Субсидии с подвохом: аграрии Сибири вновь вынуждены сеять пшеницу

Несмотря на кризис перепроизводства, сокращать посевные площади регионы не собираются. Но поскольку погектарные субсидии на высокомаржинальные культуры не распространяются — выход один

Светлана Шаповалова, 17 апреля 2018, 10:35 — REGNUM  

Накануне посевной кампании сибирские аграрии встревожены: цены на пшеницу по-прежнему находятся на низком уровне. Падение рубля после новых санкций США никак не сказалось на рынке.

Между тем, по данным kvedomosti.ru, в Центральном федеральном округе продовольственная пшеница подорожала в пределах 50−75 руб./т, фуражная пшеница и ячмень — на 150 руб./т, а кукуруза — на 50 руб./т. В Южном федеральном округе динамика курса национальной валюты также стала основным повышающим фактором изменения стоимости зерна. В результате пшеница подорожала в пределах 325−375 руб./т, а фуражный ячмень и кукуруза на зерно — на 600 руб./т.

В Поволжье цена на продовольственную пшеницу поднялась в среднем на 100−150 руб./т, а фуражный ячмень и кукуруза прибавили в стоимости по 50 руб./т. В то же время котировка майского фьючерса на пшеницу SRW на Чикагской бирже поднялась на 10 долларов и по состоянию на 12 апреля составила 179 долларов США/т (на 05.04.2018 — 169 долларов США/т).

Но Сибирь же на фоне значимых экономических и политических событий последнего времени демонстрирует удивительную стабильность.

«Цена поднялась немного (до 12 тыс. за тонну) только на подсолнечник, что касается пшеницы и гречки, то цена на эти культуры по-прежнему поставляет 5 и 6 тыс. рублей за тонну соответственно», — сообщил корреспонденту ИА REGNUM алтайский фермер Владимир Жданов.

Пополнить оборотные средства призваны господдержка и погектарные субсидии, которые Минсельхоз начал выдавать в начале 2018 года. К примеру, Алтайскому краю на эти цели предусмотрено не менее 3,5 миллиарда рублей, из которых 1,7 миллиарда рублей уже перечислены на счета хозяйств.

«Это решение стало в некотором смысле компенсацией за ценовую ситуацию, сложившуюся на рынке зерна. Раннее финансирование несколько восполнило нехватку оборотных средств. В прошлые годы поддержка приходила гораздо позже, а в начале 2000-х годов она вообще поступала после завершения посевной», — пояснил губернатор Алтайского края Александр Карлин.

Но в условиях предоставления господдержки, как выяснилось, кроется подвох. В соответствии с законодательством, погектарные субсидии выделяют только на посевы зерновых, зернобобовых и кормовых культур, также овощей открытого грунта, и выращиваемые на семенные цели картофель, подсолнечник. Технические культуры, которые являются высокомаржинальными, из перечня субсидируемых культур исключены.

Напомним, в 2017 году аграрии хлебных сибирских территорий собрали рекордные урожаи зерновых, но цены на пшеницу, гречку и семечку рухнули задолго до окончания уборочной кампании.

Только в Алтайском крае было собрано свыше 5 миллионов тонн зерна. Аграрии Новосибирской области за 2017 год получили 3 млн 40 тонн, что на 473 тыс. тонн больше, чем годом ранее. В Иркутской области урожай зерна составил рекордные для региона 871,6 тысячи тонн (это на 13,5% больше 2016 года). Валовой сбор в Забайкальском крае составил более 115 тысяч тонн зерна в первоначально оприходованном весе, что на 39,4 тысячи тонн или на 43% превышает аналогичный показатель 2016 года.

И вот теперь, чтобы получить поддержку государства, аграрии вновь должны производить то, что просом не пользуется. Это, кстати, подтверждает и заместитель председателя правительства Алтайского края Александр Лукьянов:

«Запас гречихи прошлого урожая в Алтайском крае таков, что его хватит еще на 2019 год, из-за чего цена на нее упала фактически в три раза. В связи с этим власти региона просят крестьян сократить объемы посевных площадей этой культуры в этом году практически в два раза — до 360 — 380 тыс. гектаров».

По словам чиновника, сложная ценовая ситуация из-за больших объемов урожая сегодня складывается и по другой важнейшей для края культуре — пшенице. По данным Лукьянова, на начало 2018 года запасы зерна в Алтайском крае крае составляли 4 млн 954 тыс. тонн (122% к уровню 2017 года). Излишки в 460 тысяч тонн пшеницы «давили» на рынок.

Тем не менее сокращать посевные площади в Сибири не собираются. Общая посевная площадь в Новосибирской области в 2018 году составит почти 2,4 млн гектаров (в 2017 году было засажено почти 2,4 млн га). Зерновые (включая озимые) и зернобобовые будут размещены на площади 1,5 млн га, кормовые культуры — на площади 688 тыс. га, технические культуры займут 124 тыс. га.

В Алтайском крае посевами засеют 5,4 миллиона гектаров. Причём на площади 4,8 миллиона гектаров проведут яровой сев. При этом конкретные данные об изменении структуры посевов за счет увеличения площадей высокомаржинальных культур, таких как подсолнечник, соя, рапс, чечевица и кукуруза на зерно, не сообщаются.

«Это и правильно. Структура подвесных площадей должна быть коммерческой тайной. Потому что когда в России узнали, что на Алтае посадили более 600 тысяч гектаров гречихи, нам уже в июле 2017 года сообщили, что цена на неё опустится до 8 тысяч рублей за тонну, хотя в 2016 году за неё давали более 20 тысяч рублей», — пояснил Владимир Жданов.

Что касается погектарной поддержки, то она, по его словам, не выдерживает никакой критики.

«У меня получилось по 150 рублей на гектар — это даже на бутылку водки не хватит», — иронизирует фермер.

Минсельхозу, по мнению Владимира Жданова, давно стоило бы задаться вопросом:

«Справедливо ли отнять у крестьян 25−30 миллиардов рублей (такая сумма получится, если умножить собранные на Алтае 5 миллионов тонн пшеницы на величину снижения цены в 2017 году) и дать взамен 3,5 миллиарда рублей господдержки?«

И еще один момент: если фермер заявил о намерении посеять пшеницу, но выращивает, к примеру, лён, то при проверке он будет признан мошенником и выданная ему поддержка должна быть возвращена государству.

«Если в стране, и в том числе в Сибири, в 2018 году будет хороший урожай, это можно будет назвать своего рода катастрофой для селян. Большое количество хозяйств в Сибири просто не переживет следующий зерновой год», — полагает собственник ООО «Татарскзернопродукт» Владимир Арбатский, слова которого цитирует ksonline.ru.

Напомним, в 2017 году объем производства зерновых и зернобобовых в целом по стране увеличился с 134,1 млн тонн до 135,4 млн тонн. На фоне падения цен многие ожидали снижения цен на хлеб, однако этого не произошло.

Читайте также: Буханка с горечью: почём хлеб для народа?

Есть основания полагать, что в этом виновата не «невидимая рука рынка», а вполне конкретные чиновники в правительстве РФ и бизнесмены. Это по их настоянию крестьян «кормили» завтраками, обещая, что зерновые интервенции вот-вот начнутся, хотя для тех, кто в теме, с самого начала было ясно — это блеф.

Уполномоченная на интервенции организация — Объединённая зерновая компания (ОЗК), контролируемая группой печально известных братьев Магомедовых, — в соответствии с планом приватизации должна была перейти в частные руки. А заявленное субсидирование железнодорожных перевозок оказалось выгодным только в регионах, близких к портам и самой ОЗК, руководители которой до недавнего времени не скрывали своих амбиций заработать на экспорте и портовых услугах.

Читайте также: Сумма монополии: Как группировка Магомедова разоряла крестьян

Читайте ранее в этом сюжете: Коллапс на зерновом рынке Сибири – системный и долговременный

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail