Страну напрягают европейскими санкциями, а в правительстве продолжают безоговорочно благоговеть перед европейскими экономическими лекалами, хотя они и скроены из силуэтов чужих фигур. М. Орешкин, министр экономического развития Российской Федерации, в ходе недавней встречи с генеральным секретарем ОЭСР так прямо и заявил: «Россия, несмотря на приостановление процесса вступления в ОЭСР, которое произошло несколько лет назад, продолжает внедрять лучшие практики и базу знаний, существующие в ОЭСР. Мы участвуем в комитетах и ряде других очень важных процессах».

Рубль
Рубль
Иван Шилов © ИА REGNUM

В правительстве Д. Медведева давно хотели, чтобы Россия вступила в европейскую Организацию экономического сотрудничества и развития. Теперь стали говорить «мягко»: процесс вступления приостановлен.

Загрязнение воздуха
Загрязнение воздуха

На самом деле облом произошел в 2014 году после госпереворота на Украине. Начальство из ОЭСР собралось срочно на закрытое заседание и прекратило процесс оформления российского членства в этой организации по политическим причинам. Этим решением в парижской штаб-квартире ОЭСР дали понять, что экономика, конечно, вещь объективная, но управляется она субъективно.

Однако российские экономисты до сих пор этого так и не поняли. Оэсэровское менторство так заковало экономическое сознание российских управленцев, что случился синдром собаки: дали затрещину, а она руки лижет.

Последнее нововведение в структуру управления российским народным хозяйством с подачи ОЭСР и активно внедряемое — оценка регулирующего воздействия или ОРВ (не путать с ОРВИ, которая однозначно болезнь, а ОРВ ещё находится в инкубационном периоде, но очень похожа на болезнь).

Что это такое?

Это оценка эффективности будущих государственных решений, проектов решений, с точки зрения их вероятных последствий. Обычное дело. Рутина, с точки зрения решения управленческих задач, но всякий раз специфичная.

Универсальных критериев, одинаковых подходов к оценке эффективности, например, многомиллиардной докапитализации Россельхозбанка или затрат на государственную молодежную политику, не существует.

А что, если вырвать эту оценку из самого процесса принятия решения? Практически это сделать невозможно, потому что все решения, если они государственные, влияют на все другие решения. Но умозрительно всё можно. И даже попытаться найти некий общий алгоритм, метод, способ.

Так, умничание с целью превратить отсев неэффективных решений на этапе принятия того или иного нормативного правового акта в отдельную теоретическую дисциплину, самостоятельную отрасль знания и область государственного управления очень понравилось нашему правительству. Естественно, экспертный бизнес моментально воспользовался этим и превратил в высокодоходный промысел.

Наверняка общероссийский центр компетенции по оценке регулирующего воздействия и управления регуляторными рисками скоро вырастет до масштабов государственного ведомства.

Минэкономразвития посвятил ОРВ специальный портал в интернете, ссылаясь на то, что ОЭСР рассматривает регуляторную, монетарную и бюджетную политики основными драйверами экономического роста. Регуляторная политика способна дать, по европейским лекалам, до 1,5−2,5% прироста ВВП в год, а также обеспечить повышение уровня занятости, производительности труда, предпринимательской и инновационной активности, существенный приток иностранных инвестиций.

Какие еще нужны доказательства, если так считают в ОЭСР?

И вот Минэкономразвития уже увлёкся «предотвращением» принятия вредоносных нормативных правовых актов, о чем он сам сообщает регулярно на портале orv.gov.ru.

Такие, конечно, есть.

Например, Минэнерго России предложил правительству заменить в стране действующие осветительные приборы и лампы на устройства более высокого класса энергоэффективности. Структуры ОРВ Минэкономразвития тут же установили, что в Воронежской области замены потребуют более 50 тысяч светильников уличного освещения и около тысячи светильников в государственных общественных и производственных помещениях, что не предусмотрено бюджетами. В Костромской области из 31 тысячи уличных светильников замены потребуют 2886 светодиодных светильников, стоимость которой составит 19 миллионов рублей. Это тоже неожиданно для бюджета области.

Уличное освещение
Уличное освещение
marzena7

Минэнерго предложило, чтобы светильники с электронным источником питания для уличного освещения со светодиодами имели встроенную функцию регулирования светового потока светильника. Но в настоящее время производство таких устройств в России отсутствует. Чтобы изменить производственный процесс, в среднем увеличение цены составит порядка 10−20% только на материалах.

Поэтому ОРВ Минэкономразвития заблокировало предложение Минэнерго.

Или другой пример. Проект приказа МЧС России предписывал единообразный подход в обучении требованиям пожарной безопасности. Но по подсчетам в крупных компаниях, например, той, которая владеет сетью магазинов «Перекресток» и др., это потребует более миллиарда дополнительных рублей и трудно высчитываемой суммы для мелких структур с одним-тремя сотрудниками. Из бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов потребуется выделение более 2,06 млрд руб. не реже одного раза в три года.

Минтранс России планировал изменить правила перевозки групп детей автобусами, чтобы с года выпуска которых прошло не более 10 лет.

В стране свыше 90% автобусов, используемых для перевозок групп детей по заказам, имеют возраст старше 10 лет. Предложение автобусов, которые могут использоваться в качестве туристических, произведенных на территории Российской Федерации, ограничено и, по информации хозяйствующих субъектов, не превышает 50 единиц в год. При этом обновление парка транспортных средств может быть осуществлено только при субсидировании закупки автобусов из федерального бюджета.

В Татарии это могло бы привести к срочной закупке 198 автобусов и денег на 500 млн рублей. Аналогичная ситуация в Республиках Коми и Мордовия, Ямало-Ненецком автономном округе и др.

А теперь рассмотрим ситуацию с позиции здравого смысла.

Усиленное внедрение ОРВ уже само по себе свидетельствует о другой нерешенной проблеме — проблеме профессионализма в правотворчестве министерств и ведомств. Это проблема кадров государственного аппарата, которая не решается в ОЭСР.

Вместо того чтобы, наделив министерства и ведомства огромными полномочиями по правовому регулированию соответствующей сферы народного хозяйства, серьезно заняться кадровой работой, пригласить лучших специалистов из регионов, решили, по подсказке ОЭСР, просто увеличить число фильтрующих элементов.

Обязали министерства и ведомства использовать механизм публичного обсуждения и проектов законов, указов, постановлений правительства и актов более низкого уровня. Стали поощрять аналитическую экспертизу, когда у нас катастрофически не хватает синтеза, как умения, и социально-экономических проектировщиков и конструкторов, как профессионалов.

Судейскую функцию поручили исполнять Минэкономразвития, который, по его же данным, выдаёт отрицательные заключения на четверть проектов нормативных правовых актов, подготовленных министерствами и ведомствами.

Заключения Минэкономразвития выглядят теоретически безупречно применительно к тексту будущего решения, но не к проблеме.

Так, Минприроды разработало нормативы обеспеченности субъекта Российской Федерации лесопожарными формированиями, пожарной техникой и оборудованием, противопожарным снаряжением и инвентарем, иными средствами предупреждения и тушения лесных пожаров.

Минэкономразвития посчитало, что потребуется более 25 млрд рублей, поэтому вопрос надо решать не ранее 1 января 2020 года. И ни одного аргумента в пользу неотложности принятия государственных решений, потому что это не вопрос, а проблема — лесные пожары в стране. Ни одной цифры потерь и ущерба, чтобы приблизить время решения «вопроса» хотя бы с середины 2019 года, если нельзя с его начала.

Аргументы оказались оэсэровские: не попали в сроки бюджетного цикла и не внесены изменения в государственную программу Российской Федерации «Развитие лесного хозяйства».

Минэкономразвития не поддерживает Минприроды с его инициативой принять федеральный закон «Об охране атмосферного воздуха» и подзаконные акты в целях снижения загрязнения воздушной среды.

Загрязнение воздуха
Загрязнение воздуха

Почему? Потому что, если дать право субъектам РФ на проведение сводных расчетов загрязнения воздуха для отдельных населенных пунктов и объявления о неблагоприятных метеорологических условия 2-й и 3-й степени, в обязательном (императивном) порядке должна проводиться внеплановая проверка. Общее количество объектов — 141 184 единицы, а число уполномоченных сотрудников — около 40 инспекторов в одном субъекте Российской Федерации. На одного инспектора придется в день порядка 40 предприятий. Стоимость лабораторных замеров для 5 наиболее распространенных веществ (оксиды азота, диоксид серы, угарный газ, бензпирен) составит порядка 20−50 тыс. рублей. Совокупные затраты всех бюджетов — 2,8−7 млрд рублей.

И вместо заключения.

Россия — не страна, а цивилизация.

Если бы в Минэкономразвития не увлекались бы списыванием у ОЭСР, переводом с английского, французского или немецкого, а мыслили и чувствовали на государственном языке Российской Федерации, то озаботились бы словом «воздействие», которое является ключевым в ОРВ.

По-русски, воздействие — это, конечно, влияние субъекта на объект, но не обязательно приводящее к какому-либо изменению объекта.

Влияние (по-русски) это такое воздействие, которое обязательно вносит изменение в поведение, отношение, ощущение, если говорить о человеке или коллективе людей. И в характеристики деятельности, если говорить о производственных организациях.

Поэтому нам нужно управляющее влияние с целью получения результата, а не бесконечный процесс копирования чужих и чуждых образцов ради копирования и зарубежного одобрения.

Если в правительстве привыкли и будут продолжать функционировать, а не решать проблемы, то управленческий процесс будет осуществляться как процесс воздействия.

Стране же нужны выдающиеся личности и действия, влияющие и на страну, и на ее народ.

И подлинный суверенитет в любом смысле этого понятия.