Представители ряда общественных организаций и экологи Иркутской области опасаются, что с переходом Забайкальского края и Бурятии в Дальневосточный федеральный округ (ДФО) их регион, оставаясь в Сибирском федеральном округе, много потеряет в плане охраны «жемчужины России» — Байкала — и участия в перспективных федеральных программах, поскольку региональные власти расписались в своём бессилии. Такой вывод напрашивается из интервью корреспондента ИА REGNUM с рядом региональных экспертов.

Один из них — представитель ОД «Содружество воинов сибиряков» Олег Кондауров — и вовсе рассматривает инициативу со сбором подписей о переходе Иркутской области в состав ДФО.

«Мы получили бы много плюсов»

Если в Бурятии президентский указ о вхождении двух сибирских территорий в состав Дальневосточного приморского округа вызвал неоднозначную реакцию, то в Иркутской области нашлись те, кто что уже завидует соседям и тоже хотел бы попасть под действие имеющихся у приморцев программ.

Олег Кондауров находится сейчас в Москве, но перед отъездом его коллеги уже обсуждали инициативу со сбором подписей под обращением о включении Иркутской области в состав ДФО.

«Мы были приятно удивлены тем, что наши соседи — Бурятия и Забайкальский край вошли в состав Дальневосточного федерального округа. К сожалению, у нас ничего не делается в плане развития территории. Поэтому я считаю, что мы получили бы много плюсов от такого вхождения: в экономическом плане, в федеральном бюджетировании, финансировании каких-то государственных программ, строительства жилья, социальных объектов, дорог и развития туризма. К сожалению, сейчас наш регион отстаёт от других территорий по многим этим параметрам. Потому что руководители других регионов выглядят более дальновидными, если можно так выразиться.

Вот и возник у земляков вопрос: а почему бы нам тоже не войти в состав ДФО? К этим разговорам подвигли, в первую очередь, имеющиеся региональные проблемы, ну и, конечно, решение президента. Увы, в Иркутской области хромает осуществление и выполнение «майских» указов президента и экономическое развитие. У нас ведь Байкал, мы должны развиваться вперёд, а мы, к сожалению, отстаём в решении вопросов по его защите в силу многих обстоятельств — и политических, и других», — пояснил Олег Кондауров.

Читайте также: Бурятию передали в ДФО, «а Байкал — китайцам»?

Читайте также: Байкал «разорвали» между двумя федеральными округами

«Политическая близорукость» Иркутской области

По наблюдениям журналиста и политолога Галины Солониной, Иркутская область значительно проигрывает Бурятии в плане новаций и инициатив, связанных с развитием региона.

«Бурятия довольно длительный период выступает более активным участником государственных программ, в том числе и тех, что касаются Байкала. У них хотя бы отчасти реализована идея особой экономической зоны рекреационного типа на Байкале. В Иркутской области эта работа пока только в бумажном виде находится. У соседей же всё-таки порт существует, инфраструктура и интересные рекреационные объекты — то, что можно увидеть в натуре. И сейчас Бурятия опять совершает такой рывок в развитии, а Иркутская область остаётся в стороне от этого развития, потому что у нас особо инициатив никаких нет.

И если Бурятия интересуется интеграционным процессами и им интересно осуществлять совместные проекты и программы с другими регионами, такие как «Великий шёлковый путь», «Северное кольцо России», то Иркутская область страдает «политической близорукостью». Она не контактирует с другими регионами, не интегрируется ни с кем. И вот такое вымирание всех процессов наблюдается.

Власти Иркутской области и губернатор время от времени выступают с инициативой: «А давайте мы будем сами реализовывать проекты, связанные с Байкалом», или как с особой экономической зоной и ликвидацией загрязнения Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК). Выступают с инициативой, мол, «давайте не федеральный центр и кто-то ещё — мы сами делаем, дайте деньги». Но когда получают полномочия и финансы, проекты не реализуются. Так получилось по ЦБК: уже должна была начаться рекультивация шлам-отходов, но ничего так и не начали, хотя сам комбинат закрыт ещё в 2013 году. И ещё непонятно, когда она начнётся, потому что начались очередные пертурбации и скандалы, связанные с финансированием. А в Бурятии готовы работать со всеми, и если где-то есть какое-то движение, они хотят там быть», — отметила иркутский журналист и политолог Галина Солонина.

Читайте также: Шлам-туризм на Байкале: парадоксы регионального развития

Спасти Байкал

Член Общественного совета Минприроды РФ, эксперт Общественной палаты Иркутской области, эксперт ОНФ, руководитель Общественного проекта сохранения озера Байкал и председатель Экологической ассоциации «Байкальское Содружество» Екатерина Удеревская о сборе подписей за вхождение Иркутской области в состав ДФО ничего не слышала, но подчеркнула, что проблемы действительно есть.

«Паника, конечно же, была в соцсетях, но, вы знаете, у людей разные настроения. Но вопрос не в том, войдём мы туда или нет. Конечно же, программа дальневосточная, гектар всех прельщает. Но давайте вспомним о том, что сейчас уже и так на берегах Байкала всё застроено незаконными гостиницами и турбазами. Спасибо, что создали Байкальскую природоохранную прокуратуру, которая сейчас всем этим занимается, вынося представления и через суд добиваясь сноса этих построек.

Читайте также: Под видом жилого дома китайцы построили на Байкале гостиницу и ресторан

Сейчас за Бурятию, наоборот, волнуются, что там под видом дальневосточного гектара будут розданы все байкальские земли. Нам сейчас действительно важно объединение в рамках Байкальской природной территории. Нужно выполнить поручение президента о создании единого координационного органа по управлению Байкальской природной территорией, он ведь не просто его дал.

Вы знаете, что российский президент Владимир Путин не так просто его дал. Вы же знаете о том, что он всегда всё просчитывает на несколько десятков шагов вперёд. Он видит ситуацию, и даже отделяя Бурятию и Забайкальский край, наверняка он помнит о своём поручении, что таким образом он Байкальскую природную территорию сохраняет. Теперь осталось его выполнить.

Но у нас, сами знаете, многие указы и постановления, хоть они и есть, но не выполняются. Для примера, кстати, можно вспомнить постановление Владимира Путина от 2010 года, в котором говорится о том, чтобы на кораблях были установлены судовые очистные сооружения. Но оно у нас до сих пор не выполняется. Почему у нас сейчас корабли сбрасывают фекальные стоки напрямую в священный источник чистой пресной питьевой воды? Вы, наверное, слышали про водоросль спирогиру, плюс у нас ещё и токсичная сине-зелёная водоросль появилась. А это всё от того, что все эти неочищенные стоки поступают в Байкал.

Читайте также: Учёные: три байкальских залива особенно загрязнены фекалиями от турбаз

По кораблям пример: в сутки должно сдаваться около двух тысяч тонн отходов, а у нас сдают всего 600 тонн в год. А плюс ко всему на 154 населённых пункта по всему периметру Байкала и более 1,5 тысячи гостиниц и турбаз (только официально зарегистрированных) приходится всего 27 очистных сооружений, и ни одно из них полную очистку не производит! Это факты, результаты недавно проведённой прокурорской проверки.

У нас кишечная палочка на Байкале, в районе посёлка Листвянка, превышает показатели нормы в 140 раз! В районе Бабушкино — в 400 раз. Это данные Лимнологического института и их лаборатории исследований. Сейчас уже в осевой части Байкала обнаружена кишечная палочка. Представляете, что творится?

Читайте также: «Катюша» с китайским акцентом: законы не поспевают за пожирателями Байкала

Самое интересное, что с Сергеем Левченко я встречалась ещё тогда, когда он вёл свою предвыборную деятельность. Он смотрел и обещал: «Да, конечно, я приду к власти, всё сделаем». Потом встречалась с ним, когда он уже стал губернатором, но дальше встреч и дальше обещаний дело не идёт. Опять поговорили в своём тесном кругу: что? Что у них на уме? Всё решается в пользу денег и турбизнеса.

Читайте также: Байкал: итоги исследования акватории Малого Моря оказались неутешительными

Раз уж те территории отошли к ДФО, нам сейчас по Байкальской природной территории важно всё-таки выполнить поручение президента и создать единый координационный орган по обеспечению экологической безопасности озера Байкал и работать дальше. И сейчас мы также разрабатываем с депутатами Госдумы инициативу по внесению в национальный проект «Экология» и федеральный проект сохранения озера Байкал комплексную программу экологизации водного внутреннего транспорта озера Байка. Потому что только так мы можем спасти Байкал, сохранить его для наших будущих поколений и всего человечества», — подчеркнула член Общественного совета Минприроды РФ, эксперт Общественной палаты Иркутской области, эксперт ОНФ Екатерина Удеревская.

Напомним, указ о вхождении Бурятии и Забайкальского края в состав Дальневосточного федерального округа российский президент Владимир Путин подписал 3 ноября 2018 года. Это событие вызвало широкий общественный резонанс. Хорошо бы, чтобы не только общественники, но и чиновники на местах проявили больше активности.

Читайте ранее в этом сюжете: Глава Бурятии заявил о «фейковых людях», агитирующих против вхождения в ДФО