Ни в конце 2017 года, ни в январе 2018 года, вопреки обещаниям государственных чиновников, зерновые интервенции в России не проводились. Не было даже «точечных» закупок, на которые рассчитывали самые хлебные и самые пострадавшие от кризиса перепроизводства регионы: Алтайский край, Омская, Иркутская и Новосибирская области, Зауралье и некоторые другие. Между тем за пшеницу 4-го класса крестьянам платят не более 6 тыс. рублей за тонну, тогда, как её экспортная цена, судя по оперативным данным ФТС России, опубликованным на сайте Минсельхоза, сложилась в несколько раз больше.

Алтайские механизаторы. Разгар уборки озимых
Алтайские механизаторы. Разгар уборки озимых
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Читайте также: Слова вместо хлеба: аграриям вновь пообещали зерновые интервенции

«На 7 февраля 2018 года в текущем 2017/2018 г. сельскохозяйственном году экспортировано зерновых культур 31 427 тыс. тонн на общую сумму 5 370 млн долларов США, что на 36,1% выше, чем за аналогичный период прошлого сезона (23 088 тыс. тонн на общую сумму 3 751 млн долларов США). Объем экспорта пшеницы за сезон составил 24 514 тыс. тонн (+36,7% к аналогичному периоду сезона 2016/17), ячменя — 3 869 тыс. тонн (в 1,9 раза больше), кукурузы — 2 823 тыс. тонн (-5,7%). Средняя экспортная цена на российскую пшеницу 4-го класса, протеин 12,5 (FOB Новороссийск) составляет 198 дол. США/тонна (+1 дол. США/тонну за неделю), на американскую пшеницу SRW (СРТ Мексиканский залив) — 191 долл. США/тонна (+3 дол. США/тонну за неделю)», — сказано в сообщении Минсельхоза.

Удовлетворение ведомства от рекордного урожая (Россия в 2017 году собрала порядка 140 тыс. тонн в бункерном весе) аграрии не разделяют. Напомним, государство использует механизм интервенций, чтобы регулировать внутренний рынок. Его смысл заключается в том, чтобы осенью, после массового поступления урожая на рынок и падения цен, закупить зерно у производителей для их поддержки. А в осенне-весенний период — продать урожай, чтобы сдержать рост цен. Но глава ведомства Александр Ткачев считает зерновые интервенции «вредным механизмом», дестабилизирующим ситуацию на рынке зерна.

Озимые. Алтайский край
Озимые. Алтайский край
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

«Почему? Итак много зерна, элеваторы переполнены, зерно покупается, а размещать негде», — заявил министр сельского хозяйства Александр Ткачев, выступая в Совете Федерации.

Читайте также: Интервенции или Минсельхоз. Что для крестьян вреднее?

И если зерновые трейдеры, которые, судя по всему, и так неплохо зарабатывают на разнице цен, сложившихся на внутреннем и мировом зерновых рынках, получили еще и субсидии государства на зерновые перевозки, то что предложено в поддержку аграриев, которые остро нуждаются сейчас в ресурсах для проведения предстоящей посевной? По словам заместителя министра сельского хозяйства России Ивана Лебедева, основными мерами государственной поддержки проведения весенних полевых работ в текущем году станут несвязанная поддержка и льготное кредитование.

«В федеральном бюджете 2018 года на оказание несвязанной поддержки в области растениеводства предусмотрено 11,34 млрд рублей, на реализацию механизма льготного краткосрочного кредитования — 13,1 млрд рублей», — подчеркнул он в ходе недавнего заседания комитета по аграрным вопросам Госдумы РФ.

Уборочная страда
Уборочная страда
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Цену такой погектарной поддержки разъяснял ранее алтайский фермер Владимир Жданов.

«Мы выращиваем пшеницу, гречиху, подсолнечник. Но по итогам 2017 года смогли получить только 500 тысяч рублей прибыли. И то — нам просто повезло, что удалось продать семечку по 15 рублей за килограмм в обмен на гербициды. А годом раньше сумма прибыли была в три раза большей. Той помощи, что нам перепала от государства (150 рублей на гектар), хватило на 4 куба солярки. Но о развитии говорить не приходится», — пояснил аграрий в разговоре с корреспондентом ИА REGNUM.

Кстати, о начавшемся росте цен на ГСМ в Госдуме тоже говорилось, но, кроме извещения о направлении в Минэнерго России обращения по поводу возможности фиксации цен на ГСМ нефтяными компаниями в период проведения сезонных посевных и уборочных работ для сельхозтоваропроизводителей, мало что предлагается.

Алтайский хлебороб
Алтайский хлебороб
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

«Специалисты отметили, что нивелировать ситуацию с ГСМ для посевной поможет государственная поддержка и программы льготного кредитования, а также взвешенное отношение самих аграриев к потребностям и затратам на предстоящие весенние полевые работы», — отмечают «Крестьянские ведомости».

Словом, аграриев так и оставили один на один со своими проблемами. Чтобы получить льготный кредит, им нужно не просрочить выплаты банкам за деньги, уже полученные под урожай 2017 года. Следовательно — продавать зерновые многим пришлось по цене ниже себестоимости.

«Сейчас уже февраль — середина, можно сказать, — а ни семян, ни дизтоплива, ни запчастей. Про удобрения молчу уже: ничего не заготовлено, льготный кредит уже и не стараемся получить, потому что бестолковое занятие. За тонну пшеницы предлагают 4500 рублей, а дизтопливо Саратовнефтепродукт предлагает около 50 тысячи рублей за тонну! Это за тонну дизтоплива надо отдать 11 тонн зерна. Нам приходится сокращать посевные площади», — отметил в разговоре с ИА REGNUM глава саратовского крестьянского хозяйства Андрей Зыков.

Агротехника на Алтае
Агротехника на Алтае
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Между тем попытка госрегулирования зернового рынка, начатая в 2009 году с создания «Объединённой зерновой компании» (заявленной не иначе как стратегический государственный оператор российского зернового рынка, ставший к тому же государственным агентом по закупочным и товарным интервенциям), особого успеха не принесла. Закрома родины почему-то несколько лет не обновлялись.

До весны 2017 года этот рынок, худо-бедно самоорганизовавшись, сам решал вопросы производства, сбыта и переработки выращенного урожая. Всё, что стало происходить в дальнейшем, даёт основание предположить, что за значительно упавшей стоимостью нового урожая стоят либо непродуманные и запоздалые действия «людей государевых», либо — политическая провокация перед президентскими выборами.

Алтайский комбайнёр
Алтайский комбайнёр
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

В качестве резюме хочется напомнить «старый советский анекдот об изнасиловании тракториста», который на съезде Российского союза промышленников недавно рассказал владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин.

Читайте также: В РСПП Путину с помощью анекдота рассказали, что власть делает с бизнесом

«Идет собрание в колхозе, встает председатель и говорит: «У нас проблема — посевная на носу, а кузнец запил, необходимо что-то делать». Из зала тянется рука: «А давайте его изнасилуем!» Председатель отвечает: «Вы чего, с ума сошли? Он у нас один». Опять из зала тянется рука: «А давайте изнасилуем тракториста!» — «Почему тракториста?» — «А их у нас двое», — закончил свой рассказ бизнесмен.

По словам Владимира Лисина, в России часто решения принимаются именно таким образом. Алтайские земледельцы историю с трактористом начали вспоминать еще в 2017 году и считают её даже более популярной, чем приписываемое Дмитрию Медведеву выражение «Денег нет, но вы держитесь».

Читайте развитие сюжета: Упал, но не отжался: у крестьян могут принудительно отнимать земли