживании своей среды обитания не должно считаться отчетным показателем деятельности муниципалитетов и индикатором степени комфортности городской среды.

Видимо, авторы нацпроекта, побаиваясь населения, опасаются прямо переложить часть задач по облагораживанию собственной среды обитания на самих граждан. А зря. Эту работу следует переадресовать представительным органам, политическим партиям и общественным организациям, чтобы повсеместно приучать жителей к постоянной заботе о собственном доме и дворе. Без всякой оцифровки.

А так, конечно, удобно: школы, учителя и директора школ есть во всех городах. Измерение будет «осуществляться на основании отчетной информации, предоставляемой муниципальными образованиями, субъектами Российской Федерации, в том числе размещаемой в модуле «Формирование комфортной городской среды» государственной информационной системы ЖКХ».

Чем больше капитализма, тем отчаяннее будет проблема жилья

Абсолютно технократическая мысль: капиталистическими методами социальные проблемы не решаются. Получить прибавочную стоимость пытаются и здесь, но для достижения социально приемлемых результатов надо двигаться в противоположную от рынка сторону.

Ближе всех оказалось придвинутым к рынку жилищное строительство. Заимствование европейского капиталистического опыта привело к институализации государственной поддержки ориентированного на деньги покупателей проипотечного строительства многоквартирных домов как основного способа участия государства в решении жилищных проблем.

Вопрос «брать ли жильё по ипотеке или нет» стал болезненным и часто единственным способом улучшения жилищных условий людей, проживающих в крупных городах.

Если бы был выбор, в каком жилье жить: в ипотечном или, например, в арендованном, малоэтажном жилье, собственном доме, а выбранный вариант учитывался бы при выработке государственной стратегии, такого крена в сторону проипотечного индустриального домостроительства не было бы.

Ипотека стала безальтернативной, что не ослабляется даже высокой кредитной банковской ставкой в 10 процентов. Возможно, она и поэтому так высока, что безальтернативна. В европейских странах процентная ставка в разы ниже. В бывших странах бывшего СССР ипотечная ставка составляет всего 2−3 процента. В ипотеку там идут и те, у кого хватает денег для приобретения жилья без привлечения заемных средств.

У нас же на ипотеку ориентируются те, у кого средств в самый притык, или вовсе некредитоспособные.

Эксперты Общероссийского народного фонда обновили кредитную карту России и выяснили, что кредитная задолженность жителей страны перед банками растет ускоренными темпами. По объему выдачи ипотека занимает второе место — 642,4 млрд руб. Средний размер кредита вырос на 8% — до 2,01 млн руб. Доля всех кредитов, которые затем берут на рефинансирование, по оценкам экспертов, достигает 30−50% от всего объема выдачи в этом году. В ипотечном кредитовании эта доля оценивалась в 15%. Пока немного.

В пересчете на каждое российское домохозяйство объем кредитной задолженности составил 234,6 тыс. руб. — на 19% выше, чем годом ранее. Средний уровень закредитованности домохозяйств, рассчитываемый как отношение кредитной задолженности к среднегодовому доходу, составил 24%, что на 3% выше показателя прошлого года.

Существенно превышает среднероссийский показатель закредитованность домохозяйств в Республике Калмыкия (51%), Республике Тыва (49%), Чувашской Республике (39%), Иркутской области (38%) и Ханты-Мансийском автономном округе (38%).

Национальный проект «Жилье и городская среда» не оценивает эти тенденции как рискованные. Ипотека остаётся его наиболее проработанным разделом. В нем отражен ипотечный опыт и практика долевого участия, накопленные в стране, законодательная база, выводы из ситуации с обманутыми дольщиками, включая недавно принятые решения по эскроу-счетам.

Однако эксперты, собравшиеся на форум «Малоэтажное строительство в России», считают, что отсутствуют или носят поверхностный, неопределенный характер ответы на многие актуальные вопросы (см https://ardexpert.ru/article/14079).

В первую очередь, в отличие от президентского указа, носящего отчетливо социальную направленность, проект «Жильё и городская среда» отражает преимущественно интересы большого девелоперского бизнеса, на который возлагается едва ли выполнимая задача удвоения объема ввода многоквартирных домов.

Людям не предлагается выбора: где жить и как жить. Президент РААСН, генеральный директор АО «НИЦ «Строительство», народный архитектор России Александр Кузьмин провел историческую аналогию: весь 20-й век, начиная со строительства Транссибирской железнодорожной магистрали и столыпинских реформ, и далее — через комсомольцев-добровольцев, сталинские лагеря и военную эвакуацию, в государственной политике все было нацелено на выравнивание расселения людей по территории страны.

В двадцать первом веке процесс пошел в обратную сторону. В России идет великое переселение народов: за 15 лет из Сибири и Дальнего Востока в европейскую часть России перевалило свыше 4 млн человек. И в этом процессе миграции и нарастающего дисбаланса нет победителей.

Появляются брошенные, ранее обжитые, территории. И это не девственные земли, а зоны экологического неблагополучия. При этом во властных структурах обсуждается идея о сосредоточении почти всего населения России в 20 точках, больших конгломерациях с количеством жителей по 2−3 млн человек.

Таким образом, 28−30 млн россиян должны бросить свои дома и переехать в другие места, в мегагорода. Это приблизительно 133 Великих Новгорода должны сняться и переехать, оставляя за собой новые брошенные территории.

Но в местах притяжения людей, например Москве и Московской области, тоже победителей нет. Чтобы вместить всех желающих на территории развивается уплотняющая многоэтажная застройка, городские муравейники.

И победят ли территории будущих агломераций или те территории, которые на сегодняшний день наиболее благополучны? Сможет ли Казань увеличиться в три раза, а Нижний Новгород — удвоиться?

На фоне этих идей Минстрой России пытается сравнивать российские реалии и перспективы с другими странами. Например, ведомство очень много времени потратило на изучение японского опыта строительства при несопоставимых исходных условиях: в России живет 145 млн человек на 17 млн квадратных километров, а в Японии — 126 млн человек на 377 тысячах квадратных километров. В России плотность — 8 человек на гектар, в Японии — 336.

При этом японцы очень любят свою природу, и вид на священную гору Фудзияма не может закрыть ни одно строение. Плюс в стране еще занимаются сельским хозяйством. Именно поэтому, учитывая существующую ситуацию, население утрамбовано в города.

Это совершенно не социальный подход, не то, что прописано в Конституции России: «Российская Федерация — социальное государство». В Японии другой подход. Не нравится дорога под окнами? Переезжай, получишь компенсацию. Жителям этой страны просто некуда деваться.

Надо обратить внимание на мысль, прозвучавшую на форуме, которая принадлежит А. Финогенову, генеральному директору Института территориального планирования «Урбаника». Она о том, что во многих крупных агломерациях, чтобы достигнуть показателя ввода жилья в 120 млн квадратных метров в год, надо объемы его строительства увеличивать не на 50%, а в два — два с половиной раза.

Не вернувшись к советской схеме государственного строительства, это невозможно, считает специалист.

В нашей стране нужна малоэтажная революция. Требуется настроить законодательство так, чтобы инвестиции перетекали из бизнеса по строительству сверхмногоэтажных жилых домов в развитие пригородных территорий. И, конечно, нужна государственная поддержка развития транспортно-инженерной инфраструктуры. Без этого любая малоэтажная застройка превратится в гетто, в копию 6-соточных ИЖС, которыми окружены все наши агломерации и которые имеют не очень понятную перспективу.

В проекте отсутствует упоминание о параметрах жилых образований, тех, что должны прийти на смену так и не состоявшемуся советскому микрорайону. Отсутствует представление о связи пространственных и социальных процессов и организаций. Нет темы типологии жилья и структуры жилого фонда страны, внутри которого доминирует лишь один тип — собственная квартира в многоквартирном доме, почти нет сведений о жилье в коммерческой и социальной аренде, занимающей до двух третей национального фонда многих стран. Отсутствуют специальные типы жилья, ориентированные на интересы пожилых, инвалидов, молодых семей, одиноких мам и одиночек, которые в совокупности превышают 1/3 населения страны. Нет темы снижения цены строительства и эксплуатации жилья, создания жилых «лоукостеров», использования эффективных распространенных за рубежом технологий и известных российских практик, включая индустриальное изготовление усадебных домов, использование местных методов строительства и стройматериалов, поддержку кооперации и т. п.

В проекте нет упоминания социальных стандартов, «стандартов благополучия», определяющих круг услуг, приближенных к жилью, гарантирующих близость и доступность институтов и функций первой необходимости: детских учреждений, школ, предприятий торговли, бытового обслуживания, культурных и спортивных объектов, учреждений здравоохранения, оказывающих значительно большее влияние на цену и привлекательность жилья, в отличие от не очень понятного комфорта открытых пространств.

В общей сложности число претензий к национальному проекту оказывается значительно большим, чем оптимизм от его реализации.

Абсолютно адекватным стало принятое на заседании Госсовета в Ялте решение о том, что национальный проект «Жилье и городская среда», как и все остальные нацпроекты, каждый в отдельности, должны быть дообсуждены.

Проанализируем и расскажем.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail