Последние данные мониторинга «СовЭкон» свидетельствуют о том, что неблагоприятные погодные условия уже довольно заметно сказались на зерновом рынке: экспортная цена на пшеницу с клейковиной 12,5% перевалила за $230, обновив четырёхлетний максимум. Подорожал на $10,5 (до $225,5/т) и ячмень, показав самую высокую цену в 2018 году.

Алтайская нива
Алтайская нива
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Резкий скачок экспорта можно объяснить тем, что в некоторых регионах России уборка в этом году началась на пару недель раньше, чем обычно. Кроме того, есть и другие факторы увеличения объема вывоза за рубеж. Они весьма напоминают причину бензинового ажиотажа на АЗС: рост цен на мировом рынке и ослабление рубля.

Пшеница в колосе
Пшеница в колосе
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

В таком случае, не исключено, что в погоне за длинным рублём вся самая ликвидная и дефицитная продукция российских аграриев так и будет со свистом уходить за рубеж, создавая напряжённость на внутеннем зерновом рынке. Как бы до перебоев с хлебом не дошло.

Рост внутренних цен на пшеницу уже регистрируют в европейской части страны (они выросли в среднем на 300 руб., до 9500 руб. за тонну 4 класса). Тем временем на Алтае фермерам закупщики уже озвучили: «Больше 7,5 тыс. за тонну пшеницы 3 класса не ждите».

Такая существенная разница в оценке плодов труда земледельцев из разных регионов удручает. К примеру, аграрии Ребрихинского района Алтайского края пообещали выяснить: с зарплатами чиновников на местах такое возможно?

Хлебороб
Хлебороб
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

«То, что нам заранее озвучивают цены на ещё не скошенную пшеницу, называется спекуляция. Куда смотрит ФАС, другие надзоре органы? Почему власти не занимаются государственным регулированием рынка? Мы уже давно и прямым текстом говорим: «нас грабят». Но ничего ровным счётом не происходит.

Нам дали подачку в виде погектарной субсидии: у меня 150 рублей на гектар получилось. Еще пообещали компенсировать рост цен на солярку. Но что такое 5 миллиардов на всю Россию? Это же смех, а не поддержка», — считает алтайский фермер Владимир Жданов.

По его мнению, накануне предвыборной кампании (в Алтайском крае 9 сентября будут выбирать нового губернатора) это недовольство скажется на голосовании.

Напомним, в 2017 году российское руководство после долгой заминки отказалась от проведения зерновых интервенций, которые позволяли закупать в закрома родины пшеницу (когда складывается неблагоприятная на неё цена на рынке) и продавать — когда зерновые демонстрируют существенный рост (как это происходит сейчас), тем самым стабилизируя перекосы рынка.

Алтайская нива
Алтайская нива
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

По оценке Национального союза зернопроизводителей, потери российских аграриев по итогам уборочной кампании и реализации сельхозпродукции в сезоне 2017−2018 годов составили не менее 50 млрд рублей. Не меньше потеряло и государство, вовремя не разобравшись с приватизацией группой «Сумма» (братья Магомедовы сейчас под следствием) «Объединённой зерновой компании» — государственного агента по закупочным и товарным инвестициям.

Означает ли, что очередная демонстрация бездействия людей государевых зиждется на протухших идеях Адама Смита? Разве не видно, что от ручного управления государством и нереальной экономики хорошо лишь избранным? И то ненадолго. Когда спекулянты распускают слухи о ценах, а чиновники сидят и мечтают, когда невидимая рука рынка все исправит, это может свидетельствовать об отпущенной на произвол судьбы ситуации, параличе воли и здравого смысла.

Читайте ранее в этом сюжете: Цены на пшеницу закипают от жары. Но не везде

Читайте развитие сюжета: Чем дальше, тем страшнее: в каких регионах существуют проблемы с уборочной