Проблемная энергетика: куда привели реформы

Система управления российскими ГРЭС немецкими владельцами вызывает множество вопросов

Владимир Молчанов, 14 июня 2018, 12:14 — REGNUM  

В последнее время в СМИ и социальных сетях в качестве основной причины экономических неудач принято называть санкции и негативное влияние крупных западных игроков, устраняющих российских конкурентов. К сожалению, за кадром остается главная причина, которая действительно приводит и к экономическому спаду, и даже к трагедиям: разгильдяйство и желание получить «быстрые деньги», не задумываясь о последствиях и даже здоровье людей.

Для иностранных компаний, хлынувших на российский рынок, основным стало получение прибыли. И эта цель оправдывает любые средства, даже экологический шантаж. Виднее всего проблемы через призму сферы энергетики. Где некачественное управление накладывается на многочисленные аварии и даже на геополитические интересы страны.

Типичный пример Сургутская ГРЭС-2 (ПАО ЮНИПРО) — крупнейшая тепловая электростанция России, расположенная в Ханты-Мансийском автономном округе близ водохранилища на реке Черная. По данным на 2012 год, являлась второй ТЭС в мире по установленной мощности и по годовой генерации, а также крупнейшим производителем электричества на территории России. Предприятие входит в состав ПАО «Юнипро» (в настоящее время им управляют немецкие собственники).

Как отмечают работники станции, после прихода немецких менеджеров в управление ПАО ЮНИПРО изменился подход к управлению Сургутской ГРЭС-2: во главу угла была поставлена экономическая прибыль, причем в ущерб самому производству, вернее, его безопасности. Экономия коснулась сфер, которые никогда и ни при каких условиях затрагивать не должна: технического оснащения, квалификации персонала, систем безопасности.

«Получилась такая ситуация, что ранее ремонтники, которые постоянно следили за состоянием турбин в процессе обслуживания, всегда были в штате. Они эту турбину обслуживали, знали, как своего ребенка. Потом их вывели за штат, чтобы показать, какие все экономичные менеджеры. Вывод за штат — это потеря работы, потеря квалификации. Потом объявляли тендер на ремонт, набирали людей для ремонта», — высказал свое мнение доктор технических наук и действительный член Международной энергетической академии Василий Платонов.

Как следствие «хромой» кадровой и производственной политики, одна за другой предприятие сотрясают несколько катастроф.

В 2011 года из-за взрыва газа на Сургутской ГРЭС-2 пострадали 13 рабочих, 4 из которых — очень сильно. Погибших не было, менеджмент обещал сделать выводы из произошедшего, но, по всей видимости, не сделал.

В январе 2015 года при проведении плановых ремонтных работ происходит обрушение крыши машинного цеха. Позже комиссия признала, что причиной стали дефекты ремонта и отсутствие контроля за состоянием оборудования и здания (перегрузка конструкций ферм машзала льдом и снегом из-за парения клапанов). Сотрудники электростанции указывали на кадровый «перекос» на предприятии, в результате которого численность менеджерского состава значительно превысила рабочий персонал. Если бы на предприятии работали толковые инженеры-специалисты, понимающие особенности производственного процесса, неравнодушные и не зацикленные на получение сиюминутных прибылей, ничего подобного на Сургутской ГРЭС-2 не произошло бы. Впрочем, руководство станции назвало пожар и его последствия просто «инцидентом». На серьезность ситуации указывал тот факт, что на станцию после аварии приезжал Аркадий Дворкович, а над восстановлением после ЧП работало порядка 400 человек. Как сообщали источники на местах, власти готовились к экстренной эвакуации жителей близлежащих к станции поселков. К счастью, этого не понадобилось.

Здесь стоит отметить, что работы по монтажу американского оборудования проводились турецкой компанией. И вроде бы ничего странного, если бы не одно совпадение: третий энергоблок на Березовской ГРЭС (ПАО ЮНИПРО) тоже собирали турецкие специалисты. Он не проработал и месяца — сгорел вместе с частью предприятия.

Все перечисленные факты говорят только об одном: налицо явные пробелы при работе с технической стороной производства. Иностранные собственники заботятся об этом в последнюю очередь, занимаясь «выкачиванием» средств из карманов россиян и не гнушаясь откровенным «экологическим шантажом». На «крючок» подсажен весь Сургут — ЮНИПРО захватило стратегическую отрасль — водоснабжение.

В прошлом году ГРЭС-2 оформила лицензии на исследование патогенных микроорганизмов на своем водозаборе с реки Черная, откуда вода идет в дома тысяч сургутян. Хотя объяснение этому найти весьма сложно, ведь для работы энергобизнеса анализ воды не является приоритетом. К тому же десятилетиями проверкой качества занимались государственные органы и специализированные отечественные фирмы, и всех это вполне устраивало. Поэтому появление этих документов — факт удивительный и опасный.

Имея на руках такие лицензии, Сургутская ГРЭС-2 становится стратегическим объектом в руках немецких владельцев. И пока документы не будут отозваны, целый город остается в заложниках иностранного менеджмента компании, уже покрывшего себя дурной славой в отношении к природе региона.

Так, с начала 2016 года экологи начинают фиксировать выбросы с предприятия: пробы показывают превышение по метану и бензапирену (умеренное по второму и многократно превышающее нормы по первому). Руководитель был оштрафован, несмотря на то, что предприятие попыталось обжаловать штраф в суде. Как показала прокурорская проверка, выбросы произошли из-за технологических нарушений.

«По технологии, выброс данных веществ не должен производиться. То есть метан должен сгорать в полном объеме и не должен выбрасываться в атмосферный воздух, но в то же время выброс данных веществ происходит. Я думаю, что, по всей видимости, это какие-то технические недоработки», — считает ханты-мансийский межрайонный природоохранный прокурор Михаил Альшевский.

Впрочем, спешить устранять «технические недоработки» на станции не стали. Несмотря на то, что станция по итогам прошлого года увеличила совокупный доход с 5 до 6,6 млрд рублей, при росте выручки с 38,1 млрд до 39,6 млрд рублей, ГРЭС-2 надеется на активную бюджетную поддержку модернизации, о чем уже говорит глава региона Наталья Комарова.

Помощь промышленным предприятиям, особенно в условиях экономического кризиса и санкций (все-таки их действие никто не отменял), — благое дело для любого государства. Но стоит ли надеяться на то, что финансовые средства, направленные на модернизацию Сургутской ГРЭС-2, будут действительно направлены на эти цели? Предыдущие факты дают серьезный повод для сомнений в этом.

В общем система управления российскими ГРЭС немецкими владельцами (UNIPER) вызывает множество вопросов. Так, политолог Михаил Делягин высказал озабоченность зависимостью стратегических энергообъектов от прихотей иностранного менеджмента. Ведь зарубежные управленцы в условиях, мягко говоря, сложных взаимоотношений могут легко подложить «энергетические бомбы» под города.

Стоит отметить, что запросы, отправленные в ПАО ЮНИПРО, с просьбой раскрыть причины аварий, пояснить ситуацию вокруг водозабора и экологических нарушений, так и остались без ответа.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail