Сергей Собянин. Великий вождь. Армии. Столоначальников

Блог на двоих

Андрей Маленький, 1 июля 2018, 21:26 — REGNUM  

На мою электронную почту пришло послание с адреса «me@sobyanin.ru», которое содержало очередную блогозапись С. Собянина.

Помню точно, что адрес своей почты блогеру Сергею Собянину не давал. Мэру С. Собянину тоже не давал адреса, да он и не просил меня об этом. Ему этого не нужно. Открытость правительства Москвы — это вход без стука в жизнь гражданского общества и выборочная обратная связь. Реновация — пример того самого входа без стука, а устроенный за бюджетные деньги портал «Активный гражданин» — пример выборочной обратной связи.

Видные представители гражданского общества в Москве сами охотно раскрывают свои объятия власти, хотя гражданское общество их на это не уполномочивало.

И не может уполномочить, потому что гражданское общество — понятие оценочное, а не постоянная организация. Это сиюминутное всеобщее волеизъявление членов государства, когда госпредставители начинают наступать на их гражданские права. Даже политические партии, являясь безусловным элементом гражданского общества, не выражают всё гражданское общество.

Как это было на старте реновации. Покушение на гражданские права обезличило деление общественников на активных и пассивных, вынуждая распределяться их по-иному: вставать либо на сторону власти, либо вспоминать о своем правовом членстве в государстве, о своих гражданских правах и превращаться в граждан — предшественников революционеров. Последних вдруг оказалось подавляюще много.

О тех эпизодах позора в Москве предпочитают не вспоминать. Напротив, ставят себе в заслугу, что посчитались с мнением граждан.

А что мешало сначала спросить, а потом только принимать решение?

Обычно рекламные письма писателя С. Собянина оставляю без ответа и не храню, потому что сомневаюсь в их подлинном авторстве. Всякий раз поминаю добрым словом mailы: письмо направлено по электропочте, а не через «Почту России». Надоедает вытаскивать из почтового ящика рекламную макулатуру.

На этот раз не только «распечатал» и прочитал, но и решил написать заметку.

«Мой избирательный штаб уже начал работу. Возглавил нашу команду главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков» — сообщает мне (нам, вам) блогер С. Собянин.

Тут же, в блоге С. Собянина, как в своем собственном, К. Ремчуков заявляет: «Я хочу, чтобы Сергей Собянин стал мэром, потому что мне понятна его политика».

Этакий блог на двоих независимых.

Один — главный редактор «Независимой газеты». Второй, который на самом деле первый, С. Собянин, объявил: «Выдвигаться решил не от партии, а от москвичей путем сбора подписей. Почему? Во-первых, потому что считаю должность мэра в большей степени хозяйственной, чем политической. Во-вторых, мэр должен слышать мнения и учитывать настроения горожан самых разных политических взглядов. В-третьих, сбор 36 тысяч подписей дает хорошую возможность услышать пожелания и наказы москвичей».

Три пиар-образа мэра.

Мэр — как завхоз Москвы.

Мэр как член партии «Единая Россия», готовый отступить от партийного устава и партийной программы для того, чтобы учесть партийные программы других партий (или он не согласен с линией своей партии?).

Мэру важно мнение избирателей, но достаточно и 36 тысяч, чтобы не устраивать фактический праймериз. Ясно, что тот, кто поставит подпись в листе по выдвижению С. Собянина, априори поддерживает мэра, но, возможно, согласен также и на обмен: подпись в обмен на наказ или просьбу.

Мэр в большей степени хозяйственник, чем политик: так победим

Первым слагаемым в имидже С. Собянина должно стать представление о нём скорее как о хозяйственнике, чем о политике.

Ему и членам его избирательного штаба это кажется победоносной находкой. Заодно и те, кто повыше, успокоятся: у мэра нет политических амбиций, он не конкурент.

Старо как мир. Никакого креатива.

Слоганы «мэр-не политик», «мэр — крепкий хозяйственник» не новы и не работают. И не производят впечатления, если считать избирателей нормальными людьми.

Нет такого губернатора и главы муниципалитета, который уже не использовал в своем предвыборном марафоне эти слова, начиная с самых первых постсоветских выборов.

Примерно так же позиционировал себя Ю. Лужков. Всем известно, как Лужков, крепкий хозяйственник, распределял многомиллиардные бюджеты, управлял многотысячной армией московских чиновников и выстраивал государственную и политическую систему в Москве. Он основал политическое движение «Отечество» и стал сопредседателем объединенной партии под поздним названием «Единая Россия».

И очень любил похвалу. И так же, как нынешний мэр, под телекамеры открывал новые школы и больницы.

Еще немного, еще чуть-чуть, и мы окажемся в ситуации, близкой к культу личности мэра, сравнимый с периодом позднего Ю. Лужкова.

На самом деле характеристика должности мэра уже давно сформулирована. По Уставу столицы он является высшим должностным лицом города, возглавляющим высший исполнительный орган государственной власти города Москвы. Исполнительными органами государственной власти города Москвы являются правительство Москвы, отраслевые, функциональные и территориальные органы исполнительной власти.

Следовательно, единственно значимая характеристика С. Собянина как претендента на должность мэра не в том, чего в нем больше: хозяйственника или политика, а каков он как руководитель громадного коллектива управленцев.

И как степень самодурства и произвола, которая есть у любого начальника, а также уровень самолюбования и тщеславия, доверия только к приближенным сказывается на эффективности подчиненных органов и результативности тысяч других московских должностных лиц.

Потому что задачи мэрии и правительства — это не задачи, а функции, по существу не изменяющиеся десятилетиями, но требующие каждодневного рутинного внимания. Это — нормально.

В московских медиа не нашлось ни одного конструктивного материала на эту тему. Ни одного.

Судя по тому, как принимались решения о реновации, произвол мэра абсолютен и поддерживается властной диагональю в городе: Мосгордумой, видными представителями общественности, именующими себя представителями гражданского общества.

С. Собянин любит и хвалит прессу, депутатов, гражданское общество, а главреда газеты сделал руководителем своего избирательного штаба. Те захваливают его в ответ.

Выступая на пленарном заседании Всероссийского экономического собрания, мэр заявил, что ему ежедневно приходится принимать конкретные, а не теоретические решения, которые так или иначе касаются судьбы миллионов человек.

Суть работы любого начальника — принятие решений. Это факт. Мэр работал и работает, не считаясь с режимом рабочего времени.

Мэр и многочисленные управленческие структуры города продолжают заниматься решением транспортной проблемы, развитием общественных пространств, дефицитом коммерческих площадей, улучшением городской среды, вопросами сферы образования и здравоохранения.

Возражение возникает, когда хозяйственник Собянин, рассказывая о своем режиме ежедневного принятия судьбоносных для москвичей решений, действует как типичный политик: никаких цифр и фактов, а только сентенции и безапелляционные суждения. Верьте мне, люди.

Возникает вопрос: если мэр ежедневно принимает судьбоносные решения, то в какой форме происходит принятие этих ежедневных решений? Как они протоколируются и протоколируются ли вообще? Сколько решений в день?

По закону формой принятия решений мэра являются его указы и распоряжения, а также постановления правительства, которым он руководит. Указы и распоряжения по уставу судьбоносного характера носить не могут.

Какие судьбоносные решения принимаются правительством в ежедневном режиме, как утверждает С. Собянин? Ежедневно — никаких, так как правительство как коллегиальный орган собирается не ежедневно и даже не еженедельно.

Возьмем самый последний период руководства правительством — июнь 2018 года.

В июне 2018 года всего было принято 65 постановлений правительства Москвы. 61 (шестьдесят одно) из них — по изменению своих же решений. На судьбоносность — не тянет. Вообще, для исполнительной власти такой показатель — 94 процента исправлений — недопустимая величина и повод для того, чтобы при очередном отчете председателя правительства перед депутатами столичного заксобрания озаботиться выяснением причин и обстоятельств.

Когда изменяется законодательство, хотя бы понятна вынужденность действий исполнительной власти. Законы у нас пишутся по принципу от общего к частному. Часто бывает, что изложение законодательной нормы в максимально общем виде — обычная практика.

Однако решения исполнительных органов власти должны быть всегда предельно конкретны, так как принимаются во исполнение конкретных законодательных норм. В этом и смысл разделения властей.

В Москве всё наоборот. Одна столичная, законодательная, ветвь принимает такие законы, которые оставляют свободу правоприменения. Другая ветвь власти, исполнительная, в принципе, исполняет законы, но исправляя по ходу исполнения свои же решения.

Из 61 июньского постановления правительства Москвы, изменившего собственные предыдущие решения, половина — тридцать одно — «исправило» постановления, подписанные совсем недавно, в 2017 и 2018 годах.

Это к вопросу о стратегическом поведении и перспективном видении мэром проблем города.

Вот пример. Раньше считалось, что без правил землепользования и застройки города Москвы ни понять, ни обеспечить прозрачность перспектив развития участков московской территории нельзя. И их принятие — огромная заслуга московской власти и лично мэра, поскольку появилась долгосрочная информация о том, что, где, в каких объемах можно построить. Правила наконец-то свяжут руки недобросовестным застройщикам, а москвичи будут заранее осведомлены о будущих стройках и смогут повлиять на все градостроительные планы.

Итак, фундаментальное постановление правительства Москвы №120 — ПП «Об утверждении правил землепользования и застройки города Москвы» (далее — ПЗЗ) было принято год назад, 28 марта 2017 года.

Правила были утверждены в целях: «создания условий для устойчивого развития территорий муниципальных образований, сохранения окружающей среды и объектов культурного наследия; создания условий для планировки территорий муниципальных образований; обеспечения прав и законных интересов физических и юридических лиц, в том числе правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства; создания условий для привлечения инвестиций, в том числе путем предоставления возможности выбора наиболее эффективных видов разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства».

И что?

По мере отдаления от даты утверждения ПЗЗ частота изменений в постановление правительства стала нарастать. Первые изменения стали вноситься уже в сентябре прошлого года, а в декабре их стало три десятка. И каждое из них оформлялось отдельным решением правительства Москвы.

В марте 2018 года постановление правительства изменялось 14 раз, в апреле 2018 года — 16 раз, в мае 2018 года — 13 раз, в июне 2018 года — 24 раза.

На многофункциональном портале для застройщиков и участников долевого строительства недавно опубликована реплика одного из авторов Градостроительного кодекса Российской Федерации, профессора Э. Трутнева.

Он комментирует не ПЗЗ, а принятое постановление правительства города Москвы 17 мая 2018 года №457—ПП «Об утверждении Порядка направления и рассмотрения предложений о внесении изменений в правила землепользования и застройки города Москвы» (т.е. факт принятия постановления говорит о том, сами по себе правила носят временный характер).

Автор считает, что это постановление — правовой брак. Оно регламентирует порядок изменений того, что отсутствует в юридическом смысле, несмотря на номинальное наличие акта — ПЗЗ Москвы. Этот акт — постановление правительства Москвы №120 — ПП «Об утверждении правил землепользования и застройки города Москвы» — очевидно противоречит базовым нормам федеральных законов — Земельного кодекса РФ и Градостроительного кодекса РФ, так как в них отсутствуют неотъемлемые компоненты института градостроительного зонирования, а именно: территориальные зоны и их границы и градостроительные регламенты.

«Такого рода противоречия, — считает Э. Трутнев, — не являются сугубо формальными, безразличными к практике, но обеспечивают утверждение и распространение деструктивных начал в системе градорегулирования столицы».

Получается, все предыдущие статьи ИА REGNUM на тему реновации чрезвычайно мягки и чересчур корректны по отношению к московским специалистам, не обладающим, как оказалось, соответствующим уровнем компетенции для работы в системе управления мегаполисом. Либо оказались заложниками волевых решений мэра, обязанными представить варианты решений в заданные сроки. И поспешили исполнить.

Есть и другие июньские исправления ранее принятых решений, на которые следовало бы обратить внимание депутатам Мосгордумы, членам Общественной палаты Москвы, ее контрольно-счетным и др. органам.

Например, на решение о предоставлении межбюджетного трансферта из бюджета города Москвы Тверской области на реконструкцию канализационных очистных сооружений города Конаково Тверской области и реконструкцию очистных сооружений канализации поселка Радченко Конаковского района Тверской области в размере 508 миллионов рублей.

Межбюджетный трансферт бюджету Московской области в размере 3 млрд рублей был предоставлен в целях проведения капитального ремонта и ремонта автомобильных дорог, примыкающих к территориям садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан.

Или — изменение в постановление, принятое в феврале 2018 года, о том, что теперь гражданам старшего поколения, желающим принять участие в досуговых занятиях, проводимых в рамках пилотного проекта в парках культуры и отдыха города Москвы, предоставляется возможность подать анкеты-заявки работникам соответствующего парка или работ­никам ЦСО, находящимся на территории парка культуры и отдыха города Москвы».

Это что — достойный содержательный уровень работы московского правительства?

По последним опубликованным данным контрольно-счетной палаты Москвы, в городе продолжается процесс неэффективного использования государственных средств, выразившихся в основном:

— в безрезультатных расходах государственных средств вследствие получения результатов в сроки, когда потребность в них отсутствует;

— в расходовании бюджетных средств без получения результата;

— в избыточных затратах государственных средств, в том числе в отсутствии необходимости в приобретении товаров, выполнении работ, оказании услуг, в оплате товаров, работ, услуг по цене, превышающей среднерыночную для данной продукции и (или) включающей расходы, которых можно было избежать;

— в несвоевременном завершении строительства или реконструкции объектов и т.д.

Цифры неэффективного расходования, может быть, для бюджета Москвы не столь значительные, чтобы говорить в целом о неэффективном хозяйствовании, но это — если глядеть с высоты триллионных бюджетов столицы.

Правительством Москвы тратятся многомиллионные суммы на системное сопровождение и развитие аналитической системы контрольной деятельности Главного контрольного управления города Москвы. Какова эффективность этих трат, понять невозможно, так как информация о результатах деятельности главного контрольного управления Москвы, ответственного за осуществление государственного контроля в финансово-бюджетной сфере и сфере закупок, а также контроля за предоставлением государственных услуг города Москвы, по-прежнему не публикуется.

О том, почему второй озвученный мотив самовыдвижения в мэры — из-за, дескать, надполитичности должности, как и у В. Путина, а на деле всё иначе — в следующей статье.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail