Каждый новый виток либерализации экономики Белоруссии приковывает к себе много внимания. Оно и понятно: экономику в любом случае ждут изменения в какую-либо сторону, эту тему постоянно поднимают СМИ, но главное — либерализацию широко рекламируют сами власти, представляя этот процесс как лекарство для экономики. В последнее время одной из самых обсуждаемых тем стало создание «министерства будущего», которое уже в 2018 году может появиться в Белоруссии.

Александр Лукашенко во время встречи с творческой молодежью, 20 марта 2018 года
Александр Лукашенко во время встречи с творческой молодежью, 20 марта 2018 года
President.gov.by

28 марта в республике вступил в силу декрет №8 «О развитии цифровой экономики», подписанный 21 декабря 2017 года. Документ предполагает ряд нововведений. Например, расширяет виды разрешенной деятельности резидентов белорусского Парка высоких технологий (ПВТ), то есть особой экономической зоны для IT-компаний, с налоговыми послаблениями и другими привилегиями. В декрете прописали 38 видов деятельности, включая майнинг, работу биржи, обменник криптовалют, для резидентов технопарка. Предусмотрены условия внедрения в белорусскую экономику технологии блокчейн и использования токенов и криптовалют, а также планируется введение элементов английского права для фирм-резидентов ПВТ (пока как эксперимент). Продуман комплекс мер для привлечения в республику высокопрофессиональных специалистов IT-сферы и многое другое. Один из разработчиков декрета юрист Дмитрий Матвеев напирает на то, что Белоруссия «как стартап» может предложить миру «самое лучшее законодательство и регулирование в области цифровой экономики».

Александр Лукашенко на выставке-презентации достижений творческой молодежи, 20 марта 2018 года
Александр Лукашенко на выставке-презентации достижений творческой молодежи, 20 марта 2018 года
President.gov.by

Что касается создания «министерства будущего», то по этому поводу туманные разговоры начались после подписания декрета. Чуть больше определённости внес Александр Лукашенко 20 марта на встрече с молодежью, заявив, что в скором времени министерство цифровой экономики могут создать. Прошла неделя, Лукашенко ещё более конкретно заговорил о новом министерстве и начал публично советоваться с чиновниками: 27 марта он поинтересовался мнением председателя совета по развитию предпринимательства Александра Турчина.

«Вы как на это смотрите, стоит нам создавать новое министерство цифровой экономики? Или же нам какую-то реформу провести, и министерства, которые в перспективе вообще будут работать на цифру, как-то объединить, создать мощное министерство — министерство будущего, перспективное министерство?» — спросил Лукашенко.

К слову, предложение по поводу создания такого министерства внесли сами предприниматели, они же и предложили его финансировать. После встречи с президентом Турчин сообщил, что правительство не будет тянуть с этим вопросом. Планируется, что созданный в начале марта совет по цифровой экономике, который станет координировать госполитику в сфере цифровой трансформации экономики и внедрение информационно-коммуникационных технологий, обсудит вопрос создания нового ведомства на заседании через пару недель. По словам Турчина, «министерство будущего» может быть создано уже в этом году, сам Лукашенко поддержал эту идею и поручил правительству внести конкретные предложения по теме (на какой базе создавать, какими функциями наделить).

По поводу того, какими функциями может быть наделено министерство, есть несколько предположений. В частности, для указа необходимо скорректировать целый пакет нормативно-правовых актов, ввести ряд понятий, также необходимо контролировать исполнение декрета, корректировать и развивать его.

По сути, «министерство будущего» станет обеспечивать интересы IT-сферы в коридорах власти. И поэтому, с одной стороны, предприниматели, выступившие с идеей создания такого ведомства, вероятно, пытаются создать параллельную бюрократическую систему и смогут напрямую воздействовать на власти. С другой стороны, новое министерство вряд ли сможет надёжно защититься от всего старого бюрократического аппарата, и кроме того, часть функций, которые могут возложить на министерство цифровой экономики, дублирует функции министерств экономики, связи и национального банка.

Встреча Александра Лукашенко с председателем Совета по развитию предпринимательства Александром Турчиным
Встреча Александра Лукашенко с председателем Совета по развитию предпринимательства Александром Турчиным
President.gov.by

Подписанию и вступлению этого декрета в «самой либеральной редакции» предшествовал и рост экспорта ПВТ на 16% (до $820,6 млн) в 2016 году на фоне кризиса в экономике, и затянувшийся нефтегазовый конфликт с Россией, и, очевидно, давление либеральной политической элиты на самого Лукашенко, и многие другие факторы.

«Времена нефти и газа уходят. Будущее — за новейшими технологиями. То, что, к счастью, мы создали в свое время — Парк высоких технологий. Вот эти всякие гаджеты, айфоны, плафоны и прочее, это будет приносить богатство в будущем. <…> А это у нас есть, и это мы должны и будем развивать», — сказал белорусский президент в апреле 2017 года на XXIV Международном специализированном форуме по телекоммуникациям, информационным и банковским технологиям «ТИБО-2017».

Конечно, это выступление Лукашенко в сети тут же растащили на мемы и мини-комиксы, но уже летом президент объявил курс на построение «IT-страны».

Позднее несмотря на то, что публикацию тезисов по этому декрету радостно встретили сами участники IT-отрасли, критики проекта сразу резонно обратили внимание на недостатки этого документа. Так, ведущий авторской программы «Экономика на пальцах» Сергей Чалый в интервью Европейскому радио отмечал, что преференции, создаваемые декретом для IT-рынка в ПВТ, будут предоставляться за счёт других отраслей экономики. Также экономист подчеркнул, что рынок IT-стартапов держат под контролем влиятельные международные корпорации, поэтому направления деятельности компаний — резидентов технопарка имеют мало реальных перспектив. Ещё более показательно, что, как указал Чалый, вместо широкого общественного обсуждения декрета, разработчики — IT-специалисты, юристы — весьма закрыто, по крайней мере, на первых порах, вели составление документа.

Читайте также: Вопреки поручению Лукашенко: бизнес в Белоруссии будет платить больше

Александр Лукашенко во время встречи с творческой молодежью, 20 марта 2018 года
Александр Лукашенко во время встречи с творческой молодежью, 20 марта 2018 года
President.gov.by

Кроме того, экономисты опасаются, что прогресс, каковым представляют декрет №8, может оказаться условным и шатким. Ведь налицо предыдущий пример: Лукашенко в 2010 году подписал директиву №4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности», но существенных положительных изменений для экономики за эти годы так и не произошло. Также под декрет №8 в Белоруссии ещё нет инфраструктуры: пока нет «криптообменников» и криптобиржи, где граждане могли бы обменивать криптовалюты на иностранную валюту и на белорусские рубли.

В целом реакция общественности как на сам декрет №8 «О развитии цифровой экономики», так и на идею создания «министерства будущего» оказалась весьма неоднозначной. Например, некоторые пользователи в соцсетях предложили официальному Минску создать заодно и «министерство счастья», скептически высказался по поводу создания такого органа и ряд экономистов. В то же время заявления интернет-комментаторов и специалистов о том, что новое министерство может оказаться полезным, тоже не редкость. Показательно и то, что студентов с высшем образованием в Белорусском национальном техническом университете на курс по изучению криптовалюты набрали чуть ли не за день ещё в начале марта.

Читайте также: Построение IT-страны: В Белоруссии образование подстраивают под экономику

Одно можно сказать наверняка: интерес к теме построения «IT-страны» есть, и немалый, как существуют и споры среди экономистов по поводу этих инициатив. Поэтому пока уверенно можно говорить только о раскрепощении фантазии чиновников, а принесет ли это какие-либо полезные плоды экономике или превратится в неработающую бюрократическую тягомотину, будет видно позднее.

Читайте ранее в этом сюжете: Белорусская либерализация не слезает с кредитной иглы Евросоюза

Читайте развитие сюжета: Либерализация экономики в Белоруссии: кто станет главным выгодополучателем?