Мэр Москвы Сергей Собянин за последние годы успел заработать сомнительную репутацию — тому поспособствовали и застройка культурно-исторических земель, и нашумевшие сносы гаражей и торговых павильонов, и, конечно же, пресловутая реновация. Сомнительные, подчас неожиданные решения, принимаемые «в интересах города», но без учёта мнения самих москвичей, приобрели такой размах, что уже идут в открытое противоречие не только с мнением жителей столицы, но и с общегосударственной повесткой. И дело здесь не только в умении создать социальную напряжённость в крупнейшем городе России прямо накануне президентских выборов, но и в более долгосрочных «стратегических» вопросах.

Плёс
Плёс
Марина Захарова © ИА REGNUM

Читайте также: Путин: Исторические города России могут стать туристическими центрами

В своём желании наращивать экономическую и территориальную экспансию московской агломерации столичный градоначальник уже не раз выдвигал рекомендации по общегосударственной политике в миграционных и экономических вопросах. Взяв на вооружение аргументацию главы Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, мэр Москвы призывает накачивать столицу населением, материальными и земельными ресурсами ради экономии на транспортных издержках и роста производительности труда.

Можно вспомнить о его выступлении на Общероссийском гражданском форуме в рамках дискуссии «Будущее экономики страны: роль агломераций» в конце ноября 2017 года. Тогда московский мэр заявил о том, что в Москве производительность труда в 2,5 раза выше, чем в среднем по России. А с сельской местностью и вовсе сравнивать нечего — тут наблюдается, по словам мэра, вовсе пятикратный, а то и семикратный разрыв.

Отсюда последовал неумолимый вывод о трудовой занятости «лишних» 15 млн жителей сельской местности России:

«У нас в сельской местности проживает условно «лишних» 15 млн человек, которые для производства сельскохозяйственной продукции с учетом новых технологий производительности в селе по большому счету не нужны», — подчеркнул Собянин.

Неоднократно московский мэр подкреплял эти рассуждения и тем, что Москва генерирует неисчислимое количество богатств, тем самым поддерживая и укрепляя федеральный бюджет и создавая ресурс для трансфертов в те самые «неэффективные» регионы.

Торжок
Торжок
Марина Захарова © ИА REGNUM

И всё это можно было бы не вспоминать — в конце концов, не так уж и мало инициатив у представителей власти, которые вызывают сомнения в целесообразности у экспертов и простых наблюдателей, — если бы не тот факт, что планы Собянина явно не вяжутся с попытками властей обеспечить равномерное развитие регионов. Удивительно диссонирует риторика московского градоначальника и с многочисленными заявлениями о намерении развивать в России внутренний туризм. Например, накануне, 17 января, президент России Владимир Путин призвал активно развивать российские малые культурно-исторические центры.

«Каждому малому городу и историческому поселению важно тщательно проанализировать все свои возможности и конкурентные преимущества, определить основные направления для развития, в том числе и для малого бизнеса, для туризма», — сказал Путин на встрече с участниками Форума малых городов и исторических поселений в Коломне 17 января.

Читайте также: Путин пообещал малым городам еще 5 млрд рублей

По мнению президента, малые города могли бы стать «действительно по-настоящему большими центрами — большими с точки зрения туризма, с точки зрения развития искусства, экономики, культуры, науки». При этом он отметил, что последнее время такие примеры новых курортов, региональных деловых и туристических центров только растут.

Если на поверхности риторика Кудрина-Собянина ещё может показаться вполне совместимой с помощью моногородам и тем более различными локальными культурно-историческими проектами, то как только вопрос помещается в контекст общегосударственного развития, становится понятно, что это взаимоисключающие векторы развития.

Читайте также: Имидж и лицо государства — Чубарьян о значении малых городов

Как заявил корреспонденту ИА REGNUM директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв, в российских условиях огромные агломерации не просто политически нецелесообразны, но и бессмысленны экономически.

«Такого рода агломерации — это и политически опасно для целостности страны, и экономически бессмысленно, потому что берётся в расчёт только первый финансовый шаг. Страна, которая не осваивается — её нет. Сводить всё к агломерации, как у американцев — при том что у них фермы размером с пол-Европы каждая, на которых работает 5 человек, а всех остальных свезли в Чикаго, — ещё можно понять. И то даже они на это не пойдут. А свозить в огромной стране с плохими дорогами всех в несколько больших городов — это значит забыть про страну», — заявил Журавлёв.

Руза
Руза
Марина Захарова © ИА REGNUM

Эксперт уточнил, что агломерации, конечно, дают непосредственный позитивный эффект благодаря концентрации ресурсов, на который и обращают внимание сторонники развития таких гигантских центров. Однако непропорциональное развитие крупных городских агломераций будет иметь вредные долгосрочные последствия для национальной экономики в целом.

«Это правда, что так экономически выгоднее. Но дело в том, что экономика шире, чем финансы», — подчеркнул директор Института региональных проблем.

«Представьте себе агломерацию размером с 20 млн, а именно о такой говорил наш мэр — где они все работают, 20 млн? Такая логика опирается на то, что если они не работают в банке, они работают в магазине. Всё время логика города Нью-Йорка. Но для того, чтобы работала сфера услуг, должны быть те, кто покупает эти услуги», — указал он.

По его словам, логика алгомераций в этом смысле фактически сводится к логике финансового капитала — поскольку как только встаёт вопрос о предприятиях реального сектора, бесконечная концентрация ресурсов становится на определённом этапе просто контрпродуктивной.

«Промышленность требует больших площадей, она воняет. Можно свезти все в агломерации, но это уже Лондон конца XIX века, над которым солнце не светило. Это означает, что вы уже отказываетесь от всех видов промышленности, кроме высокотехнологической. А где она у нас? Она нужна, её надо делать, это путь вперёд, но куда тогда девать химию с металлургией? Что делать с теми отраслями, которые не могут работать компактно и по чисто технологическим причинам? Агломерации лучше только тогда, если у вас главное — это офисы и банки», — указал Журавлёв.

При этом падение численности населения в отдалённых регионах, запустение деревень и сокращение малых городов лишь ещё сильнее будет способствовать ухудшению дорожной системы в стране, а с сокращением мобильности станет затратнее и содержание крупных транспортных артерий — там, где нет людей, нет и дорог.

«Логика Кудрина и мэра к тому и сводится, что чего мучиться, раз дороги у нас всё равно плохие? Но казахи, китайцы — они-то будут строить дороги на нашей территории, им товары во Францию вывозить. Американцы 7 млрд Казахстану на что дали? На строительство дорог, по которым на американские деньги будут ездить китайские товары. И в этих условиях мы собираемся эвакуировать население с этих территорий, чтобы нам досталось как можно меньше», — отметил политолог.

Рыбинск
Рыбинск
Марина Захарова © ИА REGNUM

Наконец, развитие сферы услуг — в том числе и культурно-исторических центров, внутреннего туризма, — не может происходить изолированно от развития общей региональной инфраструктуры. Эта проблема наглядно проявилась на примере моногородов, где была произведена попытка скомпенсировать занятостью в сервисах упразднение градообразующих предприятий:

«Но если у вас все работают на одном заводе, а завод закрыли, то сфера услуг не разовьётся, сколько бы туда кредитов не вогнали, просто потому, что некому услуживать. То же самое и здесь — если у нас люди только в банках и сфере услуг, то через некоторое время у сферы услуг начнутся проблемы», — отметил Журавлёв.

В этой связи развитие региональных центров и сельских территорий будет эффективным только при комплексном подходе и, как это ни парадоксально, изолированное развитие туристических проектов при пренебрежительном отношении к другим сферам если и будет возможным, то обернётся огромными затратами и неэффективностью.

По мнению директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлёва, использование культурно-исторического потенциала малых городов действительно могло бы стать локомотивом развития целого ряда малых населённых пунктов и их соседей, но для этого нужны дополнительные вложения, в первую очередь в транспорт и сферу услуг.

«Это можно сделать, здесь нет проблем, и президент тут абсолютно прав. Вопрос именно в том, чтобы взять и сделать. Траншею вырыть тяжело, но не сложно. Тут то же самое: тут нет сложности, тут есть труд, и его придётся вложить много. Но если его вложить, всё будет нормально», — полагает Журавлёв.

Малые города должны стать не только транспортно доступны, но в них должны появиться гостиницы современного уровня, потому что в гостиницу, построенную в советское время, иностранные туристы не поедут. При этом вложиться в инфраструктуру в обоих смыслах должна именно Федерация, потому что у местных бюджетов для таких проектов ресурсов не хватит, убеждён эксперт.

«Так у нас деньги распределены — просто потому, что распределение денег по уровням бюджетов таково, что в основном всё попадает на уровень Федерации, и это, кстати, заслуга господина Кудрина», — заявил Журавлёв.

«Главная эмоция современного человека — это скука. Культурно-исторический туризм имеет больший потенциал, потому что там каждый раз что-то новое. Советский Союз этим занимался — Золотое кольцо, — но у него и уровень сервиса был советский. Если вы вместо советского создадите нормальный сервис, то это заработает. Но в это надо вложиться, и если средства с федерального уровня можно будет переносить на местный и при этом их не украдут — то задача сведётся к тому, чтобы воспроизвести советскую практику, но на более высоком технологическом уровне», — добавил политолог.