Project Syndicate: Реформирование еврозоны может помочь в борьбе с США?

Администрация Трампа знает, что ключевым экономическим рычагом США является роль доллара в качестве доминирующей резервной валюты в мире

Александр Белов, 13 октября 2018, 07:15 — REGNUM  

Президент США Дональд Трамп использует экономическую войну для достижения своих внешнеполитических целей. В августе его администрация объявила, что удвоит пошлины на импорт стали и алюминия из Турции, чтобы оказать давление на турецкие власти и добиться освобождения американского пастора, находящегося под стражей в течение двух лет по обвинению в шпионаже. В начале следующего месяца Соединенные Штаты также введут односторонние санкции против Ирана, пишет Йохен Андрицкий в статье для издания Project Syndicate.

Читайте также: Foreign Affairs: ЕС не сможет избежать санкций США, по крайней мере сейчас

Администрация Трампа знает, что ключевым экономическим рычагом США является роль доллара в качестве доминирующей резервной валюты в мире. Поэтому противодействие непропорциональной способности Америки дестабилизировать мировую экономику требует сокращения доли международной торговли в долларах. Может ли евро послужить надежной альтернативой?

Евро — вторая по величине валюта в мире, однако она по-прежнему отстает от доллара США. Две трети всех кредитов, выданных местными банками в иностранной валюте, были выданы в долларах, и всего 20% — в евро. Аналогичные пропорции справедливы и для глобальных резервов иностранной валюты.

Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер стремится изменить подобное положение дел. В сентябре 2018 года он заявил, что это выглядит «абсурдно», когда «Европа использует доллары для оплаты 80% своего счета за импорт энергоресурсов (€300 млрд в год)», и это несмотря на то, что всего 2% от общего объема импорта энергии приходится на США. Затем он призвал сделать евро «инструментом новой, более суверенной Европы» и пообещал «представить инициативы по укреплению международной роли евро».

Юнкер не одинок среди европейских лидеров в понимании того, насколько мощным инструментом может быть единая валюта, когда дело касается глобального проецирования власти. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас предложил ЕС создать свою собственную международную платежную систему.

Но эти предложения, хотя и амбициозные, похоже, игнорируют то, что действительно необходимо для повышения статуса евро. Рост глобальной торговли в евро может привести к тому, что иностранные банковские системы станут сильно зависеть от этой валюты. Это означает, что в случае кризиса Европейский центральный банк (ЕЦБ) должен будет принять определенные меры, также как это сделала Федеральная резервная система США. Во время глобального финансового кризиса 2008 года ФРС выступила в качестве глобального кредитора последней инстанции, согласившись на необеспеченные кредитные свопы. Цель состояла в том, чтобы стабилизировать глобальную экономику.

ЕЦБ использовал гораздо более ограничительный подход. В конце 2008 года он начал предоставлять евро центральным банкам Венгрии, Латвии и Польши, но потребовал от них размещения ценных бумаг в евро в качестве обеспечения. ЕЦБ хотел защитить свой баланс от необеспеченного воздействия венгерского форинта или польских злотых. Но в этих странах было слишком мало ценных бумаг, имеющих право на получение достаточного количества евро, в соответствии с первоначальными условиями ЕЦБ. Потребовался еще один год для того, чтобы ЕЦБ, столкнувшись с давлением Австрии и других стран, создал надлежащие своп-линии.

Даже сейчас ЕЦБ обеспечивает ликвидность евро только тем странам, которые считаются системно релевантными для еврозоны. Этот подход к риску отличается от подхода ФРС и, что более важно, от подхода Народного банка Китая, который в последние годы создал обширную сеть своп-линий для содействия использованию юаня в торговле и расширения его роли в качестве международной валюты.

Если Юнкер хочет реализовать свои планы на практике, ЕЦБ придется примерить на себя роль ФРС в качестве международного кредитора последней инстанции. Тем не менее остается неясным, действительно ли ЕЦБ желает, чтобы часть его баланса зависела от судьбы стран, не входящих в еврозону. У ЕЦБ есть все основания для того, чтобы сохранять осторожность, поскольку у него нет политического партнера, который есть у ФРС в лице министра финансов США. Без помощи министра финансов Еврозоны, с которым можно было бы наладить координацию во время кризиса, решение ЕЦБ помочь третьим странам — даже странам ЕС — может столкнуться с серьезным сопротивлением. Наглядным примером является нежелание ЕЦБ установить своп-линию для Венгрии, которая уже дистанцировалась от ЕС.

Читайте также: Foreign Policy: США может не хватить денег на подготовку к войне с КНР?

В конечном итоге ЕЦБ решил сделать «все, что нужно», чтобы сохранить евро. Но если европейские лидеры хотят воплотить в жизнь идею Юнкера об укреплении суверенитета ЕС за счет повышения международной роли евро, то они не должны полагаться на ЕЦБ без надлежащей институциональной поддержки.

Вместо этого руководители еврозоны должны завершить реформы валютной архитектуры блока и укрепить позиции ЕЦБ с помощью политического партнера, который будет поддерживать централизованную денежно-кредитную политику. Это стало бы лучшим первоначальным ответом на экономические атаки Трампа. Все остальное означало бы, что ЕС вновь хочет поставить телегу впереди лошади.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail