Chatham House: «Один пояс и один путь» может быть выгоден не только Китаю

Британские и иные компании могли бы помочь Китаю в осуществлении этого масштабного проекта с выгодой для себя

Александр Белов, 23 марта 2018, 12:22 — REGNUM  

Инициатива «Один пояс и один путь», впервые объявленная в 2013 году председателем КНР Си Цзиньпинем, может по меньшей мере поспособствовать улучшению инфраструктуры и взаимосвязанности между Китаем и остальными частями Евразии. Любой план инфраструктурного финансирования таких громадных масштабов на территории стран с низким экономическим развитием уже заслуживает внимания и позитивной реакции.

Однако многие задаются вопросом, насколько крупную роль в проекте, очевидным образом осуществляемом властями Китая, будут играть некитайские участники проекта, пишет Эндрю Кайни в статье британского аналитического центра Chatham House.

Пока, отмечает автор, основную долю финансирования составляют китайские государство и банки, а выделенные средства пойдут китайским же компаниям, по большей части находящимся в собственности китайского государства. Так, в рамках одного исследования было установлено, что 89% работ планируется осуществлять китайскими подрядчиками при китайском же финансировании.

Тем не менее недавно в Париже глава МИД КНР Ван И заявил, что проект «Один пояс и один путь» носит открытый характер и сулит процветание всем его участникам. Он подчеркнул также, что в рамках проекта не будет «закулисных договоренностей», только «открытость и прозрачность», а сам он будет соответствовать «международным правилам» и «осуществляться в соответствии с правилами рынка».

И тому есть примеры. Так, работа над высокоскоростным участком железной дороги от Белграда до Будапешта оказалась сопряжена с рядом проблем. Первоначально, по некоторой информации, предполагалось, что все работы на себя возьмут китайские компании в обход требований ЕС о проведении тендера при предоставлении договора. И последний раунд заключения соглашений проводился как раз на конкурентной основе.

Такое изменение первоначальных планов авторов проекта с целью соответствия международным правилам, возможно, и не станет началом эпохи ничем не сдерживаемых «правил рынка», о которых говорил Ван И, однако оно всё же демонстрирует готовность Пекина в некоторых случаях идти на открытость.

Очевидно, что на открытость КНР пойдет тогда, когда в этом есть для Китая выгода, а также тогда, когда в значительных коммерческих преимуществах можно убедить игроков из частного сектора. И эти преимущества будут лежать, с высокой долей вероятности, в трех областях.

Во-первых, в расширении масштабов проекта. Так, проект «Один пояс и один путь» сможет охватить большие пространства, если к его осуществлению, помимо нынешнего финансирования со стороны китайских банков и правительства, удастся подключить также дополнительные источники финансирования. Добиться этого возможно при взаимодействии с многосторонними институтами и учреждениями частного сектора.

Для этого, в свою очередь, потребуется так представлять проекты или структурировать финансирование, чтобы финансовые риски были сопряжены со значительными приобретениями. В некоторых случаях осуществить это возможно, в других — нет.

Расширение масштабов проекта требует осмысленной работы по его осуществлению в большем числе стран. Так, опыт железной дороги Белград — Будапешт показал, что подходы могут варьироваться в зависимости от наличия требований проведения тендера и интересов некитайских участников проекта.

Например, если один подход будет эффективен в Таджикистане, он может оказаться полностью бесперспективным в Польше. Это будет прагматическим признанием контекста, который не имеет никакого отношения к дебатам о том, какой подход к этим стандартам «правильный». В любом случае более открытый «Один пояс и один путь» будет более обширным и масштабным.

Во-вторых, в повышении его эффективности. Дело в том, что несмотря на наличие у китайских компаний огромного опыта осуществления инфраструктурных проектов в Кита, многие из них мало знакомы с тем, как ведется работа за пределами их страны.

Поэтому западные, японские и корейские компании могут поделиться с ними своим опытом, что положительно скажется на успехе проекта. Благодаря их участию китайские компании окажутся в условия конкуренции, в результате чего они будут вынуждены повышать качество своей работы и модернизироваться, но и получат возможность учиться у своих коллег. Это, в свою очередь, положительно скажется на экономике Китая, делая ее сильнее и более продуктивной.

Помимо собственно постройки «Одного пояса и одного пути», осуществление проекта потребует компетенции и в других крайне важных областях. Например, иностранные компании могут оказать большую услугу в таких сферах, как техническое обслуживание, юридические и бухгалтерские услуги. У британских и других компаний уже есть опыт взаимодействия с китайскими в этом направлении.

Наконец, существует необходимость минимизации рисков, и такой крупный проект, как «Один пояс и один путь», помимо обычных, сопряжен с целым спектром дополнительных сложностей. Так, во многих странах наблюдаются довольно слабые институты власти, внутренние противоречия и проблемы в области безопасности. И всё это на фоне значительного различия культур и традиций.

Китайские компании, не имеющие достаточного опыта работы в этих регионах, неизбежно столкнутся с проблемами. Если Китай пойдет на осуществление своего проекта в этих странах в одиночку, у него, быть может, и будет иллюзия контроля, однако из-за большого числа социальных и политических факторов Пекин может столкнуться с целым спектром неожиданных подводных камней.

Благодаря же сотрудничеству с другими участниками проекта, у которых есть опыт работы в таких странах, становится возможным минимизировать подобные риски. В качестве примера подобного сотрудничества китайских и британских компаний можно назвать взаимодействие как на уровне компаний, так и правительств Лондона и Пекина в странах Африки при партнерстве правительств соответствующих стран.

Механизмы, которые способствуют конкурентности и сдерживают коррупцию, носят позитивный характер, такие же механизмы, которые замедляют процессы принятия решения, не дают странам получать выгоды от осуществления инфраструктурных проектов. Наоборот, продолжение нынешнего пути в основном китайского инвестирования сопряжено в некоторых случаях с четкими преимуществами, по меньшей мере, для тех, кто напрямую в них участвует.

Таким образом, в тех случаях, где существуют взаимные преимущества, есть взаимодействие и воля, там всегда у международного партнерства будет своя роль.

Читайте развитие сюжета: The Hill: Социально-экономическую модель ЕС необходимо изменить

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail