Удастся ли Карапетяну «определенный рестарт» армяно-ливанских отношений

Бизнес смотрит лишь на реальное положение дел

Рубен Грдзелян, 13 марта 2018, 19:05 — REGNUM  

Встречи премьер-министра Армении Карена Карапетяна в ходе его текущего визита в Ливан довольно интенсивны. Президент, премьер-министр, спикер парламента, глава ЦБ, католикос Арам Первый, но основной целью Карапетяна является ливанский бизнес. Несмотря на насыщенные встречи формального характера, он много времени уделил общению с бизнесменами и представителями торгово-экономических структур.

В беседе с последними прозвучало традиционное в таких случаях определение: несмотря на высокий уровень политического диалога, экономический потенциал между двумя странами остается нераскрытым. В отношении таких ближневосточных стран, как Ливан, Иран и когда-то Сирия это определение звучит более чем уместно, поскольку действительно есть высокий уровень политических отношений в силу геополитических тенденций в регионе и с учетом влиятельных армянских диаспор в этих странах.

Только три президента относительно молодой республики (образована в 1943 году) имели армянское происхождение. Расселившиеся после геноцида по всему региону армяне играли действенную роль в становлении Ливана в том числе в политической, экономической, торговой, культурной и военной сферах. Как и сейчас в Сирии, так и в Ливане армяне принимали непосредственное участие в кровопролитной гражданской войне (1975—1990), хотя община в целом сохраняла нейтралитет. Наконец, в Ливане находится Католикосат Великого Дома Киликийского, перенесенный туда после геноцида, в 1930 году.

Политическое влияние сохранили армяне до сих пор — два министра в правительстве и 6 депутатов парламента. И не случайно Карапетян насытил повестку своего визита в Ливан именно экономической составляющей. Развивать отношения в политической сфере дальше двум странам не получится, она и так предельно безоблачна. Для дальнейшего роста нет достаточной торгово-экономической базы. Хотя да, потенциал для экономики очень большой.

Ливан занимает территорию в три раза меньшую, чем Армения, но население вдвое превышает ее численность в Армении. Хотя географически Ливан находится в более выгодном положении из-за наличия прямого выхода к морю, но не всегда его отношения с соседями складывались гладко.

Читайте также: Президенты Армении и Ливана обсудили двустороннюю повестку

В этих условиях товарооборот между Арменией и Ливаном в 2016 году составил всего $1,3 млн. Для сравнения: в том же году товарооборот с Израилем, с которым у Еревана отношения можно определить как «ни рыба, ни мясо», составил $9 млн. Из видимых ливанских инвестиций в Армении можно вспомнить про Byblos Bank Armenia, основанный в 1997 году. На карте банковской сферы Армении он занимает отнюдь не первые места.

Эту ситуацию, очевидно, желает изменить премьер-министр Армении, когда по итогам встреч в Бейруте говорит о договоренностях «определенного рестарта отношений». Что же новое должно способствовать «рестарту» никак толком не стартующих уже 25 лет экономических отношений? Карапетян долго рассказывал в Бейруте о положительных экономических показателях Армении за 2017 год, о законодательных изменениях в плане упрощения налогового администрирования и инвестиционного правового поля, о новых подходах правительства к частно-государственному партнерству. Но об этом потенциальным инвесторам говорилось всегда, только толку от этого было мало. Именно в этой части карапетяновских выступлений также толка не будет, бизнес не в рот политикам смотрит, а на реальное положение дел.

Единственно новое, о чем говорил премьер Армении перед иностранными бизнесменами, — это возможности выхода через Армению на рынки Евразийского экономического союза и Ирана. Хотя с рынком южного соседа мало что получается у самой Армении, но 2017 год стал свидетелем интенсификации торгово-экономических отношений Армении и России именно на площадке ЕАЭС. Это действительно может заинтересовать ливанских инвесторов.

Единственное, что на Востоке и долго запрягают, и долго едут. Арабский и иранский бизнес весьма консервативен и специфичен, что долгие годы затрудняет бизнес-общение между предпринимателями, к примеру, Армении и Ирана. Не случайно, что Иран намерен заключить временное соглашение с ЕАЭС о зоне свободной торговли, и только на основе этого опыта подумать о присоединении к союзу. Хотя такая перспектива, с учетом опыта бизнес-сотрудничества Армения и Ирана, лично автору этих строк видится маловероятной. Тегеран крайне жестко контролирует свои неприступные торгово-экономические границы.

Как ливанский капитал отреагирует на презенты из Еревана, спрогнозировать не сложно. Информацию о ситуации в экономике Армении, реформах и новых инструментах частно-государственного партнерства инвесторы и бизнес получат из своих источников, а не визитов первых лиц или различных «дуингбинезсов». Успехи же ЕАЭС заинтересуют их в случае долгосрочных достижений. В краткосрочной же перспективе разве что турпоток в обе стороны слегка возрастет (кстати, в тему — министр туризма Ливана является армянином). Тоже «определенный рестарт».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail