Субсидии фермерам: где справедливость?

Большинство выделяемых государством денег уходит крупным хозяйствам, тогда как по статистике на долю мелких фермерских хозяйств приходится 50% всей производимой продукции

Светлана Шаповалова, 5 февраля 2018, 16:32 — REGNUM  

Об отсутствии в России внятной аграрной политики не может не говорить тот факт, что господдержка, всевозможные субсидии, дотации и кредиты фермерам и мелким производителям составляют всего 20% от общего объема финансовой поддержки, тогда как на этот тип хозяйств приходится 50% всей производимой продукции (данные Росстата).

Особенно ярко это видно на примере хлебного Алтайского края, обладающего самой большой в России площадью пахотных земель (общая площадь земель сельскохозяйственного назначения региона составляет 11,6 млн га, в том числе сельскохозяйственных угодий — 10,6 млн га, из них пашни — 6,5 млн га) и внушительным числом фермеров. Согласно данным сельскохозяйственной переписи, в АПК Алтайского края работают 3468 крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей (самое большое количество в СФО). Также регион держит в Сибири пальму первенства по количеству личных подсобных и других индивидуальных хозяйств граждан со средней площадью в 0,5 га.

Всего на 2018 год погектарная поддержка аграриям региона из консолидированного бюджета превысит 946 млн рублей. Еще около 850—900 млн рублей смогут получить зернопереработчики в виде льготных кредитов (субсидии государства на разрыв ставки субсидии за счет бюджета). Но конкретно для фермеров предусмотрено не так много программ развития. В частности, согласно целевой программе «Поддержка начинающих фермеров в Алтайском крае» на 2017 год предусмотрено 13 000 тыс. рублей (столько же запланировано и на 2018 год). Еще 188,6 млн рублей было получено крестьянами в рамках программы поддержки начинающих фермеров, развитию семейных животноводческих ферм на базе крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных потребительских кооперативов (профинансированы 56 проектов).

Между тем вице-президент Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России Ольга Башмачкинова полагает, что реальное количество работающих фермеров гораздо больше, чем указано в статистике.

«Сейчас речь идет только об индивидуальных предпринимателях. Если мы возьмем объем выручки, которую производят только фермеры, то это 12% от всего валового объема продукции. Другое дело, что такое фермер. Это ведь не только тот предприниматель, который зарегистрирован ИП. Это и тот же крупный ЛПХ, который пока не зарегистрирован, это может быть и ООО, которое имеет небольшие объемы. Просто был период, когда фермеров заставляли перерегистрироваться в ООО. Поэтому реальное количество фермерских хозяйств, конечно, гораздо больше», — отметила недавно эксперт в передаче «Аграрная политика» на ОТР (Слова Башмачниковой цитирует сайт «Крестьянские ведомости»).

Вместе с тем, по её мнению, нужно помогать всем фермерам, а не только уже устоявшимся хозяйствам.

«Фермеры бывают разные. Простой пример: производство зерна. По итогам 2017 года рост составил 17%. Если в целом по Федерации — 11%, то у фермеров — 17%. То есть рост обеспечен в основном за счет крупных и серьезных производителей, которые уже используют технологии, у которых достаточно земли. А у нас же большая доля фермерских хозяйств — небольшие, которые не имеют хорошего технологического парка, оборудования. Многие из них действительно сводят концы с концами. И личные подворья сейчас не в очень хорошем состоянии», — отметила эксперт.

Напомним, по объёмам производства зерна и в первую очередь высококачественной пшеницы Алтайский край входит в первую пятёрку регионов страны, а зерновое поле Алтая — самое большое в России. Здесь производится в пределах 40% зерна от общего сибирского объема. В 2017 году валовой сбор зерна в Алтайском крае составил 5 млн 390 тыс. тонн. В крае выращиваются озимые и яровые зерновые культуры. Доля яровых культур составляет 96% от общей посевной площади зерновых, озимых (пшеница и рожь) — 4%. Но цены на продукцию и по сей день остаются ниже себестоимости не только в Алтайском крае, но и других хлебных регионах, а государственные меры направлены скорее на поддержку экспортёров зерна, а не крестьян.

Читайте также: Крестьянам — кукиш: государство субсидирует только экспортёров АПК

Алтайский фермер, руководитель крестьянской-фермерского хозяйства в Шипуновском районе Владимир Жданов одним из первых почувствовал на себе все «прелести» происходящих экономических процессов. И так называемую рыночную цену на алтайское зерно разложил на собственном примере:

«Покупка нормальных семян обойдется в 2000 рублей на гектар. Далее. На посев и уборку гектара зерновых уходит порядка 40 литров ГСМ (плюс дизельное масло). Это еще 1600 рублей. Затраты прошлых лет — 300 рублей на гектар. Зарплата с начислениями составляет как минимум 600 рублей на гектар. Внесение средств защиты растений и работа с ними — 1800 плюс 150 рублей за гектар. Из прочих расходов: перевозка транспортом — 80 рублей, обработка на току — 50 рублей, электроэнергия — 10 рублей, амортизация и текущий ремонт — 150 рублей. Всяких прочих общехозяйственных производственных затрат набегает около 200 рублей. Итого — 6940 рублей. Делим итог на полученную урожайность (12 центнеров с гектара), получаем приблизительную себестоимость — около 5700 рублей. А за крайнюю партию зерна мне заплатили всего 5075 рублей!» — пояснил Владимир Жданов.

Читайте также: Зерновая арифметика для государства: алтайский фермер разложил «полцены»

Прогноз о многочисленных банкротствах алтайских фермеров он считает наиболее вероятным. Между тем особые опасения у экспертов вызывает тот факт, что большинство зарубежных игроков российского рынка агарных угодий — настоящие иностранцы, а не вышедшие из офшоров «дочки» предприятий отечественных олигархов. По данным консалтинговой фирмы BEFL, 27 компаний владеют в России наделами, превышающими 50 000 га каждый

Читайте также: Не доедим, но вывезем: в России вновь видны революционные предпосылки

«На сегодня компании, основными соучредителями которых являются пенсионные фонды США, Швеции, Норвегии и ещё ряда стран, контролируют миллионы гектаров сельхозземель. Об этом сообщали наши фермеры из Рязанской, Курской, Воронежской областей, с Дальнего Востока», — отмечал в 2017 году председатель совета ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств России (АККОР) Вячеслав Телегин.

Вот и выходит, что сигнал SOS обрел новый смысл — «Спасите наши сёла!». И это действительно начинает пугать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail