Как избавиться от «умирающих» посёлков Дальнего Востока?

Всерьёз за «головную боль» властей всего региона взялись на Сахалине

Южно-Сахалинск, 18 января 2018, 07:19 — REGNUM  «Умирающие» посёлки, разбросанные по тайге, вдоль рек и небольших бухточек, без подъездных дорог, современной инфраструктуры и работы для населения — одна из острейших проблем Дальнего Востока. Всерьёз заняться решением этой проблемы решили депутаты Сахалинской Облдумы.

Читайте также: Один выпускник на село: в сахалинских деревнях почти не осталось детей

История вопроса

При всех бесспорных успехах руководства СССР в развитии Дальнего Востока, был допущен серьёзнейший и грубейший просчёт: тысячи стационарных населённых пунктов были созданы при ресурсодобывающих предприятиях, там, где нужна была просто вахта. Потом Советский Союз прекратил существование. А в тех точках, где заготавливали древесину, добывали золото, другие полезные ископаемые, ресурсы закончились, бизнес ушёл. Бизнес ушёл — а посёлки с людьми остались. Сегодня Дальний Восток имеет то, что имеет, печальное наследие необдуманной политики: полупустые поселения возле выработанных шахт на Колыме, в Якутии, на Сахалине, полуразрушенные несчастные посёлки в Хабаровском крае, вдоль железнодорожного полотна, где поезда даже не останавливаются — притормаживают.

В этих поселках, тем не менее, живут ещё люди. Точнее — выживают. В посёлках имеются котельные, там обязательно должны быть фельдшерско-акушерские пункты, школы, детские сады, клубы. В смысле экономики содержание таких поселений — чистой воды разорение для бюджета. Но никуда не денешься — содержать нужно.

Добавим, что гигантские затраты, что называется, не в коня корм: в том смысле, что счастливее обитателей этих поселений бюджетные деньги не делают. Люди маются без работы, без современной медицины и прочих отличительных черт XXI века.

Все начинается с закона

На Сахалине сегодня насчитывается 38 «умирающих» поселений. О многих из них не раз рассказывало ИА REGNUM. Например, о сахалинских деревнях, где школы в 2017 году выпустили по одному выпускнику — детей нет. Или о селе Мгачи, где люди живут в полуразрушенных домах, в аптеке нет дверей, а в очередь за хлебом, который привозит машина из райцентра, нужно записываться заранее. Бывший шахтёрский посёлок влачит сегодня жалкое существование. И не только он — такая же судьба постигла и другие шахтерские посёлки: все шахты на Сахалине выработаны и закрыты, крупная компания реализует масштабный инвестиционный проект на Солнцевском угольном разрезе, но это уже совсем другая история.

В некоторых сёлах проживает всего по несколько человек. Между тем, расходы бюджета на содержание этих поселений весьма значительны: нужно поддерживать электроснабжение, расчищать дороги в самые снежные в мире сахалинские зимы, обеспечивать водоснабжение, организовывать транспортное сообщение и проводить ещё очень много жизненно-важных мероприятий.

«Вопрос этот уже поднимался депутатами прежних созывов. Но, увы, результатов это не дало. Закон, с которого всё начинается, так и не появился. Хотя всё равно властям приходилось заниматься расселением самых проблемных сёл — Тихменево, Тельновское, Трудовое, Соболиное. Из-за отсутствия регионального закона возникало очень много проблем, часть из них не решена до сих пор. Некоторые люди вернулись обратно в свои «умирающие» сёла, в ветхие жилища», — рассказал депутат Александр Болотников.

Возвращаются селяне по простым причинам: на новом месте жительства нет возможности заниматься сельским хозяйством, нет работы.

Сегодня в областном парламенте говорят о необходимости разработки чёткого механизма переселения граждан. Одно из наиболее приемлемых предложений — предоставление гражданам сертификатов на приобретение жилья, с правом выбора места жительства в Сахалинской области.

Представители регионального правительства особо подчеркнули, что, кроме механизма переселения, необходимо разработать механизм обязательного закрытия таких сёл — чтобы люди туда не возвращались.

«Это очень сложный вопрос и с точки зрения законодательства решается многоступенчато. Я считаю, что малонаселённые сёла необходимо закрывать, но при этом должны быть соблюдены все законные права и интересы людей. Это, в том числе, и вопросы права собственности граждан на дома, земельные участки. Рабочей группе предстоит выработать реально действующие, работающие механизмы решения всех этих вопросов. Мы должны разработать такой закон, чтобы полностью закрыть «умирающие» населённые пункты и решить наконец раз и навсегда этот вопрос на Сахалине», — сказал руководитель профильного комитета Облдумы Анатолий Кочнев.

Читайте также: Развитие ДФО: сахалинское село голодает, хлеб — по записи

Как сообщало ИА REGNUM, развитие городов и постепенная ликвидация малонаселённых посёлков и деревень — одно из важнейших условий развития Дальнего Востока. О необходимости развития крупных городов ДФО говорят многие эксперты. Иностранные инвесторы — соседи по АТР, где очень много густонаселённых городов, также рассматривают для успешного бизнеса только города — миллионники. Таких в ДФО пока нет. Зато очень много полупустых посёлков, где жители влачат жалкое существование, которое даже полноценной жизнью назвать нельзя.

Закон, который сегодня взялись разрабатывать на Сахалине, очень нужен, например, и Хабаровскому краю, где также много подобных населённых пунктов. Об одном из таких не раз сообщало ИА REGNUM. Это посёлок Токи в Ванинском районе. Посёлок возник при строительстве железной дороги как некая «вахтовка», выбор места для стационарного населённого пункта не был обусловлен ни наличием плодородных земель, ни благоприятным климатом. Но, тем не менее, вместо того, чтобы оставить «вахтовку» «вахтовкой» — создали полноценный населённый пункт. Впрочем, вряд ли его можно назвать полноценным. Люди не живут — мучаются. К тому же вокруг посёлка сегодня кипят огромные стройки, строятся крупные порты, развивается железная дорога. И вроде бы даже принято решение о строительстве новых домов в некотором отдалении от строительства, но когда это будет и устроит ли жителей их новая жизнь — пока большой вопрос.

Ещё один железнодорожный посёлок — Высокогорный — всё в том же Ванинском районе, давно стал головной болью для региональных и муниципальных властей. Посёлок расположен в глухой тайге, когда-то там было расквартировано крупное железнодорожное подразделение. Но — времена меняются, а люди остаются. Примеры можно приводить ещё и ещё. Остаётся надеяться, что разработанный на Сахалине закон послужит примером для появления аналогичных документов в других регионах ДФО.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail