На что тратит деньги правительство России? Откровения экономической власти

«Отсмартовать» будущее пока не получается

Андрей Маленький, 15 сентября 2018, 12:51 — REGNUM  

А. Макарова, председателя комитета по бюджету и налогам Государственной думы, как и на Санкт-Петербургском экономическом форуме, опять прорвало. Тогда он резко высказался, что национальные проекты будут исполнены только потому, что Росстат подчинили Министерству экономического развития. К назначенному сроку, к 2024 году, плановые цифры и статистические данные обязательно совпадут, хотя по жизни этого никто не увидит.

Теперь откровения председателя комитета на тему национальных проектов прозвучали на Московском финансовом форуме, но аргументы стали конкретнее и жёстче.

Все знают, например, что действующие госпрограммы в Российской Федерации абсолютно не эффективны. Они не работают. К регионам не имеют вообще никакого отношения. Однако принято решение, что национальные проекты будут «погружены» в государственные программы, станут их частью. Госпрограммы будут механизмами реализации этих проектов. Это значит, что национальные цели «погружаются» в неэффективный механизм.

Большинство регионов не знает, чего ждать от нового правительства, поэтому к проблеме безденежья добавилась проблема «что делать?». Каковы теперь у субъектов РФ задачи? Возможно, ответы будут получены в конце ноября, ко второму чтению законопроекта о бюджете. Но к этому времени региональные бюджеты уже должны быть сверстаны, а планы на следующий год намечены. Как в такой разбалансированной ситуации обеспечить темпы роста?

Вместе с законопроектом о бюджете в Государственную думу будут внесены паспорта госпрограмм. Бюджет будет утвержден. Затем, до 1 апреля следующего года, ведомства должны будут «подогнать» данные госпрограмм под выделенное финансирование.

И, что делать?

Министерство экономического развития с этим высказыванием не согласилось, но как-то слабенько. Оно сообщило участникам форума, что процент эффективности реализации госпрограмм всё-таки составил 86 процентов, что и признано. «Вами!» — парировал А. Макаров, так как у Счетной палаты иные данные.

«Ну, нет предела совершенству», — единственное, что смог выдавить в ответ А. Талыбов, заместитель министра экономического развития Российской Федерации.

Откровенную слабость Минэкономразвития, неуверенные первые шаги нового правительства, когда на карту поставлено — ни много, ни мало — прорывное развитие страны и достижение сверх значимых для народа национальных социально-экономических целей, не замечать нельзя.

Минфин ведет себя поувереннее: все регионы будут своевременно уведомлены и о трансфертах из центра на выравнивание бюджетной обеспеченности, и о по региональном распределении восьми триллионов рублей на исполнение нацпроектов. Соучастие субъектов в софинансировании нацпроектов будет минимальным, в пределах пяти процентов. 95 процентов — это инвестиции с федерального уровня. Девяносто пять на пять.

М. Решетников, губернатор Пермского края, попытался уточнить ситуацию, так как помимо выполнения нацпроектов никто не освобождал субъекты РФ от исполнения их конституционных полномочий. А по его расчетам, последние федеральные нововведения обескровливают налоговый потенциал регионов на сумму в 370−410 млрд рублей.

Что касается нацпроектов, то с регионами обсуждать нечего. Итоговых целевых показателей нет. Общая сборка идет в правительстве. Вводные идут разные. Есть опасения, что регионы-доноры будут обескровлены еще больше.

Н. Любимов, губернатор Рязанской области, видит себя и свою администрацию по отношению к нацпроектам как простых исполнителей. Не больше. Диалога с федеральными ведомствами пока не получается. Так, Минстрой сообщил о том, что по его линии будет иное соотношение по финансированию нацпроекта по жилью. Не девяносто пять на пять, а 85 на 15.

Н. Сергунина, заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений, усомнилась в том, что объявленных восьми триллионов рублей хватит на нацпроекты хотя бы потому, что финализированных показателей так до сих пор нет. Например, по спорту. Стоит задача увеличить показатели по доступности спортивной инфраструктуры. Это стройка. Или Минкульт. Удвоить показатели по посещаемости объектов культуры. Как это выполнить применительно к театрам и музеям?

«Управление по показателям необходимо, но невозможно», — заинтриговал ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации В. Мау.

Если бы оно было возможно, Советский Союз прекрасно бы развивался, считает он. Исполнитель всегда найдет способ так сформулировать показатели, чтобы их потом перевыполнить и получить награду. Поэтому госпрограммы — инструмент обреченный, хотя и красивый.

Национальные проекты могут реализовываться только через регионы. Но здесь нас подстерегают риски. Помимо нацпроектов субъекты Российской Федерации должны осуществлять и другие функции, которые могут подвиснуть. О них могут забыть и просто игнорировать.

Нацпроекты пока сводятся к инвестиционной программе, типа, построим Мариинку вместе с Эрмитажем в каждом областном центре. Не ясно, кто там будет работать, кто туда будет ходить.

Есть риск игнорирования дифференциации регионов, который на самом деле только увеличивается. Как научить чиновников, особенно на уровне муниципалитетов, работать в отсутствие денег? Постом и молитвой?

Иной вопрос — о собственных доходах регионов. В отсутствие адекватной методики расчетов этих доходов региональные финансисты, сообщая в центр свой прогноз по доходам, конечно, занижают их с тем, чтобы, перевыполнив, получить вознаграждение из федерального центра.

Представители регионов в один голос заявили о том, нагружая регионы новыми задачами и выделяя финансирование под эти задачи, федеральный центр сохраняет за собой полное федеральное регулирование в виде тех или иных ведомственных нормативов, которые ежегодно меняются.

К примеру, вздумалось чиновнику предписать, что длина школьной парты должна увеличиться на 20 см, субъекты Российской Федерации вынуждены выискивать в своих бюджетах дополнительные средства для закупки новой мебели. Ладно бы это, но закупать новую школьную мебель надо строго законным образом, через систему государственных закупок, что сразу же на три-четыре месяца ломает весь график закупочных процедур. Бюджетный кодекс с подачи правительства так отредактирован, что не оставляет никакого места для маневра.

У участников форума сложилось впечатление, что этот бюджетный закон написан только в интересах Минфина. В самом Минфине далеко не каждый сам понимает нормы этого кодекса. И все ждут новой редакции Бюджетного кодекса.

Или, как это в Пермском крае, установленные по федеральному закону нормативы, чтобы в каждом поселении было бюджетное учреждение, приводят к тому, что все деньги уходят на содержание администрации этого учреждения, а не на оказание им услуг населению.

У субъектов Федерации нет свободы действий. Объем переданных им федеральных полномочий уже составляет примерно 16 триллионов рублей, которые полностью регулируются из Москвы. Возникает вопрос: а федеративное ли у нас государство?

Д. Ялов, заместитель председателя правительства Ленинградской области — председатель комитета экономического развития и инвестиционной деятельности Ленинградской области, вообще заявил, что готов крепко пожать руку тому, кто отыщет среди вице-губернаторов субъектов Российской Федерации таких, которые читали собственные госпрограммы и знают, что туда входит. Говорил он об этом потому, что видит риск того, что и с новыми управленческими технологиями — с управлением проектами или проектным управлением произойдет то, что произошло с госпрограммами.

Московский финансовый форум завершился. Его итоги еще не осмыслены или, как теперь стали говорить — не отсмартованы.

Аббревиатура SMART расшифровывается по таким понятиям, как специфичность или конкретность (Specific), измеримость (Measurable), достижимость (Attainable), актуальность (Relevant), ограниченность во времени (Time-bound). Комплексное использование этих критериев стало сутью СМАРТ-технологии, применяемой при целеполагании и разработке задач.

Для чего был проведен Московский финансовый форум?

Теперь этот вопрос не актуален: на смену уже пришёл Восточный экономический форум, куда и переместилась экономическая элита страны и высшее управление государством. Расскажем в следующей статье.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail