Вероятность аварии на одной из АЭС Украины в ближайшие годы — 80%: обзор

Обзор ключевых новостей атомной энергетики Украины в апреле 2018 года

Андрей Стеценко, 10 мая 2018, 11:49 — REGNUM  

Энергоблоки

По состоянию на начало мая в работе находятся 9 из 15 энергоблоков украинских АЭС. На энергоблоках №3 Ровенской АЭС, №2 и №3 Южно-Украинской АЭС, №2 и №4 Запорожской АЭС, №1 Хмельницкой АЭС продолжается средний плановый ремонт. На ЗАЭС-4 в настоящее время проводятся работы по продлению сроков эксплуатации, поэтому этот энергоблок, скорее всего, не будет работать до конца года.

В марте работало 10 энергоблоков украинских АЭС. Но оказалось, что это ещё много, ведь в апреле атомная энергетика работала девятью и даже восемью блоками.

8 апреля энергоблок №6 Запорожской АЭС второй раз за этот год был остановлен из-за возникновения аварийной ситуации — автоматика зафиксировала падение подачи воды в парогенераторы. По той же причине ЗАЭС-6 уже останавливали 30 января.

3 апреля аварийное отключение случилось и на энергоблоке №1 Хмельницкой АЭС. Всего же в работе станций за первые три месяца зафиксировано пять учётных нарушенийна четыре больше, чем за I квартал 2017 года. Это довольно много, обычно за год их происходит в среднем 10−15.

Издание Energy Research & Social Science даже прогнозирует крупную ядерную аварию на одной из украинских АЭС. По мнению обозревателей издания, вероятность этого составляет 80% в течение ближайших пяти лет. Наиболее опасны, с точки зрения ERSS, Ровенская и Южно-Украинская АЭС. Первая — наиболее старая из украинских атомных станций, тут стоят ещё блоки ВВЭР-440, тогда как на остальных — ВВЭР-1000. Вторая — имеет пока не решённые проблемы с охлаждением, из-за чего в летнее время станции приходится работать с искусственными ограничениями мощности: первый комплекс брызгальных бассейнов на ЮУАЭС планируют достроить только к маю 2019 года.

Впрочем, один из ведущих украинских экспертов, сооснователь Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич уверяет, что ERSS всё же сильно сгущает краски.

«…Я был на телепередаче одного из центральных телеканалов, там задавался украинской аудитории вопрос — считают ли люди, что власть не уделяет внимания безопасности ядерной энергетики Украины. Результаты были шокирующие — 92% считают, что не уделяют. Получается, люди боятся. Хотя это не совсем оправдано — «Энергоатом» при всех экономических сложностях, долгах, отсутствии денег на развитие, отсутствии денег в фонде, за счёт которого ядерные реакторы должны выводиться из эксплуатации после окончания эксплуатации, — наши 15 энергоблоков работают надежно. Естественно, растет количество инцидентов, там рост приличный. Наверное, он связан с двумя факторами — оборудование не молодеет, плюс растет нагрузка на нашу ядерную генерацию, потому что другие виды генерации дорогие, есть проблемы с углем. Поэтому доля «Энергоатома» в общем объеме выработанной электроэнергии в прошлом году превысила 55%. Эта цифра уже граничит с адекватным, удобным уровнем для энергосистемы. Но вот как-то мы так живем и работаем», — рассказал он во время недавней пресс-конференции.

«У населения Украины есть привычная нуклеофобия, которая регулярно подкрепляется новостями с АЭС, где из строя выходит преимущественно неатомное оборудование (но это мало кого интересует), и самыми разнообразными, а порой и вовсе безумными слухами о выбросах и авариях. И пока на АЭС не обновят и не отремонтируют оборудование, сведя количество инцидентов к минимуму, нуклеофобия никуда не уйдёт», — комментирует для ИА REGNUM эксперт в области атомной энергетики Иван Лизан.

«Энергоатом»

В I квартале производство электроэнергии «Энергоатомом» сократилось до 22,045 млрд кВт•ч (-7,5% в сравнении с аналогичным периодом 2017 года). Как уже отмечалось, в январе апреле падение должно быть ещё более существенным.

Соответственно, коэффициент использования установленной мощности АЭС НАЭК сократился до 73,6% (-6% к аппг). Резко выросла и общая продолжительность пребывания энергоблоков АЭС в ремонтах — 341 день (188 дней за аппг).

Энергомост с ЕС

Президент компании «Энергоатом» Юрий Недашковский в середине апреля заявил, что в самое ближайшее время правительство должно утвердить тендерную документацию для проведения конкурса, который определит частного партнёра «Энергоатома» в проекте энергомоста «Украина ЕС». Любопытно, что в Европе строительство этого энергомоста теперь видят своего рода страховкой для Прибалтики (ввиду начавшегося выхода их из БРЭЛЛ).

«Мы работаем над тем, чтобы в рапорте ENTSO-E была отражена возможность использования энергомоста Украина ЕС в качестве одного из действенных инструментов повышения энергетической безопасности балтийских стран и их дальнейшей интеграции в энергосистемы ЕС путем создания перемычки между энергомостом и энергосистемой Литвы. Весомым аргументом в пользу скорейшей реализации проекта остается также прогноз относительно системного дефицита электроэнергии в Польше после 2025 года, который ожидается в объеме около 9000 МВт установленной мощности», — цитирует информагентство УНН слова члена правления компании Polenergia International S.àr.l. Гжегожа Станиславского.

Представители GE Power (польское подразделение GE, специализируется на разработке реакторных технологий, изготовлении и модернизации электротехнического оборудования для АЭС) посетили в апреле Ровенскую АЭС. Руководство станции приняло решение повысить мощность энергоблоков №№ 3 и 4 на 7% за счёт модернизации оборудования 2-го контура. Напомним, разгон блоков необходим «Энергоатому», чтобы компенсировать вывод из эксплуатации в ОЭС Украины блока №2 ХАЭС и перевод его в экспортный режим работы.

Решение привлечь GE Power связано с отказом закупаться у российских поставщиков. Именно они ранее поставляли такое оборудование, говорит экс-член наблюдательного совета «Энергоатома» Василий Волга:

«Чего мы не имеем, так это комплектующих для главных центробежных насосов — ГЦН. Сегодня актуально оборудование для обслуживания вторых контуров ядерных реакторов. Часть поставок насосной техники шла на АЭС с завода имени Фрунзе в Сумах. Но большая часть — из России. Сейчас, насколько мне позволяет судить информированность, износ основных фондов на украинских АЭС составляет 165%. Проблема и главный вопрос: «Можно ли сделать замещение российским поставкам?»

Непонятно только, почему обратились только теперь, чего ждали с 2014 года, масштабных аварий?

Низкий тариф для АЭС

Похоже, что «Энергоатом» сегодня работает не просто в ноль (т.е. не зарабатывает на консервацию старых блоков и строительство новых), а даже в минус. По крайнем мере так утверждает заместитель главы Атомпрофсоюза Алексей Лыч на пресс-конференции в Киеве:

«Учитывая выработку более 50% электроэнергии и понимая влияние тарифа на общий тариф, консервативный тариф, рассчитанный компанией «Энергоатом», равен 0,699 грн. [за кВт•ч — Ред]». Между тем актуальный тариф — 0,5403 грн».

Профсоюзные деятели собрали пресс-конференцию не только затем, чтобы указать на необходимость повышения тарифов до указанной величины. Они также напомнили, что «Энергорынок» не платит «Энергоатому» даже сегодняшний нищенский тариф (долг перед атомщиками превысил уже 12,5 млрд грн.). Такое положение дел делает Украину бесплатным поставщиком подготовленных кадров для Турции, Белоруссии, Индии и Китая. Все эти страны объединяет то, что там либо работают станции, построенные российскими специалистами, либо такое строительство ведётся.

Атомщики дали правительству месяц (примерно до середины мая) на размышления, затем грозят масштабной акцией протеста в Киеве и привлечением профсоюзов атомщиков из стран ЕС. Пока же ограничились акциями в городах-спутниках.

Подтверждает это и сам «Энергоатом». В их статистике указывается, что расходы на закупку топлива в структуре тарифа в период 2015—2017 гг. выросли с 43,1 до 48,3%.

«…В действующем для «Энергоатома» тарифе сохраняется дефицит по основным статьям расходов, в частности, на закупку свежего ядерного топлива в текущем году не хватает 1,5 млрд грн. В тарифе не учтена заработная плата персонала объектов, которые «Энергоатом» начал эксплуатировать в 2017 году, а также тех объектов, ввод которых в эксплуатацию ожидается в ближайшее время. В частности, это касается Централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива, строительство которого началось в ноябре 2017 года, комплексов по переработке радиоактивных отходов на Запорожской и Ровенской АЭС, комплекса брызгальных бассейнов на Южно-Украинской АЭС и других», — цитирует издание «БизнесЦензор» вице-президента «Энергоатома» Айдына Айсина.

Как атомщики «зелёным» тарифом побираются

В условиях хронического безденежья «Энергоатом» выкручивается как может. Скажем, на ЗАЭС начато строительство солнечной электростанции мощностью 13,6 МВт — довольно крупная СЭС по украинским меркам (более мощные существуют пока только в виде проектов). На первый взгляд полный бред: строить солнечную станцию мощностью 13,6 МВт на территории АЭС мощностью 6000 МВт, которая к тому же даже шестью блоками не может выдавать в сеть все 6000 МВт. Сегодня на ЗАЭС «заперты» по крайней мере 700 МВт — в частности, из-за взрыва ЛЭП на Крым осенью 2015 года.

Однако на самом деле смысл есть. После того как ЗАЭС отобьёт затраты на строительство, она будет зарабатывать на СЭС деньги, которые не может получить по своему основному профилю. Ведь тарифы для СЭС и АЭС отличаются почти в десять раз. Правда, установленной мощности немного. Но на какие-то мелочи хватит.

«Беда украинской атомки — отсутствие лоббистов… У тепловой генерации есть «хозяин» — олигархический капитал, а у атомной энергетики есть только «Энергоатом», который не в состоянии пролоббировать повышение тарифа для отрасли и вынужден терпеть текущее положение отрасли как дойной коровы для других генераций. Поэтому приходится извращаться с СЭС», — комментирует Иван Лизан.

Подобный проект намерены реализовать и на ХАЭС. В финплане «Энергоатома» на текущий год предусмотрено выделение 4 млн грн. на ТЭО проекта. Установленная мощность будет примерно такой же, как и у Запорожской — 12−15 МВт. Приблизительный срок ввода в эксплуатацию — май 2019 года.

Westinghouse

Министр энергетики Игорь Насалик дежурно продолжает пугать общественность тем, что корпорация ТВЭЛ перестанет поставлять Украине топливо для АЭС.

«Но сегодня вам в зале могу заявить, а это большая работа и атомщиков, и энергетиков, если завтра РФ перестанет поставлять нам тепловыделяющие сборки для реакторов ВВЭР-1000 — мы будем работать в штатном режиме, мы полностью диверсифицировали поставку ядерного топлива на наши атомные электростанции», — заявил он с трибуны Верховной рады в начале апреля.

Видимо, на Украине уже настолько привыкли мыслить в логике «выстрелю себе в ногу, пусть все видят, какой я крутой», что проецируют эту модель поведения и на окружающих. Либо второй вариант: этими реверансами с диверсификацией Украина попросту готовится нарушить действующие договоры на закупку топлива у корпорации ТВЭЛ до конца срока эксплуатации энергоблоков.

Согласно данным Госстата, в январе феврале Украина купила ядерного топлива на 79 млн долл. Из них 50,4 млн долл. было заплачено за топливо корпорации ТВЭЛ и 28,4 млн долл — за топливо Westinghouse.

К слову, топливо Westinghouse — одна из причин, по которой Украина решила отказаться от хранения отработанного топлива в России и начала строить собственное хранилище: Westinghouse не принимает своё ОЯТ обратно на хранение.

Чернобыль

Верховная рада Украины готовится внести изменения в Общегосударственную программу снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС. Изменения скорее косметические: в программе был перечислен перечень первоочередных мероприятий, которые необходимо завершить до 2012 года. Они, конечно же, не завершены, и срок теперь попросту передвинут на 2020 год — тоже без всяких гарантий выполнения.

Для выполнения работ депутаты хотят заложить в бюджет расходы в размере 4 млрд грн. Окончательное закрытие и консервация станции планируется к 2028 году.

Пока же ЧАЭС зарабатывает на экскурсиях в зону отчуждения, а также непосредственно на станцию (до последнего времени в помещения станции туристов не пускали:

«…Вы сможете посетить знаменитый золотой коридор, который проходит через все энергоблоки станции, увидеть собственными глазами щит управления реактором, подойти вплотную к стенам четвертого энергоблока», — заманивает охотников за острыми ощущениями пресс-служба ЧАЭС.

Стоимость такой экскурсии — порядка 100 долл. с человека.

Ещё одна инициатива депутатов, связанная с Чернобыльской зоной, — изменение норм захоронения радиоактивных отходов. Во-первых, все РАО предлагается разделить на четыре класса — в зависимости от активности. Соответственно, каждому классу будет соответствовать свой тип хранения: поверхностные и приповерхностные хранилища для менее активных РАО, а также хранилища на промежуточных глубинах и в геологическом хранилище — для более активных.

Изменение методики, скорее всего, вызвано стремлением сэкономить. Дело в том, что действующая методика захоронения РАО (классифицирует РАО не по активности, а по времени полураспада, — на коротко‑ и долгоживущие) требует выделения гигантской суммы на захоронение РАО, оставшихся после аварии на ЧАЭС. В основном это долгоживущие РАО, требующие захоронения в геологических слоях, что обойдётся примерно в 750 млрд грн. Новая методика позволит обойтись 75−100 млрд грн.

Компания «Укрбудмонтаж» завершила первый этап строительства Центрального хранилища отработанного ядерного топлива, которое ведётся с конца прошлого года в зоне отчуждения. За это время были построены ограда, пропускные пункты, служебная автодорога, канализационные и дренажные системы, водные резервуары, система освещения и электроснабжения. Продолжается строительство железнодорожной ветки, по которой ОЯТ будет доставляться к месту хранения (речь о ветке Овруч Чернигов, подробнее о предполагаемом маршруте читайте в нашем декабрьском обзоре).

Бывший директор Чернобыльской АЭС Михаил Уманец накануне очередной годовщины аварии на ЧАЭС выступил с резкой критикой объекта «Укрытие», возведённого над 4-м энергоблоком.

«На мой взгляд, то, что построили над разрушенным энергоблоком, — это «презерватив» одноразового использования. При начале строительства мы понимали, что объект должен быть построен таким образом, чтобы была возможность разобрать топливосодержащие массы, извлечь оттуда всю активность. Нынешний конфайнмент не отвечает требованиям по разборке того, что под ним есть», — рассказал Уманец в комментарии изданию «Апостроф».

Как известно, специалисты, принимавшие участие в строительстве т.н. конфайнмента, дали ему 100-летнюю гарантию.

Однако экс-директора волнуют не только надземные, но и подземные сооружения:

«Есть водяное хранилище для отработанного топлива станции под четвертым энергоблоком. Оно построено с проблемами и сейчас переполнено — это называется уплотненное хранение ядерного топлива. А это представляет опасность, потому что расстояние между топливными кассетами сократилось. Другой проблемный вопрос в том, куда перегружать это топливо, если какой-то из отсеков начнет протекать. Резервного хранилища нет. Как будут выходить из этого положения, неизвестно. Если там произойдут неприятности — хватит всем и надолго».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail